Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

31.01.2007 | Сергей Маркедонов

Чего не может НАТО

Охлаждение двусторонних отношений между Москвой и Баку, произошедшее в канун нового 2007 года, снова актуализировало для Азербайджана западный вектор внешней политики. Следует сказать, что главным приоритетом внешней политики Азербайджана является принцип комплиментарности, который эксперты часто называют «политикой качелей». Баку традиционно стремится поддерживать конструктивные отношения одновременно и с Москвой, и с Вашингтоном. В 2004-2006 гг. Азербайджану удалось существенно стабилизировать двусторонние отношения с Ираном.

До этого времени Тегеран занимал в целом проармянскую позицию в вопросе о нагорно-карабахском урегулировании. Однако в последние несколько лет иранская позиция по этому вопросу стала более «объективистской», а из уст иранских официальных даже прозвучали слова осуждения «армянских агрессоров». Вместе с тем в действиях Азербайджана нельзя не увидеть и другую закономерность. Охлаждение двусторонних отношений с каким-либо из участников кавказской «Большой игры» означает для Баку потепление на других участках «внешнеполитического фронта». Не стали исключением и очередные «заморозки» в российско-азербайджанских отношениях.

В конце прошлой недели председатель постоянной комиссии азербайджанского парламента (Милли Меджлиса), занимающий также пост первого вице-спикера Зияфет Аскеров заявил, что Азербайджан ведет интенсивную работу по приведению военной организации республики в соответствие со стандартами НАТО. По словам первого вице-спикера азербайджанского Милли Меджлиса, республика до сих пор выполняла все обязательства, взятые перед Северо-Атлантическим Альянсом. Уже сегодня под «натовский стандарт» переведен Бакинский гарнизон, а также интенсивно переводятся под него корпуса в Нахичевани и в Барда.

В принципе заявление Зияфета Аскерова не стало политической сенсацией. Азербайджан сотрудничает с Альянсом не первый год. Более того, среди членов НАТО у Азербайджана есть стратегический партнер в вопросах безопасности. Речь идет о Турецкой Республике. Турция с момента образования второй Азербайджанской Республики (первая существовала в 1918-1920 гг.) выступает главным партнером Баку в сфере безопасности. В 1993 году в ходе армяно-азербайджанского вооруженного конфликта из–за Нагорного Карабаха Анкара перекрыла армяно-турецкую границу. Однако полномасштабной турецкой военной интервенции в Армению, как в 1918-1920 гг., не произошло. Падение режима радикального пантюркиста Абульфаза Эльчибея и Народного Фронта Азербайджана открыло путь к власти Гейдару Алиеву. Новый лидер республики хотя и отказался от радикального пантюркизма, продолжил курс на сотрудничество с Турцией. Официальной идеологемой Азербайджана стало признание азербайджанцев и турок двумя разными, но родственными народами. В 1994 г., выступая в Великом национальном собрании Турции, Алиев-старший подчеркнул стратегический характер взаимоотношений между Турцией и Азербайджаном. В 1990-е гг. Турция взяла на себя роль доверенного лица Азербайджана в НАТО, в других международных организациях. Значительную роль в развитии азербайджано-турецких отношений играет военное сотрудничество. Начиная с 1996 г. в Азербайджане регулярно работают турецкие военные советники, а в Турции проходят обучение и переподготовку азербайджанские военные. Однако НАТО и Турция – это далеко не тождественные понятия. Турецкая армия по своей численности является второй среди государств-членов НАТО и ее роль в обеспечении ближневосточной политики Альянса была до 2003 года (иракской кампании США) чрезвычайно высока. Но внутри самого НАТО интересы Турции не являются доминирующими. Среди членов организации находятся немало государств Европейского Союза, с недоверием и подозрением относящихся к «имперской политике» Анкары, а также имеющих противоположные взгляды на тот же «армянский вопрос» (Франция, Греция).

В этой связи оживление «натовской политики» Азербайджана представляется чрезвычайно важным для всей кавказской геополитической конфигурации. Это оживление не связано только с заявлениями парламентских лидеров республики. Почти одновременно с ним Азербайджан предпринял пиар-кампанию в Парламентской Ассамблее НАТО. Член азербайджанской делегации Новрузов заявил, что на весенней сессии Ассамблеи он и его коллеги будут поднимать вопрос о «незаконном вооружении Армении». Таким образом, становится понятным конечная цель азербайджанских устремлений. Она состоит в том, чтобы попытаться навязать НАТО свою «историософию» армяно-азербайджанского конфликта, а также использовать Альянс для решения своих внешнеполитических целей и задач. По сравнению с Грузией и Арменией Азербайджан экономически более привлекателен. Именно здесь стартует стратегическая труба Баку-Джейхан. Военный бюджет Азербайджана растет (и конечная цель бакинских стратегов сравнять его с национальным бюджетом Армении). Но для того, чтобы Азербайджан был принят «как свой», в Брюсселе существуют и определенные ограничения.

