Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

06.04.2007

Александр Морозов: «Нужно вернуть реальную конкуренцию в СМИ»

Недавно секретарь политбюро центрального совета «Справедливой России» Николай Левичев сделал жесткое заявление, из которого следовало, что партия недовольна сегодняшним освещением партийной политики в СМИ и намерена неким образом воздействовать на информационную картинку. В частности для этого будут создаваться собственные информационно-аналитические ресурсы. Эсеры, притязающие на конкуренцию с единороссами, отчаянно нуждаются в дружественном отношении со стороны журналистов. Однако «медийная вертикаль» сегодня работает не менее эффективно, чем административная. Как успешно пройти парламентские выборы-2007 в неблагоприятных информационных условиях? Своими мыслями делится Александр Морозов, член Центрального Совета, руководитель управления медийных программ партии «Справедливая Россия»:

- СМИ и выборы – эта тема, пожалуй, актуальна во всем мире.

- Существует большая проблема взаимодействия политических партий и средств массовой информации. В чем ее сложность? Партии являются неотъемлемой частью общественной жизни, служат одним из естественных инструментов гражданской активности. И потому рассчитывают на то, что должны быть представлены в СМИ наравне с другими политическими и социальными акторами. Но в то же время эволюция политических партий, которая происходила в последние десятилетия, приводит к их пониманию как неких бизнес-проектов. Владельцы СМИ смотрят на партии именно таким образом – как на рекламодателей.

Проблема достаточно хорошо осознана российским политическим классом. Например, когда Владислав Сурков в марте прошлого года встречался с активистами тогда еще Партии жизни, на соответствующий вопрос со стороны одного регионального активиста он ответил в проблемном ключе.

По всей видимости, эта проблема не имеет простого решения. Прописать в законе об оппозиции партиям какие-то доли и проценты на телеканалах – отнюдь не означает предоставить партиям доступ к федеральным СМИ, пропорциональный их общественно-политическом влиянию. Подобную инициативу в свое время выдвигал Дмитрий Рогозин в бытность свою лидером «Родины», когда его партия подвергалась давлению со стороны центра. Но заметим для ясности, что эти проценты будут достаточно искусственны. Потому что сегодня партия имеет один рейтинг, а завтра – совсем другой. К тому же, определяя лимиты телепоказа, партию фактически загоняют в информационное гетто.

Здесь обнаруживается сложный парадокс, который заключается в следующем. Помимо непосредственной электоральной активности партия как сложное социальное образование может осуществлять массу проектов в культурной, общественно-просветительской сфере. Однако очевидно, что любое упоминание о каком-либо партийном проекте, находящемся вне выборных рамок, будет рассматриваться владельцем и редактором данного СМИ как реклама. То есть за возможность донести информацию о нем до граждан начнут требовать немалые деньги. В противном случае данное событие просто не пустят на новостную ленту, и никто о нем не узнает.

Все это означает, что политические партии поставлены сегодня перед необходимостью создания собственных информационных ресурсов. Чем уже занимается «Справедливая Россия» и обязательно продолжит заниматься.

- Вы будете конкурировать с телевидением?

- Это еще один важный вопрос. Если даже принять стратегию создания собственных ресурсов, надо понимать, что какого бы масштаба ни были партийные информационные полосы, все равно они будут проигрывать государственным электронным СМИ по широте охвата, медийной картинке и, если угодно, «наглядной убедительности». Правда в том, что именно федеральные телеканалы сегодня формируют информационную картинку. В случае если возникнет необходимость, скажем, в ее искажении в пользу какой-либо партии – это будет сделано с большим эффектом. При этом совсем не обязательно, что оппозицию лишат доступа на телеканалы. «Информационное удушение» может быть произведено и в мягком формате. Пристрастный, ироничный репортаж, намеренное снижение образа партийных лидеров – соответствующие технологии давно обкатаны.

Я говорю сейчас не только о проблемах «Справедливой России». Достаточно масштабная акция коммунистов в виде народного референдума, в котором приняли участие около миллиона человек, была безбожно «застрижена» федеральными СМИ и превращена в абсолютный информационный ноль. Если же все-таки говорить о нас, то «Справедливая Россия» могла бы собрать белую книгу, где были бы собраны тысячи эпизодов использования регионального медийного ресурса против нашей партии во время октябрьской и мартовской региональных кампаний. Информационная накачка «Единой России» была порой тотальна - при том, что остальные субъекты политического процесса были ограничены рамками коммерческого показа.

