Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

О прошлом - для будущего

19.01.2007

Татаро-монгольская безответственность

Лидер Народной партии, которая сегодня объединяется со «Справедливой Россией», депутат Госдумы Геннадий Гудков считает, что «у российской элиты есть неистребимые черты, которые переходят из эпохи в эпоху. Но, естественно, каждое время накладывает свой отпечаток. Российскую элиту все время трепали бури истории – это одна из ее отличительных особенностей. Еще одна ее черта - повышенная выживаемость, которая достигается за счет потери других важных качеств. Наша элита труслива, неспособна к организационной деятельности и до безобразия компромиссна. Зачастую она просто неспособна вести за собой общество».

- В чем отличительные особенности элиты 90-х?

- Вообще, она была крайне разношерстной. Можно было пробиться наверх благодаря личным качествам, но одновременно с этим 90-е - это была волна, которая выносила наверх много пены: людей, которые просто воспользовались удобным моментом. Элита 90-х – это и яркие личности, и люди совершенно «никакие» по своим деловым и моральным качествам. Тот же Ельцин в известной степени был случайным человеком. Нет, логике исторических событий его президентство соответствовало, но Ельцин не был представителем политической элиты в западном смысле этого слова.

Многие наиболее яркие элементы элиты 90-х составили элиту 2000-х, обретя за эти годы новые управленческие навыки и опыт. Но одновременно с этим мы сегодня имеем приток в элиту огромного количества чиновников. Общая бюрократизация общества напрямую отразилась и на процессе формирования элиты. Она стала менее разношерстной, более однородной. Когда я говорю об однородности, я имею в виду, что значительную часть нынешней политической элиты составляют высшие бюрократические чины, которые привнесли в политику свои правила: интриги, аппаратную борьбу. В значительной степени исчезло такое качество, как самобытность. Почти совсем исчезла полемика. Элита, с одной стороны, стала более профессиональной и однородной, а с другой, менее яркой, более замкнутой и серой. Интриги теперь часто подменяют собой открытую политику, а возможность принимать решения благодаря «близости к телу» - политическую борьбу.

При этом у нынешней элиты чрезвычайно развит коммерческий дух. Я считаю, что хорошего в этом ничего нет, потому что она не выполняет своей главной задачи – оберегать государство и общество от возможных опасностей, которых сегодня масса.У нынешней элиты по сравнению с элитой 90-х исчез блеск в глазах, или он появляется только тогда, когда речь заходит о коммерческих интересах. Идеи служения государству непопулярны, а государственная служба используется как механизм сохранения материального благополучия. Отсюда массовая коррупция, которая начинается, конечно, сверху, потому что рыба гниет с головы.

- В чем отличие нынешних механизмов ротации российских элит от тех, что существуют на Западе?

- На мой взгляд, мы напрасно отказались от многих демократических механизмов формирования элиты. Россия в немалой степени обязана наличию ярких личностей в руководстве страны именно тому факту, что в течение 10-12 лет работали демократические механизмы прихода во власть. Несмотря на их, в российском случае, несовершенство, именно выборность на всех уровнях дала нам многих талантливых руководителей. А сейчас мы отказываемся от выборов в пользу аппаратных договоренностей. Даже если пока мы почти не чувствуем потерь от этого, они еще обязательно проявятся. Советский Союз погубили не нефтяной кризис и не сверхвысокие военные расходы, а застой в элите и как следствие застоя - вырождение элиты. Когда руководство страны многие годы осуществлялось не теми, кто пришел в результате политической борьбы, а в результате лести, аппаратных интриг и прочих вещей, которые всегда востребованы в жестко выстроенной пирамиде власти. Конечно, эти люди не смогли вовремя распознать опасности и предотвратить ее. И Горбачев, и Шеварднадзе, и Туркменбаши оказались не способны принять спасительных решений.