Во-первых, НАТО как организация существенно ограничена в своих управленческих решениях принципом консенсуса. Поскольку за интересами Баку многие европейские государства-члены Альянса увидят интересы Анкары, то они вовсе не будут готовы усиливать позиции Турции в Wider Black Sea region (Большом Черноморском регионе). Во-вторых, фактор армянского лобби и армянской диаспоры Баку также следует учитывать. Что такое «армянский фактор» во Франции, мы могли убедиться в 2006 году, когда в Парламенте этой страны шли бурные дебаты об уголовной ответственности за геноцид. В-третьих, позиция главного игрока в НАТО США не является жестко определенной. Несмотря на то, что Ереван (а с ним и Степанакерт) не вполне довольны миротворческой активностью американского сопредседателя Минской группы Мэтью Брайзы (предлагающего освобождение семи занятых армянскими силами районов и введение международных миротворцев в зону конфликта), США пока не сделали своего окончательного выбора. И, скорее всего, вряд ли его сделают. Сильная армянская диаспора будет «сдерживаться и уравновешиваться» нефтяным лобби и наоборот. Следовательно, сами США на Кавказе будут проводить «политику качелей». Хотя бы применительно к армяно-азербайджанским отношениям. И, наконец, последний (по порядку, но не по важности) фактор. Главный противник Азербайджана на Кавказе - Армения сама интенсифицирует свое партнерство с Альянсом. 28 января 2007 года в Ереване с большим размахом отмечался 15-летний юбилей создания армянской национальной армии. В своей торжественной речи, посвященной юбилею, министр обороны Армении Серж Саркисян (которого многие политики и эксперты прочат в преемники Роберта Кочаряна) обратил внимание не только на сотрудничество Армении с Россией и участие в проекте ОДКБ, но и на партнерские отношения его страны с Северо-Атлантическим Альянсом. По словам Саркисяна, «большое значение имеет сотрудничество с НАТО, результатом чего стала разработка и утверждение программы IPAP (индивидуального плана действий партнерства - С.М,), где обрисован процесс сотрудничества на последующие 10 лет. Сотрудничество способствовало модернизации армии и внедрению международного опыта, и ныне этот процесс продолжается. И все усилия направлены на оборонные реформы. Боеспособность армии заметна на проводимых каждый год военных учениях, где проявляется коэффициент вероятности победы на войне». Таким образом, и в Ереване готовы к тому, чтобы партнерство с НАТО стало одним из приоритетных направлений внешней и оборонной политики Армении.

За несколько дней до празднования юбилея 25 января 2007 года Правительство Армении одобрило предложение о подписании Соглашения между Минобороны республики, Пентагоном и европейским командованием США о проведении на территории Армении учений «Совместное усилие-2007». А в ноябре 2006 года в Армении даже прошла специальная конференция по планированию учений НАТО «Совместные стремления-2007» (в ней участвовали представители государств-членов НАТО, кроме Турции). Более того, там же был озвучен тезис о том, чтобы Армению сделать основной странном для проведения совместных с НАТО учений.

Таким образом, у Азербайджана есть конкурент по проекту «взаимодействие с НАТО». В этой связи мнение одного из ведущих азербайджанских военных экспертов Узеира Джафарова о геополитических преференциях Азербайджана, получаемых им при вступлении в НАТО, выглядит спорным. По мнению Джафарова, «только вступление в НАТО и поможет Азербайджану решить проблему возвращения оккупированных территорий. Ибо эта организация способна оказать действенное давление на Россию, которая в свою очередь, окажет необходимое давление на своего сатрапа – Армению». Если оставить в стороне эмоциональный тон выступления военного эксперта (разговоры о сатрапах и прочее), то становится очевидным, что он попросту игнорирует факты принципиальной важности. Армения уже несколько лет проводит (как и Азербайджан) комплиментарную внешнюю политику. Ереван стремится заручиться поддержкой НАТО, и не хочет смотреть на Россию как на единственного гаранта собственной безопасности. В Ереване также понимают, что охлаждение российско-азербайджанских отношений объективно работает на снижение уровня безопасности Армении, а значит, нужна подстраховка в виде эффективного международного военного сотрудничества.

Однако в любом случае и Баку, и Еревану следует понимать, что ни НАТО (не являющаяся монолитом и имеющая внутренние расхождения), ни Россия не в состоянии решить за них весь сложный комплекс двусторонних противоречий. НАТО не сможет интегрировать армянскую общину Карабаха в азербайджанское общество. Без населения же эту территорию «завоевать» никто не даст. Сейчас не 1995 год, и опыт Сербской Краины вряд ли позволят реализовать. НАТО не сможет помочь экономической реабилитации «спорных территорий» и налаживанию двустороннего диалога между Баку и Ереваном. А значит, занимаясь обеспечением своей национальной безопасности, и Азербайджан, и Армения должны изыскивать безопасные механизмы прекращения многолетней вражды и самого крупного этнополитического конфликта в СНГ…

Сергей Маркедонов - заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net