Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

10.04.2007

Какая Украина нам нужна?

2 апреля президент Ющенко подписал указ о досрочном прекращении полномочий парламента и назначении новых выборов, которые должны пройти 27 мая. Коалиция национального единства отказалась выполнять указ, считая его неконституционным. Решение президента неоднозначно восприняло и население страны - сторонники коалиции уже несколько дней протестуют в центре Киева, а также в других городах Украины. Пока указ президента находится на рассмотрении Конституционного суда. О том, как должна вести себя Россия в этой кризисной для Украины ситуации с «Политком.Ру» беседует заместитель генерального директора Центра политических технологий Сергей Михеев:

- Как вы можете охарактеризовать происходящее на Украине?

- Происходящее на Украине это очередное проявление того, что украинское государство не вполне ещё состоялось. Много раз уже говорилось о том, что та Украина, которая получилась в результате распада СССР это в значительной степени образование искусственное, характеризующееся массой внутренних противоречий. Украинские же правящие элиты вместо того, чтобы по умному эти противоречия сглаживать, решили пойти по пути их акцентирования. К примеру, вместо того, чтобы сделать многочисленных русских союзниками нового государства и найти с ними приемлемый компромисс, их насильно украинизируют, тем самым только усугубляя внутреннее напряжение в обществе. И так почти во всём. Это свидетельствует о незрелости украинских элит. Что же касается текущего момента, то, очевидно, что очередной политический кризис показатель того, что оранжевая власть слаба. Оказалось, что серьезных рецептов объединения общества у нее нет, поэтому вместо того, чтобы искать компромисс, власть только усиливает линии разлома. Проблема противостояния элит – показатель реально существующего раскола в обществе. На Украине есть большие группы населения, которые по-разному смотрят на судьбу своей страны. Оранжевая власть пытается это игнорировать. Да и по другим насущным проблемам оранжевые продемонстрировали неспособность найти эффективные решения. В результате очередной (и, скорее всего, не последний) кризис. Власть то они с внешней помощью взяли, а вот распорядиться ею эффективно не смогли.

Тот формат, в котором протекает кризис, свидетельствует о слабости президента Ющенко, который сейчас пытается что-то предпринимать для его разрешения. Но все его шаги показывают одно – украинский президент не уверен в своих позициях и страшно боится потерять власть. Оттого и такие резкие шаги. Ведь по большому счёт переход депутатов из фракции во фракцию это не слишком достаточный повод для того, чтобы ввергнуть страну в столь глубокий политический кризис. Но нервы, видимо, сдали, да и политической мудрости не хватает катастрофически. Тимошенко тоже отнюдь не на высоте, ведь совершенно очевидно, что ей этот кризис (как и любой другой) на руку. После майдана в условиях постепенной стабилизации она начала постепенно теряться из виду, терять рейтинги и так далее. А ведь у неё президентские амбиции. Ей-то как раз этот кризис, как глоток воздуха – одновременно и возможность вновь выйти на авансцену в своей привычной роли площадного политика, и отличный шанс навсегда отодвинуть Ющенко с его «Нашей Украиной» на вторые роли. То есть, ради своего продвижения не жалко и бывшего соратника по «оранжевой революции». Информация о том, что кризис инспирирован некими кругами, связанными с Тимошенко может в итоге оказаться правдой. В общем, всё это ещё раз подтверждает несостоятельность и беспринципность украинского «политикума», как они всё это называют.

- На ваш взгляд, как следует вести себя в этой ситуации России?

- Политика России зависит от того, какие цели в отношении Украины мы преследуем. Очевидно, что с этими целями мы до сих пор не определились, серьезной стратегии все еще нет. Даже в краткосрочной перспективе эти цели не вполне ясны, однако какими мы хотим видеть российско-украинские отношения через 30 и 50 лет, вообще никто не знает. Думать об этом считается уделом наивных теоретиков. Но если неизвестна цель, невозможно и выбрать средства для ее достижения. Стратегического российского проекта так до сих пор и нет. Ни во внутренней политике, ни во внешней. И это плохо. Жить ради постоянного роста прибыли любой ценой это хороший проект для свинофермы, а не для великого государства. В масштабах государства деньги это средство для реализации идей. Когда деньги сами становятся абсолютной идеей можно констатировать начало конца государственного проекта.

