Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

29.12.2006 | Борис Макаренко

Реальность, разрезанная бритвой

За минувший год в нашей политике расплодилось невероятное множество новых идеологических конструкций. Все понятно: власть готовится к выборам, а потому пытается создать максимальное количество инструментов, управляющих общественно-политическими процессами.

Увы, избранный для этого метод "умножения сущностей" скорее порождает, чем решает проблемы. Известный принцип "бритвы Оккама", сформулированный средневековым монахом-францисканцем Уильямом Оккамом (а на самом деле - Аристотелем) гласит: "не умножайте сущности сверх необходимости", потому что избыточные сущности мешают мыслить, принимать решения, тем более - добиваться целей.

Сколько, например, новых сущностей создано в идеологической сфере! Сколько нового и интересного... Только вот интересное не ново: что Запад нас не любит, с ним надо конкурировать, но и сотрудничать - это что ли новое? Или то, что не бывает единых рецептов демократии, тем более - навязанных извне? Что не стоит ставить в пример иракскую демократию - это понятно не только нам, но и всему миру, и даже всей Америке, кроме северо-западных кварталов Вашингтона, где сосредоточены правительственные учреждения.

Может, если интересное не ново, то хотя бы новое интересно? Например, тезис о "великой энергетической державе"? Мысль, конечно, амбициозная. Только первая попытка применить "энергетическое оружие" против Украины в начале года (при том, что боролись за совершенно законный коммерческий интерес) обернулась резким недоверием к нам со стороны всей Европы и тупиком на энергетических переговорах с Евросоюзом осенью. И выход из этого тупика - через компромисс, а не запирание кранов на трубе. Как и всяким оружием, нефтегазовым нужно учиться пользоваться, а то получится самострел. А вероятность достижения компромисса тем выше, чем меньше понятие "сверхдержавы" используется во внутренней и внешней пропаганде, и чем больше - в кулуарных переговорах.

Еще одна новая сущность - праздник 4 ноября. Как считает Виталий Третьяков, у "Дня национального единства" уже есть все - легитимность, историчность, значимость - кроме эмоционального заряда. Но праздник тем и праздник, что создает эмоциональный настрой, чувство радости и сопричастности событию, которое значимо для всего твоего народа. А праздник без эмоции - как шампанское без пузырьков или Новый год без елки - разочаровывает и не заводит.

Может, родилось что-то по части "особого пути" России к демократии? Что нам не надо, как в Ираке, - понятно, что не надо, как на Украине, - ну, допустим. Что не надо под иноземным давлением - конечно. А как надо-то? В чем наш уникальный демократический опыт или ни на что не похожий эксперимент? Клянусь, перечитал все, что на эту тему написано, но кроме трескучих лозунгов практически ничего не нашел. А то что получается: в одном законодательном пакете отменяем минимальную явку на выборы, заявляя, что нигде в мире такого нет, так пусть и у нас не будет, и тут же резко ограничиваем право критиковать оппонентов в предвыборной агитации, но ни на кого не ссылаемся. Потому что не на кого: нигде в мире нет огульных запретов на критику оппонентов по избирательной кампании. В этом, что ли, наш уникальный опыт демократии? Может, еще скажете, что запрет на критику опирается на тысячелетнюю русскую культуру?

Или вот во всем мире есть правило: выигрываешь выборы - идешь работать в парламент, потому что ты завоевал доверие избирателей. Но нам ведь чужой опыт не указ: три десятка губернаторов (плюс пара мэров и ректоров, куча спортсменов и артистов) выдвигаются в Думу во главе списка - но ни в какой парламент не собираются. Или лидеры партий (разных - как властных, так и оппозиционных), которые идут на выборы в 14 регионах сразу. Хорошо, что господин Белых - человек молодой, ему здоровья хватит работать в 14 парламентах. Или... нет, я даже помыслить не могу, что лидер либеральной (!) партии собирается так дешево обманывать избирателя. Впрочем, он просто повторяет то, что до него делали партии, для которых "либерализм" - слово почти ругательное (читай определение Борисом Грызловым "суверенной демократии" как антипода "либеральной"). Так что получается: люди голосуют за одних кандидатов, занимающих первые места в списках, а в думах сидят совсем другие. Такой вот уникальный опыт российской демократии.

