Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

26.01.2007 | Виталий Портников

Антитандем

Решение президента Киргизии Курманбека Бакиева не выдвигать кандидатуру Феликса Кулова на пост премьер-министра страны автоматически поставило крест на политическом союзе, гарантировавшем относительную стабильность нынешней киргизской системы управления. Эта стабильность обеспечивается вовсе не конституцией, не количеством преданных президенту или бывшему премьеру депутатов в парламенте и не экономическими успехами или неудачами. Она была гарантирована пактом о ненападении, который заключили Бакиев и Кулов перед президентскими выборами, проведенными вскоре после свержения Аскара Акаева.

Суть соглашения проста – Кулов поддерживает Бакиева и становится премьер-министром после победы последнего на выборах. В случае если один из участников соглашения теряет свой пост, другой добровольно покидает должность.

Таким образом, отказавшись предлагать парламентариям кандидатуру Кулова, президент Бакиев должен был бы заявить и о собственной отставке. Но, естественно, он расставаться с властью не собирается. И это, на первый взгляд, логично – в отличие от Кулова, Бакиев является общенародно избранным президентом страны. И отказ от полномочий – вопрос конституционного характера, а не политических договоренностей. Если бы президенты подавали в отставку всякий раз, когда им не удавалось договориться с парламентариями о кандидатуре премьер-министра, наступил бы хаос. Президент – гарант закона, а не договоренностей даже с очень авторитетным политиком.

Но на самом деле это не так. Главным результатом любой «цветной революции» является замена институтов закона, судопроизводства, парламентской демократии на право сильного. Тот же Бакиев сохранил власть во время «второй» революции в Киргизии только благодаря поддержке Кулова. Возможность вернуть часть из отобранных депутатами полномочий у него появилась также благодаря отставке премьер-министра, открывшей путь к одобрению «улучшенной» редакции основного закона. И теперь, в случае третьего неутверждения Кулова премьер-министром, у президента появлялась возможность распустить депутатский корпус, избранный еще при Акаеве, и провести внеочередные парламентские выборы. Но в этот самый момент Бакиев Кулова кинул – в лучших постсоветских традициях. На что рассчитывал Кулов, понять трудно. Почему Бакиев мог кинуть Акаева, своих соратников по оппозиции, которых он методично выдавил из власти, а его – нет?

Теперь осталось только проверить, насколько продуманным был этот шаг киргизского президента. Сумеет ли он сохранить власть в стране, отправив в оппозиционный лагерь одного из самых популярных киргизских политиков и нарушив соглашение о фактическом разделении власти, или же вскоре сам отправится в политическое небытие, уступив новому давлению улицы? Нередко бывает, что получивший наконец почти все лидер переоценивает свои силы, и шаг, кажущийся триумфом, оборачивается провалом. Но кто из тандемапереоценил свои возможности – Бакиев или Кулов – станет ясно только со временем.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net