Предположим, что мы хотим видеть Украину целостным и независимым государством, но с более дружественной нам властью. Властью, которая не будет силком тащить Украину в НАТО и ЕС, не будет усугублять раскол между русскими и украинцами, будет благосклонно относится к экономическому сотрудничеству, и может быть даже рассмотрит вопрос о продлении срока пребывания нашего флота в Крыму. В этом (как, впрочем, и в любом другом) случае нам совершенно необходимо дать понять всем, что мы безусловно находимся на стороне тех сил на Украине, которые готовы поддерживать эту политическую линию. И не просто находимся на стороне, но и готовы оказывать необходимую поддержку. Если сегодня это Янукович, значит надо поддерживать его. Главное - сделать так, чтобы люди на Украине, которые ориентируется на Россию, понимали, что они могут на нас опереться. А сейчас они сталкиваются с нашей позицией, которую можно сформулировать так: «Вы сами решайте свои внутренние проблемы, а мы потом посмотрим. Мы вот на ваших прошлых выборах обожглись (или нам внушили, что мы обожглись) и теперь мы очень осторожные». И это в то время, когда внешние союзники Ющенко и Тимошенко совершенно не стесняются оказывать этим политикам всю необходимую поддержку.

В итоге, те, кто симпатизируют нам, не получают от Москвы даже достаточной моральной поддержки. Возможно, это происходит из-за того, что на прошлых президентских выборах мы сыграли не так удачно, как хотелось бы. Но это не делает нашу сегодняшнюю позицию устранения из украинской политики менее ошибочной. Да и что касается прошлых выборов, то здесь тоже большой вопрос – Янукович превратился в реального политика, в того, кем он является сейчас именно благодаря усилиям российских политтехнологов и поддержки России. Не было бы этого – сейчас на Украине вообще были бы одни оражневые, а людей, симпатизирующих России окончательно загнали бы под лавку. Возвращаясь к тому, о чём я говорил чуть выше: политика требует стратегии, это не торговля на рынке – продал пачку макарон и тут же получил деньги. Настоящая политика не даёт моментальных процентов по вкладам, она требует времени и терпения.

Как минимум, нам в этой ситуации нужно дать понять, что мы готовы поддерживать любые эффективные инициативы пророссийски настроенной украинской элиты (и не только элиты), хотя мы и стоим на позиции невмешательства во внутренние дела суверенного государства.

- Какие шаги нужно предпринять тем украинским силам, которые ориентированы на Россию?

- Они должны действовать гибче и технологичнее своих соперников и быть готовыми ко всему – от очередных выборов до двоевластии и гражданского конфликта. Побеждает тот, кто действует решительнее. Это, кстати, показала и «оранжева революция». Тот кто вечно мнётся с ноги на ногу и постоянно желает и рыбку съесть, и денежки не потратить в большой политике чаще проигрывает. Пусть готовятся ко всему. В том числе, к новым выборам. Пусть негласно, но они должны к ним готовиться. Одновременно нужно работать с улицей. Потому что власть берется на улицах, лишь оформляясь на выборах, что и продемонстрировали в свое время оранжевые. Все эти байки про «легитимные и демократические выборы» через которые, якобы, только и можно получить власть опровергаются жизнью. По крайней мере, такова на сегодняшний день постсоветская реальность и от этого надо отталкиваться.

А у восточно- украинских элит есть один недостаток – они улицы боятся и вообще склонны к кулуарным договорённости по поводу конкретных бизнес-интересов. Но им надо понять, что политика и бизнес это не одно и то же. Рано или поздно придётся делать выбор. Опираясь только на кулуарные договоренности, они, скорее всего, проиграют, без поддержки народных масс победы им не видать. Поэтому сторонники Януковича должны быть готовы к своему майдану по полной программе. Пока все их акции всё же, скорее, напоминают первомайские демонстрации. Не исключено, что им даже стоит перестать бояться двоевластия на Украине – оно будет работать против Ющенко, показывая его слабость как президента. Большая часть ответственности за это ляжет именно на него и его команду.