Очень показателен пример освещения мартовской региональной кампании в федеральных СМИ. Ни одна политическая партия – разумеется, кроме «Единой России» - не получила возможности продемонстрировать своих кандидатов избирателю в конструктивном, позитивном ключе. И одновременно мы все ясно видели, как Борис Грызлов торжественно открывает Ледовый Дворец в Санкт-Петербурге. Конечно, построен он на бюджетные деньги и с деятельностью единороссов никак не связан, но в репортажах этот момент, понятное дело, не акцентировался.

Смею вас уверить, данная практика «открытия ледовых дворцов» и «разрезания ленточек» единороссами была распространена на все регионы, где проходили выборы. Спросите, почему мы не собираем эту белую книгу? Да потому, что с ней некуда было бы обратиться. Существует стойкая установка на то, чтобы «Единая Россия» любой ценой получала свои 46-52%.

Впрочем, мы и надеемся, что реализуемую в последние годы практику тотального информационного контроля можно будет преодолеть.

- Каким образом?

- Укреплением позиций «Справедливой России» во властной и партийной системе. В конце концов, российский политический класс должен мыслить стратегически. Сейчас постоянно пишут, что наша элита не перенесет существование двух влиятельных политических партий, потому что это неизбежно приведет к ее расколу. Мы же убеждены в обратном - появление «Справедливой России» способствует модернизации нашей политической системы. Россия не является Византией, она уже давно и необратимо отошла от монархической модели. За последние 10-15 лет модернизации страна эволюционировала настолько, что вполне способна воспринять реальную политическую конкуренцию двух системных политических сил. Никого не пугает на Западе, когда федеральные власти рекрутируются из одной партии, а главы муниципалитетов – их другой. Это никак не вредит стабильности политической системы.

Если говорить об информационной составляющей, «Справедливая Россия» вовсе не стремится к тому, чтобы подобно «Единой России» монополизировать информационное пространство. Нет, нам достаточно простого возвращения реальной конкуренции, в том числе в СМИ.

- В ситуации, когда федеральные СМИ действуют по указке из одного центра, вряд ли вам удастся преодолеть информационные барьеры. К тому же законодательство о СМИ также покровительствует единороссам. Например, не так давно появился запрет на критику оппонентов, что затрудняет оппозиционным партиям агитацию. При том, что они по определению не могут вести кампанию без некоего критического отношения к деятельности власти. Как вы собираетесь обходить эти трудности?

- Здесь есть два аспекта. Во-первых, мы рассматриваем свою критику как носящую конструктивный, не радикальный характер. Все-таки в современной типологии «Справедливая Россия» социал-реформисткая партия, и в этом смысле жесткая критика правительства совершенно не является преступлением. «Справедливая Россия» никогда не подойдет к тому рубежу, за которым начинается радикальная риторика, которая выведет партию за пределы правового поля. Это одна сторона вопроса.

Другая же заключается вот в чем. Я работаю в команде Сергея Миронова уже четыре года. И ясно вижу то, что, может быть, не так хорошо видно снаружи. Миронов совершенно искренне воспринимает политику как некую культурную миссию. Именно поэтому он очень часто поддерживает такие проекты, которые не имеют ярко выражено пиаровского эффекта, но, по его убеждению, направлены на формирование культуры гражданского общества или гуманитарной составляющей в политике. Отсюда создание журнала «Наше наследие», проекты под общим заголовком «Интеллектуальные ресурсы России» и т.д. Точно так же Миронов относится и к СМИ.

Он внутренне сильно сопротивляется тенденции коммерциализации СМИ и неоднократно высказывался о том, что она носит глубоко негативный характер. Заметим, что сама эта проблема не нова и не носит чисто российский характер. Процесс тотальной коммерциализация средств массовой информации описан в медиатеории, о нем с тревогой говорят европейские социалисты. В России старт превращения медиа в бизнес-проект был дан в 1996 году, когда группа увлеченных политтехнологов стала формировать новые технологии политического управления посредством широкого привлечения медиа. Возможно, эта модель отношений власть-общество какое-то время демонстрировала эффективность. Однако сегодня ввиду экономических и социальных изменений в стране она уже полностью устарела.

