Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

14.02.2007 | Сергей Маркедонов

Целились в Баку – попали в Ереван

Ухудшение двусторонних отношений между Россией и Азербайджаном, четко обозначившееся в канун Нового года, получило свое логическое продолжение в 2007 году. К сожалению, это направление российской внешней политики до сих пор оставалось в тени на фоне сложной динамики взаимоотношений РФ с государствами СНГ (Грузией, Белоруссией), а также с США и государствами Европейского Союза. Между тем серьезное ослабление российских позиций на «азербайджанском направлении» чревато изменения серьезным изменением всей геополитической конфигурации на Южном Кавказе.

«Охлаждение» между Баку и Москвой объективно способствует сближению позиций между Азербайджаном и Грузией. И Баку, и Тбилиси объединяет проблема «территориальной целостности» (которая сначала свела эти два государства в ГУУАМ, а затем в ГУАМ), и расхождения с Москвой во взглядах на непризнанные государства. Формирование оси Тбилиси-Баку работает на ослабление позиций стратегического союзника России в Закавказье Армении, повышает заинтересованность последней в расширении контактов с США и ЕС. Таким образом, от конструктивных взаимоотношений между Россией и Азербайджаном во многом зависит (как бы парадоксально это не звучало) развитие российско-армянского стратегического партнерства.

Напомним, что резкое охлаждение российско-азербайджанских отношений в конце 2006 года началось формально по внешним причинам. Сначала Москва обратилась к Баку с дружеской просьбой не поставлять газ Грузии. После того как в Баку не захотели образовать антигрузинский газовый альянс, «Газпром» увеличил цену на газ не только для Грузии, но и для Азербайджана. Вместо прежних 110 долларов США за тысячу кубометров Азербайджан должен был платить 235 долларов. В свою очередь президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что такая цена «диссонирует с духом и сущностью российско-азербайджанских отношений». Более того, Алиев-младший не исключил, что в «нефтегазовых отношениях между Москвой и Баку существует политический подтекст». Как результат власти Азербайджана и руководство «Газпрома» не подписали соглашение о поставке в Азербайджан российского газа в 2007 году.

В феврале 2007 года история о том, как поссорились Баку и Москва, получила свое продолжение. 7 февраля в Тбилиси состоялся региональный саммит с участием трех государств - самой Грузии, Азербайджана и Турции. Представительство – самое высокое. Турцию представлял премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган, а Азербайджан - президент Ильхам Алиев. В итоге состоялось подписание соглашения о строительстве стратегически важной железной дороги Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку. Некоторые журналисты и эксперты уже заговорили о «железнодорожном Баку-Джейхане». Подобное сравнение, конечно же, является эмоциональным перехлестом. Однако необходимо отметить, что данный проект планируется завершить к 2009 году. По предварительным данным, он оценивается в 400 млн. американских долларов, а с учетом строительства инфраструктуры сумма увеличивается до 60 млн. долларов США. Этот проект осуществляется без российского участия. В принципе такой вариант развития событий изначально подразумевался, однако 7 февраля 2007 года стало ясно, что железнодорожный проект стартует в обход Армении. Этот проект укрепил и экономическую связку Тбилиси-Баку. Азербайджан предоставил Грузии маленькую «услугу» в виде кредита в размере 200 млн. долларов США.

Таким образом, ожидаемое сближение позиций Баку и Тбилиси получило экономическое подтверждение. По справедливому замечанию армянского политолога и журналиста Давида Петросяна, «этот проект более всего нужен Турции и Азербайджану, а не Грузии, т.к. реальной геополитической целью проекта является «обход» Армении (напомним, что существующая железнодорожная ветка Карс-Гюмри не работает с первой половины 90-х гг.). Чисто экономическая целесообразность этого проекта пока неясна и она, скорее, нацелена на будущее, т.е. на то, что дорога станет одним из важнейших транспортных коридоров, связывающих Восток с Западом». Для реализации этого проекта не очевидной оказалась и помощь одного из главных «нерегиональных игроков» - США. Напомним, что в июле 2006 г. Палата представителей Конгресса США проголосовала за предоставление гарантий того, что никакие экспортные и импортные фонды не будут использованы для содействия проекту строительства железной дороги Карс–Ахалкалаки–Тбилиси–Баку в обход Армении. Именно американские конгрессмены выступили против изоляции Армении от масштабных региональных транспортных проектов. В резолюции H.R. 5068 говорится, что «деньги налогоплательщиков не будут использованы для большей изоляции Армении, которая уже страдает от двойной блокады со стороны Турции и Азербайджана». Один из поддержавших документ конгрессменов Джозеф Коули заявил, что «эти меры будут способствовать стабильности на Южном Кавказе, в то время как финансирование подобного железнодорожного проекта противоречит интересам США». Однако в самом американском истеблишменте нет единой позиции по данной проблеме. Администрация США в отличие от конгрессменов в принципе не против строительства железнодорожной магистрали Карс-Ахалкалаки-Тбилиси–Баку.