Кстати, о партиях. Казалось бы, здесь умножения сущностей не произошло. Наоборот, число партий арифметически резко сократилось - с полусотни до полутора десятков. Но именно что арифметически. На самом же деле что десять лет назад (при 43 партиях в избирательных бюллетенях), что сегодня есть десяток партий с электоральным потенциалом выше нуля, из которых 4-6 могут реально пройти в Думу. А остальные - не более чем "сущности, умноженные сверх необходимости". Не беда, что многие из этих "псевдосущностей" канули в небытие - туда им и дорога. Беда в том, что у оставшихся с сущностью не все ладно.

Отдадим должное "Единой России": за пять лет своего существования она приблизилась к роли доминантной партии. Взгляните на ее региональные организации: все прежние недруги - губернатор с мэром, конкурирующие бизнес-структуры, консерваторы и социалисты, блондины и брюнеты - все вынуждены встраиваться в единую партийную вертикаль. "Утрамбовывание" идет со скрипом, иногда со скандалом (возьмем, например, Мурманскую партийную организацию) программа эклектична, повадка тяжеловесна. Но только так и могут рождаться широкие элитные коалиции правоцентристского толка, которые во многих странах подолгу стояли у руля в посткризисные периоды (вспомним немецких и итальянских христиан-демократов, французских голлистов, японских либерал-демократов). Но у тех партий были реальные оппоненты, которые не могли победить на выборах, но заявляли альтернативные программы и позиции. В борьбе с ними доминантная партия не могла позволить себе "забронзоветь", понаделать ошибок, наконец - свалиться в авторитаризм. У нас же оппоненты "партии власти" если на что и способны, так это соревноваться друг с другом и с "Единой Россией" по части патерналистских и популистских обещаний. И даже новообразованная "Справедливая Россия" пока набирает очки преимущественно на том, что "единороссы", убоявшись утратить монополию на благосклонность Кремля, громогласно и эмоционально обличают новорожденную партию, впрочем, практически не вступая с ней в спор по существу партийных программ. Получается, что "партия власти" ведет бой с собственной тенью, а такой бой по определению нельзя выиграть - можно только покалечиться самому.

Если партии у нас - "псевдосущности", то, может, где-то в другом месте появляется столь нужная стране оппозиция? Вот родилась на свет "Другая Россия" во главе с экс-премьером с президентскими амбициями. Год назад казалось, что из него может получиться российский Ющенко. Но зачем же тогда г-н Касьянов создал новую сущность, вступив в союз с левыми и правыми уличными радикалами? Маргинальная публика за него все равно не проголосует - слишком он статусный и вальяжный. Единственно возможный ответ примитивно прост: Михаил Михайлович чает себя не Ющенко, а Милинкевичем: в Белоруссии - в отличие от Украины - оппозиционный кандидат в президенты заведомо не имел шансов выиграть выборы, зато смог, получив поддержку "улицы", стать "жертвой режима", которую охотно принимают на Западе и которая в случае краха этого режима становится весьма интересной политической фигурой.

Возможно, именно такие "псевдосущности" и составляют главную угрозу для спокойного развития России. Не потому, что они опасны сами по себе, а потому что власть реагирует на них неадекватно. Там милиции нагонит с собаками и вертолетами против оппозиционного митинга (и тем создаст ему рекламу), здесь - понавтыкает рогаток в избирательное законодательство, в которых сама потом и запутается (попробуй теперь в разгар предвыборной кампании обвинить оппозицию в пустобрехстве или популизме - критика-то запрещена). Или устроит идеологический спор, который мало кому интересен за пределами столичной тусовки, или будет тешить себя иллюзиями, что в стране развивается партийная система. Жизнь-то идет вперед и ставит реальные проблемы, а энергия власти уходит на борьбу с призрачными сущностями.vЗавершается последний спокойный год перед большими выборами. Наступает время для принятия решений, которые надолго определят вектор развития страны. А потому - добрый совет: чтобы мозги работали четко - не умножайте сущности сверх необходимого.

Статья опубликована в «Московских новостях», № 50, 2006 г.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net