Надо показать людям, что решение Ющенко распустить Раду негативно повлияло на ситуацию в стране, плохо отражается на жизни простых людей. Ющенко пошел ва-банк и подписал указ о роспуске – тут же понизились рейтинги Украины, пошли вниз котировки украинских бумаг, не исключается падение курса гривны, тормозится принятие ряда экономических решений. И это может быть только началом кризиса.

- До каких пределов может разрастись этот кризис? Возможен ли раскол Украины, которым пугают еще со времени «оранжевой» революции?

- Раскол теоретически возможен. Ещё раз повторяю – постсоветская Украина это во многом неестественное образование. Внутренних предпосылок для раскола немало. А правящие элиты за прошедшие 15 лет независимости так и не смогли эти предпосылки изжить. СССР развалился, Югославия развалилась, Чехословакия развалилась, Сербия развалилась, Грузия, Молдавия и Азербайджан де-факто расчленены, почему бы и Украине не развалиться? Кто сказал, что процесс перекройки европейских карт окончательно завершился? Югославия распалась и продолжает дробиться на маленькие государства, при этом многие на Западе считают, что это дробление демократично и правильно. Но ту же логику можно применить и к Украине.

Я считаю, что в случае дальнейшего развития кризиса Россия не должна бояться раскола Украины. Конечно, нам на сегодняшний день выгоднее единая Украина, потому что раскол потребует от нас активных действий и больших затрат, создаст нестабильность непосредственно вблизи российских границ. Но если сохранение единства в нынешних условиях невозможно, что ж, значит, так тому и быть. А этот сценарий более чем вероятен. Украина действительно внутренне очень разобщенная страна, и не Россия тому виной.

Кроме того, ситуация с постепенным дрейфом Украины в сторону от России (всё равно в какую) рано или поздно может привести к полной потере какого-либо влияния России в данном регионе Европы. Это в свою очередь даст другие геополитические метастазы. Если мы не можем или не решаемся предотвратить этот дрейф, то многим параметрам раскол Украины может оказаться более приемлемым вариантом, чем превращение Украины в абсолютно враждебное России государство.

Кстати, показательно, что украинские политики не понимают того простого факта, что, чем радикальнее они дистанцируются от России, тем сильнее они подталкивают российские элиты к более агрессивному взгляду на вопрос возможного расчленения Украины. То есть, опять же вместо поиска разумного компромисса, давление на больную мозоль.

То есть, у нас по большому счёту есть только два варианта: или мы постепенно отдаем Украину нашим геополитическим соперникам, которые не скрывают своей заинтересованности, или сами активно играем на Украине и продвигаем свои интересы. В конце концов, если придется выбирать между расколом Украины и окончательной ее потерей в геополитическом плане, то не стоит бояться раскола.

Часто можно слышать рассуждения о том, что мол «зачем нам все эти непрофильные активы и убыточные вложения, зачем эти «лишние» территории, давайте просто продолжать торговать сырьём и делить деньги». Надо сказать, что если бы русские политики так рассуждали бы во все времена, то Россия до сих пор вряд ли вышла бы за пределы центрально-чернозёмного района, и никогда не было бы у нас тех самых сырьевых ресурсов, с которых сейчас так сладострастно российская элита стрижёт купоны. Примерно так, видимо, рассуждали, когда продавали Аляску. История показала, насколько ошибочным был такой подход. Тех денег, которые получили за Аляску, и след простыл, а вот купить обратно никак невозможно.

Кроме того, раскол Украины вовсе не обязательно означал бы вхождение в состав России каких-либо ее частей. Собственно, мы можем иметь под боком целых две или три Украины, которые будут независимыми от нас, но имеющими с Россией союзнические отношения. Существуют несомненные экономические предпосылки для самостоятельности восточной и южной Украины, и если эти земли оформятся в качестве самостоятельных государств, они смогут себя прокормить скорее, чем центральная и западная Украина. Сейчас положение таково, что украинский восток и юг кормит запад и центр, поскольку вся «ликвидная» промышленность расположена там.

