Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Комментарии

16.02.2007 | Иван Преображенский

Кадыровые перестановки

В четверг вечером Владимир Путин объявил о целом ряде кадровых перестановок в высшем эшелоне власти России. Начать, очевидно, необходимо с того назначения, о котором стало известно в последнюю очередь. Это крайне непопулярное в обществе президентство действующего премьера Чечни Рамзана Кадырова. Его предшественник Алу Алханов, как и полагало большинство аналитиков, был «сдан» Москвой и после недолгой борьбы вынужден написать заявление. Помимо этого Путин произвел и другие перестановки: Сергей Иванов потерял пост министра обороны (на его место назначили ставленника «силовиков», бывшего главу налоговой службы Анатолия Сердюкова), кроме того, глава аппарата правительства Сергей Нарышкин стал еще одним «обычным» вице-премьером.

Стоит обратить внимание, что перестановкам, которые произошли в правительстве и касались одного из тех, кого СМИ называют «потенциальными преемниками», российская и зарубежная пресса уделила, явно незаслуженно, куда большее внимание, чем кадровым переменам в Чечне. В то же время очевидно, что речь идет о некоем «пакетном соглашении» между высшими представителями российской политической, и касается оно 2008 года.

Вариантов, способных объяснить произошедшее - три. Самый очевидный и наименее, в то же время, логичный – это повышение статуса Сергея Иванова, как потенциального преемника Владимира Путина. С учетом того, что Дмитрия Медведева, помимо «позитивных» нацпроектов «бросили» на ЖКХ, которое способно похоронить репутацию любого политика, аналитики делают вывод о повышении статуса нового первого вице-премьера в роли преемника Владимира Путина. Якобы на фоне обострения отношений с Западом нынешний глава государства решил сделать ставку на сторонников обострения отношений с США и Евросоюзом. Правда, это объяснение не позволяет понять, зачем Владимиру Путину понадобилось одновременно производить кадровые перестановки в Чеченской республике, а также и в правительстве.

Второй вариант, несколько менее очевиден, однако позволяет объяснить хотя бы большую часть происходящих событий. В соответствии с ним, в «верхах» сложился консенсус элит вокруг выдвижения в качестве единственного преемника Путина Дмитрия Медведева. Так называемые «силовики», долго торговавшиеся с обоими потенциальными будущими президентами, наконец, пришли к выводу, что Медведев более предсказуем и контролируем, и - кроме того – у него в принципе больше шансов стать главой государства. В итоге, они согласились на перемещение более самостоятельного и лично преданного Владимиру Путину Сергея Иванова на церемониальный пост первого вице-премьера, с назначением министром обороны Анатолия Сердюкова. По слухам, Сердюков близок к «группировке» Игоря Сечина, а значит, это назначение ресурсно усиливает «силовиков», ослабляя в то же время слабого аппаратного игрока Сергея Иванова, который в обозримом будущем должен потерять контроль над Минобороны. Эта версия позволяет также предположить, что за очевидное усиление «силовиков» (новый вице-премьер Сергей Нарышкин также иногда называется близким к этой группе влияния чиновником) они должны были «расплатиться» с конкурирующей силой в администрации президента. Итогом этого стало назначение президентом Чечни Рамазана Кадырова, который не скрывает близости к замглавы президентской администрации Владиславу Суркову.

Однако даже этот вариант не объяснят причин, по которым нынешние кадровые перестановки произошли после знаковой речи главы российского государства в Мюнхене. Здесь явно не в счет предположения о том, что он просто решил «напугать» Запад Сергеем Ивановым. Зато все встает на свои места, если предположить, что Владимир Путин все же передумал и в России уже полным ходом идет операция «третий срок», а вовсе не «операция преемник».

В таком случае складывается следующая сложная картина взаиморазменов в политических «верхах». Владимиру Путину требуется консолидация элиты вокруг его личности и идеологически ради этого кремлевские идеологи Владислав Сурков и Глеб Павловский уже косвенно заявили о необходимости начать «дискуссию» по третьему сроку. А ряд молодежных прокремлевских движений еще в 2006 году провели акции за принятия закона о Конституционном собрании, которое одно, в соответствии с действующим основным законом, может конституцию переписать. Соответственно и состоявшаяся в прошлом году встреча президента с лидерами крупнейших российских партий, после которой даже оппозиционеры стали частенько появляться в эфире, становится понятной. Очевидно, что «телевизор» оппозиции предоставили вовсе не за ее итак регулярное осуждение ксенофобии. А вот за поддержку или, как минимум, нейтралитет в период переизбрания Путина – могли.

Что касается нынешних назначений, то это, если рассматривать версию «третьего срока» - серия обменов. Будущее назначение Рамзана Кадырова президентом Чечни – это, с одной стороны, уступка Суркову и его окружению лично от Владимира Путина. С другой стороны, это хорошая возможность воспользоваться тем же самым региональным фондом им. А.Х. Кадырова для финансирования предстоящей в 2008 году избирательной кампании.

Иванов – это, с одной стороны, недоброжелатель Кадырова, а на новом посту он уже не сможет мешать чеченскому лидеру. С другой – личный ставленник президента, которого тот не мог оставить без должности. Сердюков же – ставленник так называемых «силовиков», которые получают в качестве компенсации за поддержку идеи о «третьем сроке» Минобороны с многомиллиардной программой финансирования перевооружения армии. Наконец, Нарышкин – это просто случайная фигура. Он повышен с тем, чтобы сохранить в целости и сохранности полномочия главного правительственного либерала Германа Грефа, которого экс-глава аппарата правительства давно старался «съесть», создав под собой, фактически «теневой МЭРТ». А заодно назначение Нарышкина – это компенсация Михаилу Фрадкову, который сейчас смог стать из «технического премьера» относительно самостоятельной фигурой, хотя и близкой все к тем же «силовикам».

Таким образом, складывается полный консенсус элит. Группы Суркова и Сечина получили свои бонусы и готовы поддержать «третий срок». То же самое можно сказать и о главе правительства, а также о лидерах основных политических партий, в том числе и оппозиционных, которым дают возможность пройти в Госдуму в 2007 году для того, чтобы впоследствии они сформировали пресловутое Конституционное собрание. Поддержит переизбрание Владимира Путина на «третий срок», разумеется, и Чечня.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net