Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

24.01.2007 | Сергей Романенко

Сербский лабиринт

21 января в Сербии состоялись парламентские выборы. Задолго до назначения их даты было ясно, что новому составу Скупщины и ответственному перед ним правительству предстоит принимать нелегкие и непопулярные решения о судьбе страны. И связано это отнюдь не только с определением статуса Косово, но и с необходимостью активизировать и завершить насущные, но из-за отсутствия политической воли превратившиеся в вялотекущие социальные, экономические и политические реформы. Ныне стало совершенно очевидно, что для Сербии уже окончательно вышел лимит исторического времени, когда она должна сделать выбор направления своего развития – либо этнический национализм, автаркия, конфликты с соседями с возможным дальнейшим распадом государства, либо постепенное болезненное, но неуклонное присоединение к «большой Европе» путем налаживания эффективной экономики и создания прочной государственности.

Во втором варианте развития Сербии объективно заинтересованы не только сами граждане Сербии, хотя многие из них это не до конца осознают, но и соседние государства. Слабая Сербия, нарушив баланс сил, продолжала бы быть постоянным источником нестабильности и конфликтности на Балканах, уставших от войн ХХ века.

Хотя официальные результаты будут объявлены только 25 января, имеющиеся на нынешний момент предварительные данные позволяют нарисовать картину, которая в целом не перетерпит изменений. В голосовании приняло участие примерно 62% зарегистрированных избирателей. За «изоляционистско–националистический», консервативный вариант развития страны проголосовало около 40% их этих 62. К ним относятся избиратели формального победителя – Сербской радикальной партии (СРС) Воислава Шешеля – Предрага Николича (28,5% голосов), Социалистической партии Сербии (СПС) – наследников Слободана Милошевича (6%) и еще несколько процентов, доставшихся нескольким мелким партиям и коалициям, не преодолевшим 5-процентный барьер, необходимый для попадания в парламент.

«Модернизаторско-реформистский» вариант развития Сербии удостоился примерно такой же степени поддержки – 22,9% получила Демократическая партия (ДС) президента Сербии Бориса Тадича – 22,9%, партия Г-17+ Младжана Динкича – более 7% и, наконец, новая коалиция четырех партий, выступавших недавно за бойкот референдума по новой конституции – Либерально-демократическая партия (ЛДП) Чедомира Йовановича, Гражданский союз Сербии (ГСС) Весны Пешич, Союз социал-демократов (СДУ) бывшего министра юстиции Сербии Владана Батича и Лига социал-демократов Воеводины (ЛСДВ) Ненада Чанака – чуть более 5% (к ним также можно добавить некоторое число голосов, доставшихся не прошедшим в Скупщину партиям демократического и реформистского толка). Этот результат, показанный коалицией Ч. Йовановича, которую эксперты называют радикально-демократической (она была создана совсем недавно, в ходе подготовки к референдуму по принятию новой Конституции Сербии) стал наибольшей неожиданностью выборов. Второй, но скорее ожидаемой неожиданностью стало поражение партии Сербское движение обновления (СПО), возглавляемой некогда известным бунтарем, трибуном и писателем Вуком Драшковичем, занимавшим в уходящем в отставку правительстве пост министра иностранных дел.

Особое положение занимает показавшая третий результат (около 17%) Демократическая партия Сербии (ДСС) нынешнего премьер-министра Воислава Коштуницы. С одной стороны, она относится и относит себя к реформистскому крылу, с другой, считает себя «умеренными националистами». Иными словами, вероятно, если бы в ее названии не было слова «Сербия», она могла бы спокойно присоединиться к ДС. А если бы отсутствовало слово «демократическая», то она естественно вошла в националистический лагерь. Впрочем, некоторые сербские аналитики со все большей уверенностью говорят о принадлежности и самой ДСС, и ее лидера именно к этому последнему.

Подобное промежуточное положение ДСС и определяет ее в известном смысле ключевую роль в формировании будущего правительства. От того, насколько велики личные амбиции В. Коштуницы (а он вряд ли захочет расстаться с креслом премьера) и от осознания им своей личной ответственности за судьбу Сербии и зависит во многом исход и без того трудных переговоров о формировании нового органа исполнительной власти.

Однако на сам ход переговоров трех партий, ДС, ДСС и Г-17+, будут оказывать сильное воздействие не только сугубо внутренние (идеологические разногласия и личные амбиции), но и внешние факторы. В самое ближайшее время Марти Ахтисаари сделает достоянием гласности свой план определения статуса Косово. Если в нем краю будет предоставлена слишком большая степень фактической независимости или же будет упомянуто само это слово, переговоры ДС и ДСС станут еще более трудными. К этому надо добавить и еще один, чисто арифметический момент: если ДСС и Г-17+ выработают общую позицию, то число их депутатов будет почти (или полностью) равным числу депутатов ДС. Таким образом, так называемая «проевропейская» коалиция будет разделана на две равные части, что также не облегчит достижение соглашения.

В. Коштуница в ходе переговоров, безусловно, попытается разыграть карту союза с радикалами. Хотя эксперты полагают, что реальность осуществления этого полити ческого «брака» невысока – это означало бы утрату ДСС своей «промежуточной» самостоятельной роли и была бы равносильна самоубийству. Получившая почти вдвое больше голосов и хорошо отмобилизованная Радикальная партия не потерпит никакой самостоятельности от своего возможного партнера.

Существует и третий вариант – провал переговоров и новые выборы. Если это произойдет, ситуация станет очень опасной, поскольку реформистский электорат, не отличающийся дисциплиной, разочаровавшись, может проигнорировать новые выборы. А уменьшение активности избирателей пойдет на пользу радикалам, которые по итогам новых выборов могут стать не самой крупной, а единственной правительственной партией. Но тогда не только окружающему миру придется столкнуться с неуступчивостью людей, живущих мифами, стереотипами и фобиями. Наследникам В. Шешеля придется столкнуться с реалиями современного мира и взять на себя ответственность за те неизбежные решения, которую они сегодня пытаются свалить на других.

Сергей Романенко - ведущий научный сотрудник Института экономики РАН

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net