Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

16.03.2007 | Сергей Маркедонов

Ставрополье: плавильный котел или оборонительный вал?

Вскоре после региональных выборов в Ставрополье произошли события, имеющие для политической ситуации в крае не меньшее, если не большее значение. 14 марта 2007 года в городе Нефтекумске (столице одноименного района на юге Ставрополья) произошла перестрелка между милиционерами и боевиками. Утром 14 марта в Нефтекумске проводилась паспортная проверка в частном секторе города. Из одного из домов по сотрудникам милиции была открыта стрельба. В результате перестрелки один из боевиков был убит, двое задержаны. В ходе операции были также ранены двое сотрудников милиции, один из которых скончался. По предварительным данным, кроме автомата в доме были обнаружены гранатомет и боеприпасы. Уничтоженный в ходе перестрелки Ильясов принадлежал к так называемому «Ногайскому батальону» (этот батальон был отмечен еще в ходе боевых действий в Чечне).

В дальнейшем в ходе следствия реальная ситуация в Нефтекумске будет проясняться. Однако уже сейчас нельзя не заметить трагического повторения событий именно в этой точке Ставрополья. В феврале 2006 года этнополитическая ситуация в Ставропольском крае оказалась в фокусе внимания российских и зарубежных СМИ. 9-10 февраля в селе Тукуй-Мектеб Нефтекумского района произошло масштабное столкновение российских правоохранительных структур с боевиками "ногайского батальона". Жертвы, понесенные российской милицией (семь человек убито, шестеро ранены), равно как и масштаб столкновения, позволяют говорить об инциденте в Тукуй-Мектебе как о "втором Буденновске". Учитывая намерения боевиков захватить школу, мы можем говорить о "втором Беслане", который планировался аккурат после заявления президента Владимира Путина о завершении «контртеррористической операции в Чечне». То, что произошло 14 марта 2007 года, по своим масштабам не идет ни в какое сравнение с прошлогодними событиями.

Однако же новый инцидент в Нефтекумске как факт повторяющийся заставляет обратиться к анализу этнополитической ситуации в Ставрополье (особенно на юге и востоке края), территории, по праву считающейся форпостом российского влияния на Северном Кавказе.

Ни один из российских регионов не менял свой имидж столь радикально и в столь быстрые сроки, как Ставропольский край. До 1991 года Ставрополье становилось ньюсмейкером, исключительно в связи с очередной победой в нескончаемой "битве за урожай". Край имел устойчивую репутацию консервативного аграрного региона, поставляющего руководящие кадры для ЦК КПСС. После 1991 года некогда стабильный регион в одночасье превратился в окраину государства. Причем в неспокойную, воюющую окраину, своеобразную границу между русским и кавказским миром.

Ставропольский край находится в центре северокавказского региона и граничит с шестью национально-государственными образованиями. Для районов Северного Кавказа с высоким удельным весом русского населения Ставропольский край является центром притяжения. С требованиями о включении в состав Ставропольского края обращались представители русских объединений Северной Осетии (Моздокский район), Дагестана (Кизлярский и Тарумовский районы), Карачаево-Черкессии (Урупский и Зеленчукский районы) и Чечни (Наурский и Шелковской районы). В начале 1990-х годов территория края стала объектом миграционного притока.

По числу чеченцев на своей территории Ставропольский край сегодня уступает только самой Чечне, Ингушетии и Дагестану. На протяжении своего проживания в Ставрополье чеченская община численно росла (в 1970 г.- 4,4 тыс. чел, 1980 г.- 9,4 тыс. чел., 1989 г.- 15 тыс. чел.). Чеченцы компактно проживают, прежде всего, на юге края (Курский, Степновский, Андроповский районы), а также на севере и западе (в Кочубеевском, Труновском, Грачевском районах). Как и чеченцы Ростовской области их ставропольские единоплеменники заняты главным образом в животноводстве. Серьезное влияние на этнополитическую ситуацию в крае оказывает чеченский кризис. В 1990-2000 годах край стал территорией активных террористических действий и нападений со стороны чеченских сепаратистов. Кроме трагедии в Буденновске объектами террористических атак становились Пятигорск, Ессентуки, Невинномысск. События в Чечне нередко становились причиной масштабных кадровых перестановок в краевых властных структурах. Стремление отгородиться от опасной Чечни и обеспечить безопасность края стало основополагающим направлением политики краевой элиты.