И сегодня мы вновь отказались от механизмов открытой борьбы и ротации кадров. Это приводит к тому, что многие достойные люди остаются невостребованными. Мы снова скатываемся в эпоху усредненной личности в элите. И если мы не изменим системы, то обязательно придем к тому же результату.

Причем первые шаги президента Путина были правильными – ограничения количества губернаторских сроков, судебная реформа, административная реформа. Жалко, что они завязли и утопли в бюрократических механизмах и, в конце концов, были спущены на тормозах. Если бы эти реформы были осуществлены до конца, Путин мог бы стать одним из великих реформаторов. Но мы вернулись к традиционной российской вертикальной власти со всеми ее минусами. Надо было перетерпеть тот сложный момент формирования демократических традиций, формирования элиты. А мы, не дождавшись ощутимых положительных результатов, вернулись к старой системе, которая сейчас уже содержит больше пороков, чем то, что было в 90-х годах.

- Партийная система должна быть аккумулятором элит и одновременно механизмом их мирной смены. Может ли наша партийная система выполнять эту функцию?

- Партии, которые существуют в развитых странах, являются своего рода механизмами выработки коллегиальных совместных решений, которые выражают консолидированную точку зрения широких слоев населения и позволяют реализовывать ее через исполнительные органы власти.

Но у нас партии и парламент отстранены от реального управления страной. Дума играет роль лишь некого совещательно-рекомендательного органа. При таком условии, не может получить широкого развития политическая партийная система - теряется главный смысл выборов.

Потому что независимо от доверия населения управление страной остается в руках других лиц, которые с партиями связаны чрезвычайно мало.

Вот сегодня «Единую Россию» называют партией власти. Но нет ни одного министра, который бы пришел во власть благодаря этой партии. Зато есть и развиваются механизмы адаптации партии к управлению.

Хотя очевидно, что будущее развитие государства связано только с развитием партийной системы, реальных политических партий. Потому что другого механизма управлять страной не существует. Партии - это единственный разумный способ политического структурирования общества. Либо жесткая диктатура и авторитаризм, либо партийное многообразие, которое придает любому государственному устройству демократический характер и коллегиальность принятия решений.

Поэтому, несмотря на то, что сегодня настоящих партий нет и практически нет условия для их осмысленного применения в сложившейся политической системе, это не означает, что нам не надо их строить. Надо.

- Играет ли элита роль посредника между «сувереном» и народом, вырабатывает ли идеи общенациональной значимости?

- Первое лицо государства – часть элиты. И элита должна влиять на него, а не наоборот. В том, каким образом это влияние должно осуществляться, мы и отличаемся от развитых стран.

У нас элита – это некое промежуточное звено между «государем» и народом. И в этом элита должна не только «государя» винить, но и саму себя – за покорность и за отсутствие готовности отстаивать свою точку зрения, за желание встроиться любыми способами в систему, сохранить себя при любых условиях. Это главные недостатки нашей политической элиты.

А то, что обратной связи между властью и обществом нет, следствие ужесточения государственной системы. Механизмом налаживания этой связи являются в первую очередь выборы. Для этого они должны быть честными и максимально изолированными от административного фактора. Вторым по важности механизмом обратной связи должны быть СМИ. Но для этого они должны находиться не под государственным контролем, а под общественным. И, в-третьих, таким механизмом должны быть парламент и политические партии. Именно они должны получать дивиденды (как положительные, так и отрицательные) за действия власти. Но такое возможно только в том случае, когда они уполномочены решать важные вопросы.

Сейчас у нас безответственные органы законодательной власти: и обе палаты парламента, и политические партии, поскольку де-юре они еще наделены какими-то полномочиями, а де-факто – нет и не могут отвечать за результаты своей деятельности.