24 января 2007 года об этом заявил бакинскому информационному агентству «Тренд» (тому самому, которое задавало вопрос Владимиру Путину про Агдам) американский сопредседатель Минской группы ОБСЕ Мэттью Брайза. По мнению американского дипломата, Конгресс США запрещает администрации оказывать финансовую помощь проекту. «Но позиция администрации другая… Вместе с тем мы (администрация Джорджа Буша - С.М.) не можем его конкретно поддерживать из-за решения конгресса», - заявил Брайза. Что ж, до построения «вертикали» американской власти еще далеко, и с мнением конгрессменов (и влиятельного армянского лобби) приходится считаться и в госдепартаменте, и в Белом Доме. Между тем позиция администрации также заявлена, и нет сомнений, что определенный «административный ресурс» для поддержки проекта будет задействован. Здесь далеко не все измеряется в денежном эквиваленте. Кое-чего стоят и информационная поддержка, и позиционирование в пользу «железнодорожного Баку-Джейхана». В любом случае, нельзя не заметить, что российская оплошность конца 2006 года (энергетическое давление на Азербайджан) привело к ускорению кооперации между Баку, Тбилиси, Анкарой и частью вашингтонского истеблишмента. Между тем такая кооперация еще в июле 2006 года не казалась очевидной. Тогдашнее решение конгрессменов, казалось, превращало «Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку» в виртуальный проект. Тем паче что взаимоотношений между Анкарой и Вашингтоном вызывали много вопросов и в турецком, и в американском истеблишменте.

«Оживление» проекта стало возможным благодаря не слишком дальновидной политике РФ по транспортно-энергетическому «сдерживанию» строптивых государств СНГ. Речь идет, прежде всего, о Грузии. Действуя жестко против Тбилиси, Москва всегда надеялась на поддержку грузинских соседей. Сначала в ночь с 7 на 8 июля 2006 года произошло закрытие контрольно-пропускного пункта "Казбеги - Верхний Ларс" на российско-грузинской границе (закрыт российскими пограничниками в связи с началом строительных работ). Но это вызвала неоднозначную реакцию в Ереване. В отношениях между Арменией и Москвой появилась если не напряженность, то много вопросов. Вице-спикер парламента Армении Ваан Ованнисян заявил, что закрытие КПП связано с обострившимися российско-грузинскими отношениями. По его словам, «российские коллеги должны понять, что направленные против Грузии шаги вредят и Армении, и здесь следует проявить максимум гибкости». Весь фокус в том, что все важные для Армении коммуникации идут через Грузию (сама республика блокирована Азербайджаном и Турцией). Но в недовольстве Еревана есть и политический подтекст. Ухудшение армяно-грузинских отношений не слишком выгодно Армении. Ситуация в армянонаселенной области Грузии Джавахети (Джавахке) далека от стабильной, в то время как в Ереване прекрасно понимают, что «второй Карабах» со всеми вытекающими последствиями Армения не выдержит. Отсюда незаинтересованность Армении в политике Кремля по «сдерживанию» Грузии. В том, что касается Грузии, Ереван пытается сохранять максимальную корректность, даже где-то закрывая глаза на тревожную обстановку в Джавахке (где, кстати, тоже будет участок дороги Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку).