Самобытной диаспорой Ставрополья являются туркмены (трухмены), обосновавшиеся на Северном Кавказе вместе с другими тюркскими кочевниками в XVII в. Сегодня — это крупнейшая в России туркменская диаспора. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г. их численность составила 11,1 тыс. чел. В начале ХХI в. их численность увеличилась до 13 тыс. чел. В 1920 г. в составе Северо-Кавказского края был образован Туркменский район. В 1956 г. Туркменский район был упразднен, но в 1970 г. восстановлен в новых границах с центром в с. Летняя Ставка. В этом районе туркмены являются второй после русских этнической группой (порядка 15% населения). Туркмены проживают также в Ипатовском, Нефтекумском, Благодарненском районах. Конфликтогенным факторам в отношениях между туркменами и русскими являются конфессиональные отношения. По мнению экспертов, обострению межэтнических отношений в Туркменском и других районах способствовала и агитация салафитов из Дагестана в 1998-1999 гг. В январе 1999 г. в селе Кендже-Кулак произошли столкновения между русскими и туркменами, вылившиеся 19 января в массовую драку. В 2000-2002 гг. между этими двумя группами периодически возникали конфликты.

В степной восточной части края (Левокумский и Нефтекумский районы) компактно проживают ногайцы. До 1917 г. примерно треть Ставропольской губернии была отдана под кочевье ногайцев. В 1957 г. этнический ареал ногайцев оказался разделенным между Дагестаном, Ставропольем и Чечней. В Ставропольском крае проживает 20,6 % общей численности ногайцев Юга России. По сравнению с другими субъектами РФ в Ставрополье экономическое положение ногайцев лучше, однако острее стоит вопрос вовлечения представителей ногайцев во властные и управленческие структуры. Проблема восстановления этнического единства ногайцев, а также их социальная маргинализация являются главными конфликтогенными факторами в отношениях с русскими и другими этническими группами. В 2000-2006 гг. проходили межэтнические столкновения между русскими и ногайцами в Нефтекумском, Степновском районах. В 2006 году случился Тукуй-Мектеб, а в 2007 году – новая перестрелка. Между тем, по отзывам многих представителей властных структур Ставрополья, Юг края - территория, где «заканчивается советская власть».

Турки-месхетинцы появились в Ставропольском крае в конце 1970-х гг. Они были приглашены руководителями ряда хозяйств края как овощеводы. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г., в Ставрополье проживало 1623 турок. После межэтнических столкновений в Узбекистане в 1989 г. в Ставрополье прибыла более многочисленная група турок-месхетинцев. Следующей "турецкой волной" были мигранты из Чечни. По различным экспертным оценкам, в начале XXI в. на территории края проживало 3,5-3,8 тыс. чел. Турки-месхетинцы расселены компактно в Курском, Кировском районах. Здесь проживают почти 3/4 турок Ставрополья. Другими территориями их расселения являются Благодарненский, Буденновский, Новоалександровский районы. Занятие турками конкурентных социальных ниш (торговля, "серые" экономические схемы) стало источником конфликтов с русским населением края.Однако помимо конфликтов между русским и иноэтничным населением в Ставрополье обозначились конфликтные узлы между представителями различных этнических групп. Восточные районы Ставрополья стали территорией активной миграции даргинцев. При этом мигранты занимали и продолжают занимать конкурентные социально-экономические ниши, что приводит к конфликтам. В 1999 г. в с. Иргаклы Степновского района произошло столкновение между даргинцами и ногайцами. Конфликт потребовал вмешательства сил правопорядка и разведения сторон. В 2001-2002 гг. прошли конфликты между даргинцами и туркменами в Нефтекумском и Степновском районах. Периодически возникали конфликты в местах совместного проживания турок-месхетинцев и ногайцев, даргинцев и месхетинских турок.