У нас за все отвечает президент. И за все хорошее, и за все плохое. Но на самом деле ответственность должны нести все политические структуры. Не должен за все отвечать один человек. Партии и парламент сегодня в России заменяются неким «окружением» президента, которое и влияет на принятие решений. Но люди, ответственные за судьбы страны, суть не выборные лица. По каким принципам формируется эта команда, неясно. В то время как критерии выбора людей, принимающих государственные решения, должны быть объективными – политическая полемика и выборы. Лучшего механизма не до сих пор не придумано. По принципу «кто с кем работал раньше», элиту формировать нельзя.

Причем все это можно наблюдать не только на федеральном, но и на региональном уровне. Наступило время команд. Приходит в регион новая команда и начинает действовать в отрыве от уже сложившейся в регионе элиты. Подобная ситуация чревата конфликтами, апатией и равнодушием тех, кто остается «не у дел» - что в сумме приводит к снижению уровня управления регионом. Потому что политическая борьба начинается там, где она совсем не нужна, а напротив, требуется слаженная совместная управленческая работа. Когда же у людей нет никаких общей целей… Если люди становятся государственными чиновниками случайно, это снижает эффективность работы государства, а то и вовсе парализует ее.

Командный метод формирования элиты на каком-то этапе может давать положительные результаты, но в конечном итоге приводит в застою и прекращению управленческой ротации.

- Какая элита нам нужна сейчас?

Сейчас востребована больше всего лояльность. А на самом деле нашей элите очень нужна самостоятельность мышления, нужно иметь стремление служить отечеству (без пафоса, не на словах, а в душах и на деле), а не собственному благосостоянию. Нам не хватает настоящих государственников, готовых генерировать государственную политику по всем направлениям. Сегодня огромный дефицит разумной государственной политики во всех важных сферах. Мозги заняты не тем - ими овладела или апатия, или жажда наживы. Склонность к тактическому, сиюминутному мышлению у элиты является колоссальным минусом системы. Многие живут сегодняшним днем. Но дело в том, что завтра могут возникнуть проблемы, которые невозможно будет решить сегодня, потому что их надо было решать вчера или даже позавчера.

Дай Бог, чтобы мы нашли способы решения этой проблемы.

Но в России, надо сказать, нечто подобное уже было. Часто подобный недальновидный стиль мышления приносил наказание самой политической элите, которая в итоге страдала от возникших в результате ее недосмотра политических катаклизмов. Например, царская элита. Неспособность видеть очевидное привела к тому, что она была просто уничтожена. В 30-х годах уже новая партийная элита также не увидела опасности, которая угрожала ей самой и всей стране. Это наказание за политическую слепоту.

Исторически эту черту нашей элиты – безответственность - можно проследить еще со времен татаро-монгольского ига, когда российская элита выживала за счет сильного соседа. Князья не могли объединиться, предпочтя быть вассалами хана и плести интриги друг против друга.

У нашей элиты есть и еще одна идиотская черта – неумение учиться на исторических ошибках. Многие и сейчас говорят: «Ничего страшного не будет, пронесет». Меня удивляют такие речи, я часто говорю коллегам: «Россию трясет каждые 25-30 лет. Так на чем зиждется ваша уверенность в том, что на этот раз все плохое уже произошло?». Я понимаю, что так могут говорить швейцарцы, которые уже 200 лет живут в мире, или англичане, у которых кроме Второй Мировой войны тоже давно не было политических потрясений. А мы какое имеем право быть такими беспечными?

Для того, чтобы наступило время благоденствия, надо трудиться и бороться, что-то делать, что-то менять, а не сидеть на печи. Эта печь, на которой сидел Емеля – тоже наш русский символ. Позиция нашей элиты – позиция страуса – засунуть голову в песок, потому что так не страшно.

Политическая элита всегда ответственна и всегда виновата за все плохое, что происходит в стране, и сложить с себя вину никому не удастся. Это мало кто понимает, к сожалению. Что мы все, независимо от занимаемых должностей, все, кто относится к элите и занимается государственной деятельностью, несем ответственность за настоящее и будущее страны.

Подготовила Любовь Шарий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net