Архаический способ прямого дирижирования общественным сознанием тормозит политическую и косвенно экономическую модернизацию. В этом смысле «политико-культурные» установки Сергея Миронова оказываются гораздо прогрессивней модели 90-х. В общем, нам нужно менять информационный климат в стране. «Справедливая Россия» планирует начать с воспитания информационной среды. Это одна из составляющих ее медиа-стратегии.

- Но как эти установки могут сказаться непосредственно на результатах выборов? Ведь «Справедливая Россия» будет действовать в старой информационной системе.

- Ваш вопрос можно свести к следующему: каким образом мы собираемся бороться за дополнительные проценты голосов избирателей? Вероятно, правы эксперты, которые говорят, что 15%, полученные нами на мартовских выборах – тот самый «молчащий» электорат, который не смогли подобрать другие российские партии. «Единая Россия» получила своего избирателя, ЛДПР – своего, мы - своего. То есть никто не сумел залезть на чужую «поляну».

Если придерживаться этой точки зрения, «Справедливая Россия» способствовала повышению явки (которая действительно выросла) и взяла голоса тех, ранее аполитичных либо не определившихся избирателей, которые пришли на выборы. Но тогда за счет чего мы получим, допустим, 20-30% голосов? Думаю, в условиях информационного давления «Справедливая Россия» должна будет активно прибегать к тактике «от двери к двери». То послание, с которым эсеры выходят на выборы, обращено к слоям «ниже средних», которые сегодня терпят некоторые лишения. Обращение к этим слоям должно быть очень контактным.

Во-вторых, мы рассчитываем на то, что если нельзя изменить позицию СМИ, можно менять позицию журналистов.

- Здесь есть несомненный ресурс, потому что многие журналисты со скепсисом относятся к «Единой России». Во многом это профессиональное - именно с этой партией связывают подмораживание информационного поля.

- Мы собираемся бороться за личную позицию журналистов. В качестве руководителя управления медийных программ «Справедливой России» я постоянно общаюсь с представителями медиа-сообщества и ясно вижу, что журналисты в значительной степени утомлены административным давлением. Многие прекрасно понимают, что эта политика не имеет перспективы, она направлена против граждан и против страны в целом.

К сожалению, негативный настрой СМИ по отношению к нам объясняется не только ангажированностью СМИ, но и общим недоверием к российской политике. Читая сегодняшние публикации, я вижу, что внутренняя идея «Справедливой России» не понята во многом потому, что падает на благодатную почву всеобщего скепсиса.

Может быть, журналисты имеют право смотреть на политику как на клоунаду. Однако меня удивляет, когда о российской политике пишут как о полностью срежиссированной из Кремля. Но почему в этом случае любимец либералов, политолог, член британского парламента Роберт Скидельский пишет в «Ведомостях», что сегодня у России появился шанс заложить основы настоящего парламентаризма? Хотя обе пропутинские партии и созданы при участии Кремля, но давайте посмотрим, что будет через 10 лет. Все понимают, что ХДС/ХСС и СДПГ - это, в конечном счете, две части одной политической системы. И только в маргинальных французских изданиях можно прочесть, что наверху существует какой-то заговор элит, которые для вида поделились на социалистов и голлистов, чтобы управлять страной.

В российской же журналистике редкость - прочитать текст, лишенный бесконечного журналистского скепсиса, где развитие российской политической системы рассматривалось бы в качестве такой же необходимости, как, скажем, модернизация банковского сектора.

- И все же, какая сумма факторов подвигла Николая Левичева сделать свое заявление о монополизации СМИ?

- Мы все прекрасно понимаем, что мартовские выборы закончились успехом «Справедливой России» и что у некоего властного крыла имеется точка зрения на то, каков должен быть отныне информационный баланс между «Единой Россией» и «Справедливой Россией». Надо понимать, что эта политика вряд ли будет щадящей для нас. Скорее наоборот. Но мы к этому готовы. И, безусловно, у нас найдется что этому противопоставить.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net