Однако этнонационализм — в отличие от Кубани — не стал официальной идеологией краевой элиты. Ставропольский "национализм" был ограничен требованиями жесткого миграционного контроля. Он был более практичным и приземленным, в отличие от "эстетического шовинизма" представителей краснодарской краевой элиты. Другой вопрос, что справедливое требование краевой власти к проблемам регулирования миграции не получало адекватной оценки и поддержки со стороны Кремля. После Хасавюртовских соглашений 1996 года ставропольские власти и вовсе оказались один на один с масхадовской Ичкерией. При отсутствии внятной миграционной стратегии краевые власти действовали путем проб и ошибок, нарушений федеральных законов. Здесь можно вспомнить и закон "О статусе жителя Ставропольского края", вводивший фактически особое краевое гражданство, и Иммиграционный кодекс — единственный в РФ региональный документ, регулирующий миграционные процессы. Но, в отличие от краснодарских властей, ставропольская элита ни разу не доводила дело до этнически мотивированного выдворения за пределы РФ представителей различных этногрупп.

Однако соседство с Чечней и северокавказскими республиками способствовало формированию у ставропольских политиков не только "оборонного сознания", но и культуры политической медиации, умения вести торг и согласовывать интересы различных групп. С одной стороны, Ставрополье стало неким форпостом "русского мира" в кавказском окружении. С другой, этот южнороссийский регион стал механизмом по гражданской, не этнической ассимиляции представителей разных этногрупп. В крае, как нигде в России, умеют просчитывать интересы северокавказских политических и деловых элит, понимать их реальные устремления. Тем не менее, вторая миссия Ставропольского края до сих пор не получила поддержки самого заинтересованного в процессе гражданской ассимиляции субъекта — федеральной власти. Более того, дипломатический и силовой опыт ставропольских властей до сих пор по настоящему не изучен и не востребован в общенациональном масштабе.

Без целенаправленной поддержки из центра Ставрополье утратит роль плавильного котла и превратится в оборонительный вал от кавказской экспансии. Неконтролируемый и неуправляемый миграционный рост вовсе не способствует формированию толерантных установок. Скорее наоборот, это — скорейший путь к усилению ксенофобии и проникновению ее в высшие эшелоны краевой власти. При подобном сценарии неизбежен рост конфликтов как между русским населением и представителями иноэтничных общин, так и между разными этногруппами. Русификация власти — вместо ее "россификации" — лишит краевую элиту статуса объективного и легитимного медиатора в спорах между разными этническими общностями края. Превращение края в "русский вал" означает одно — дальнейшее уменьшение российского влияния в Кавказском регионе. Если Ставропольский край, в котором доминирует русское население, то есть этническое большинство страны, перестанет переваривать выходцев из республик Северного Кавказа и превращать их в лояльных российских граждан, имеющих материальное и идейное влияние на своих соплеменников в национально-государственных образованиях, Россия потеряет важнейший инструмент "россификации". Закрытие Ставрополья от "инородцев" означает дальнейшую этнократизацию северокавказского окружения края и усиление русофобии в массовом сознании жителей соседних республик. Сегодня Ставропольский край должен стать площадкой федеральной власти для обкатки образовательных и социальных программ по инкорпорированию различных этногрупп в российский социум, апробации программ по регулированию миграционных процессов. Кроме Москвы сегодня просто некому разрулить эксцессы внутренней миграции. Ставропольский экспериментальный опыт в дальнейшем может быть учтен при разработке как миграционного законодательства, так и основ национальной политики. И этот факт необходимо будет учитывать всем лидерам Ставрополья вне зависимости от их партийной принадлежности.

Сергей Маркедонов - заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net