Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

24.06.2005 | Артем Улунян

УЗБЕКИСТАН: ВЛАСТЬ БУДЕТ МЕНЯТЬСЯ?

Ситуация, складывавшаяся в центрально-азиатском регионе к середине июня 2005 года, характеризуется рядом черт, свидетельствующих о вероятной перспективе серьезных общественно-политических изменений в расположенных здесь странах. Это нашло свое отражение в попытках властей большинства государств Центральной Азии усилить контроль над обществом и локализовать существовавшую оппозицию в целях её последующего окончательного уничтожения. Принятие жестких мер в Узбекистане, где были подавлены народные волнения, дает основания делать выводы об усиливающемся опасении властей относительно консолидации протестных движений в их странах.

В соседнем Туркменистане продолжились кадровые перестановки в высших эшелонах власти, которые стали традиционными для авторитарно-тоталитарного режима Сапармурата Ниязова, стремившегося не допустить усиления позиций конкретных лиц в высшем руководстве страны. Одновременно продолжился процесс ухудшения социально-экономического положения в государствах региона, что серьезно влияло на общественно-политические настроения. Стремление властей центрально-азиатских стран не допустить социально-политических изменений в форме "бархатных революций" способствовало появлению первых признаков оформлявшегося союза России и Китая, к которому постепенно могла подключиться и Индия, нацеленного на сохранение ситуации в Центральной Азии в неизменном виде. Так называемая исламская угроза, а по сути, усиление роли политического ислама в борьбе против авторитарных режимов, превращалась в глазах отдельных представителей политического класса в аргумент для создания подобного блока. Москва и Пекин, руководствуясь собственными идейно-политическими критериями и оценками положения в регионе, использовали охлаждение отношений между центрально-азиатскими режимами и евро-атлантическим сообществом с тем, чтобы ограничить присутствие Запада, и, прежде всего, США во всей Центральной Азии. Эффективность этого курса, направленного на подавление революций, против демократических общественно-политических преобразований в Центральной Азии, в стратегическом смысле маловероятна, так как существующие режимы сами порождают причины революционных изменений и дестабилизируют обстановку.

Наиболее характерной в данном контексте становится ситуация в Узбекистане, где в результате крайне противоречивых по своим фактам событиям в Андижане возникла новая расстановка сил в руководящих кругах этой страны. Ставка президента Ислама Каримова на Службу национальной безопасности во главе с Рустамом Иноятовым и МВД, который возглавляет Зокирджон Алматов, демонстрировавшаяся на протяжении предыдущих нескольких лет, имела целью "держать" ситуацию в стране. Однако уже весной 2005 года становилось ясно, что Министерство внутренних дел, соревнуясь с СНБ, оказалось более сильным и влиятельным, обладая к тому же серьезным боевым потенциалом. Симптоматично, что это межведомственное соперничество, поддерживавшееся самим Каримовым, имело и клановую окраску. По разным аналитическим оценкам, в Узбекистане существует несколько кланово-земляческих группировок, которые сформировались ещё в советское время и объединили партийно-хозяйственную номенклатуру: самаркандская (бухарская), ташкентская, ферганско-андижанско-наманганская и джизакская. Примечательно, что сам И. Каримов относится к так называемому самаркандскому землячеству (как и Р. Иноятов), которое укрепилось по мере усиления позиций самого президента, а ташкентский (который поддерживал З. Алматов) и ферганский кланы оказались ослаблены ещё в середине 90-х гг. в результате проведенных Каримовым чисток государственного аппарата. Более того, образовался даже своеобразный самаркандско-джизакский альянс, направленный против ферганского. Однако в середине 90-х гг. обострившаяся межклановая борьба привела к тому, что против самаркандского клана начали выступать как наманганский, так и джизакский. Сам И. Каримов в собственной книге, озаглавленной "Узбекистан на пороге ХХ? в.", признавал угрозу противоборства кланов для Узбекистана.

Весной 2005 г. в Интернете были обнародованы некие секретные документы узбекского МВД, в которых достаточно подробно расписывался план проведения репрессий в отношении оппозиции и недовольных. Существование подобных проектов могло свидетельствовать о переходе ситуации на качественно новый уровень, который фактически должен был укрепить созданную И. Каримовым систему "управляемой многопартийности". В то же время сам президент Узбекистана, произведя изменения в ближнем окружении и заменив ряд высших чиновников, ранее известных на Западе как сторонники евро-атлантического курса, на лиц, готовых поменять подобную ориентацию (под контролем главы страны) в российском направлении, практически перешел к реализации нового плана.

Его суть, вероятнее всего, заключается в поиске преемника, способного обеспечить нынешнему главе государства политические, экономические и, разумеется, физические гарантии после ухода со своего поста. Частые неофициальные сообщения, похожие на слухи, о плохом здоровье И. Каримова, имеющие под собой серьезные основания, являлись лишь отголоском разворачивавшейся внутри правящих кругов клановой борьбы. Временное усиление Алматова было в мае фактически ликвидировано укреплением позиций СНБ и Министерства обороны. Именно на них, вероятнее всего, будет опираться нынешний президент при выполнении "операции наследник". Имея в виду ставку главы узбекского режима исключительно на силовиков, можно предположить, что его преемником должен стать кто-то из числа ближайшего окружения, не являющийся компромиссной фигурой для подавляющего числа представителей правящего слоя.

Данный вывод позволяет говорить о серьезности планов Каримова в отношении своей дочери - Гульнары, которая вовлечена не только в политическую, но и экономическую жизнь страны. Накануне предыдущих парламентских выборов для неё была специально создана местная либерально-демократическая партия. В экономическом отношении Гульнара имеет серьезные позиции практически во всех отраслях местного бизнеса, включая нефтегазовую сферу. Судя по тому, как активно рекламировалась в российских СМИ идея передачи власти Гульнаре Каримовой, а также имея в виду обращение лично президента Узбекистана к ряду лиц в России с просьбой "объективно оценивать" события в Андижане, не исключается и ставка И. Каримова на российский фактор. Параллельно весьма примечательное назначение на пост главы узбекского МИДа Э. Ганиева в начале 2005 г. породило у специалистов предположение о возможности продвижения этого кадрового сотрудника СНБ на высший пост в Узбекистане как один из вариантов "операции наследник". Официальный уход Каримова с политической арены, вероятнее всего, должен был, по мнению его самого, успокоить ситуацию в стране и демпфировать жесткую реакцию евро-атлантического сообщества на действия возглавляемого им режима при подавлении инакомыслия внутри Узбекистана. Однако будущий сценарий смены власти в этой стране зависит во многом от согласия мощных самаркандского и ташкентского кланов, представители которых занимают разные должности в государственном аппарате. Впрочем, в любом случае переход власти в руки преемника будет в Узбекистане непростым

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Rss лента
Разработка сайта: http://standarta.net