Конечно, этот план гипотетический, но его реализация возможна. Москва до сих пор является гарантом целостности многих постсоветских государств. В том числе и украинского государства. Если бы в Москве было принято политическое решение о расколе Украины, у нас хватило бы ресурсов для осуществления этого плана. А предпосылки в самой Украине, как уже говорилось, для этого есть. В любом случае, наивно ждать, пока все разрешится само собой. Наивно ждать решений других внешних наблюдателей, которые преследуют свои цели.

- Какую роль в этой ситуации может сыграть нефтегазовая политика России?

- Многие считают, что достаточно рассматривать в качестве партнеров по нефтегазовой игре Запад, а постсоветское пространство следует оставить в покое. Но я не думаю, что такая позиция верна. Это очень близорукая позиция.

Так мы окончательно потеряем не только Украину, но и все свои позиции за пределами границ. Геополитическое влияние разменяем на деньги, которые, скорее всего, проедим. Собственно к этому нас постоянно и склоняют, в том числе, западные политики. Деньги это главный соблазн для российской элиты и России в целом. Ими нас уже не раз вполне успешно соблазняли. Надеются соблазнить и в случае с Украиной.

Сейчас Москва не хочет обострять ситуацию в Европе. Но если Украина будет уходить в НАТО, это приведет к тому, что между Россией и Украиной появится реальная государственная граница, которая навсегда разделит два наших родственных народа. Кстати, навсегда от России отделится и сама по себе историческая колыбель нашей цивилизации. Более того, эта территория может стать враждебной. Может показаться, что это лирика, но в долгосрочной перспективе это неизбежно негативно скажется на самоидентификации русских, как государствообразующей нации, и россиян в целом.

- У нашей элиты есть известная мечта о возвращении Крыма.

- У какой именно элиты? По-моему у нашей элиты есть Куршавель, зачем ей Крым? Мы бы могли вернуть Крым, если бы на это была политическая воля в Кремле. Но нынешняя российская элита - продукт распада СССР, она преимущественно безыдейна и опирается в своих действиях только на денежно-товарные отношения. В зависимости от них же выстраиваются государственные планы. Нынешняя элита все считает на калькуляторах. Если цель сулит близкую выгоду, они на это пойдут. Если нет – нет.

Даже опасность лишиться стратегической для России военно-морской базы в Крыму не пугает этих людей. Вот если бы там была нефть и нефтепровод, тогда бы кто-то, может быть, обеспокоился. А военная база Черноморского флота, похоже, их не особенно беспокоит. Ну заберут и заберут. На неё ведь сколько денег приходиться тратить. Ну заберут и заберут. На неё ведь сколько денег приходиться тратить. Никакого дохода. Непрофильный актив.

Готовность отступать - свидетельство того, что идей и проектов у нас нет, а есть только желание получать деньги. Однако, как я уже говорил, нельзя внятный государственный проект построить исключительно на калькуляции экономических выгод. Должна быть генеральная идея, деньги лишь служат средством ее реализации. А у нас средства давно подменили цель. Благосостояние элит стало главной национальной идеей.

Нам надо понять, что Украина – колыбель русской цивилизации. Потеря связи русских с Киевом способна нанести очень серьезный ущерб для нашей национальной самоидентификации. Это гораздо более серьезная проблема, чем, скажем, угроза потери части Кавказа, которая нависла в 90-х годах. Вообще, надо сказать, что самое важное мы, к сожалению, уже потеряли – Украина, Белоруссия ещё ряд территорий. И если есть шанс как-то не допустить этого, им нужно воспользоваться. Вот реальная, амбициозная задача для российской элиты.

Если же мы не будет заниматься Украиной, она будет от нас уплывать под силой притяжения другого «магнита», который, в конце концов, притянет всю Украину целиком – вместе с Крымом и живущими в ней русскими. При этом Крым может уплыть еще дальше, чем Киев. Крымско-татарская община, которую после распада СССР стал поддерживать и развивать Киев, видит Крым не в составе Европы, а независимым государством, ориентированном на мусульманскую Турцию.

Подготовила Любовь Шарий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net