В канун Нового года пришел черед Азербайджана, который, к слову сказать, всегда стремился дистанцироваться от Москвы. Азербайджан устраивала нетребовательность Москвы в таких вопросах, как права человека, свобода СМИ. Но взгляды Баку и Москвы на развитие российско-армянского партнерства и Нагорный Карабах традиционно не были предметом двустороннего консенсуса. В этом плане надежды на присоединение Баку к «антитбилисскому пакту» были политически не оправданы. Стремление же к «сдерживанию Азербайджана» вызвали у Баку ответные действия (тут весь комплекс, от активизации переговоров с НАТО до подписания трехстороннего соглашения). Между тем аналитики отмечают, что реализация железнодорожного проекта в «обход Армении» усиливает стратегические позиции не столько Турции, сколько Азербайджана. Турецкий исследователь Бурджу Гюльтекин опубликовала работу под названием «Перспективы регионального сотрудничества на юго-восточных границах НАТО: развитие турецко-российского сотрудничества на Южном Кавказе». В этой работе Бурджу Гюльтекин утверждает, что турецкая политика является заложницей взаимоотношений с Азербайджаном. По ее мнению, «открытие границ может способствовать улучшению имиджа Турции в армянском обществе, вывести взаимоотношения между двумя странами из сегодняшнего кризисного положения». Фактически Баку получает еще один дополнительный козырь в своей игре на Южном Кавказе. С одной стороны, железнодорожная «ветка» пройдет в обход Армении, а с другой, Азербайджан с помощью кредита привяжет к себе Грузию. Более того, против этого не будет ни Турция, ни, по крайней мере, действующая администрация США. Таким образом, жесткие и не до конца просчитанные шаги Москвы по «сдерживанию Баку» создали России новые проблемы в Закавказье.

По словам армянского политолога Давида Петросяна, «непродуманные и плохо просчитанные действия Кремля и его сегодняшнего главного внешнеполитического инструмента «Газпрома» привели к тому, что геополитическая изоляция Армении, а с ней и российской военной базы, в ближайшие 2-3 года еще более усилится. Однако, действиям Кремля не стоит удивляться, т.к. там давно уже отвыкли консультироваться с партнерами и хоть как-то согласовывать с ними свои шаги, а тем более учитывать их интересы».

Такого совета у Армении не спросили в июле 2006 года, когда закрывали «Казбеги-Ларс». Не спросили и в декабре того же года, когда попытались накинуть «газовый аркан» на Баку (вероятно, считая, что если Баку и Ереван находятся в конфронтации, то все, что выгодно Армении автоматически не выгодно Азербайджану). Как говорится, целились в Баку, а попали в Ереван. А потому сегодня не должно вызывать удивление то, как Армения пытается реализовать план по подключению к Транскаспийскому газопроводу. Так министр иностранных дел Армении Вардан Осканян заявил на прошлой неделе: «Мы в настоящее время получаем российский газ, в ближайшее время будем получать также иранский газ, и намерены представить заявку на получение газа из Центральной Азии по Транскаспийскому газопроводу». Это - не первое заявление такого рода. О стремлении Еревана подключиться к строительству Транскаспийского трубопровода Вардан Осканян заявлял уже месяц назад. И хотя в планах конструкторов трубопровода Армения пока не значится, само стремление республики найти «страхующие» источники, выйти из-под российской энергетической опеки символично. В Ереване давно уже устали быть «заложниками» Кремля и «Газпрома», и, скорее всего, не слишком готовы к роли геополитической пехоты в комбинациях против Тбилиси и Баку.

Следовательно, сегодня Москве необходимо серьезное переосмысление своей политики «энергетического империализма». Этот инструмент не слишком хорошо работает. По крайней мере, с его помощью не удалось еще никого поставить на колени. Зато привлечь в СНГ «нерегиональных игроков» и усилить прозападный крен во внешней политики постсоветских государств РФ удалось вполне. Сегодня многие экономисты и общественные деятели, рассуждая на темы внутренней политики, единодушно говорят об ограниченности «сырьевой модели» отечественного «народного хозяйства». Наверное, пришел черед признать такую же ограниченность «сырьевой внешней политики» и поскорее перейти к внешнеполитическому «хай-теку». Иначе неизбежны потери. И не только в СНГ.

Сергей Маркедонов - зав. отделом межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net