Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

01.07.2005 | Виталий Портников

КЛУБ НЕДОВОЛЬНЫХ

На этой неделе в российской столице побывали лидеры, за перемещениями которых внимательно следят в современном мире - президент Узбекистана Ислам Каримов и председатель КНР Ху Цзиньтао. Тем более что нахождение Каримова и Ху Цзиньтао в Москве с интервалом буквально в один день - отнюдь не единственное внешнеполитическое совпадение. На очереди саммит Шанхайской организации сотрудничества, на котором Путин, Каримов и Ху встретятся вновь в обществе других руководителей стран Центральной Азии.

И, судя по российским настроениям, в Москве постараются использовать визиты Каримова и Ху Цзиньтао для усиления собственных позиций в регионе и создании некоего центра противодействия возрастающим амбициям Соединенных Штатов. Действительно, с формальной точки зрения возможности создать такой клуб недовольных не было уже давно. Президент Каримов практически все эти годы успешно лавировал между Россией и Западом, более того - к близким отношениям с Москвой он не склонялся никогда, предпочитая создавать своей стране имидж форпоста в борьбе с международным терроризмом и экстремизмом. Но после андижанских событий и в особенности после отказа обеспечить их международное расследование Каримов близок к международной изоляции как никогда. И понятно, что ему удобно было бы стать российским союзником - по крайней мере, это создавало бы условия для очередного маневра в будущем, когда ситуация вокруг Узбекистана в очередной раз изменится.

Кстати, весьма важным, а, может быть, и определяющим обстоятельством в российских расчетах стало то, что Китай в случае с Андижаном практически полностью разделил российские позиции. Нынешнее поколение китайских руководителей еще не забыло, как гневно - и вместе с тем безрезультатно - отреагировал Запад на подавление студенческих акций в Пекине. Если для Москвы Андижан первая пощечина заокеанским организаторам всевозможных "оранжевых революций", то для Пекина - повторение Тяньаньмень. И Россия, и Китай одинаково не заинтересованы в появлении в центральноазиатском регионе не просто режимов, не просто ориентирующихся на Запад, но и пытающихся внедрить у себя демократию западного образца - это опасно, губительно и генерирует нестабильность.

В намечающейся схеме противостояния треугольнику Россия-Узбекистан-Китай отводится главная роль. От остальных государств Центральной Азии - участников ШОС - будут требовать лояльности и понимания.

Эта стройная схема регионального единства и готовности показать Соединенным Штатам фигу в центральноазиатском кармане, однако достаточно легко рассыпается при столкновении с реальностью. Во-первых, неопределенной остается китайская позиция. Ну совпали российские и китайские взгляды на Андижан, а дальше-то что? Экономические позиции двух стран в современном мире, в том числе и на западном рынке, не сравнимы, и Пекин просто не может позволить себе серьезной конфронтации с Западом. Кроме того, в России у Ху Цзиньтао конкретные экономические интересы, которые не всегда приятны его российским собеседникам. Путин хочет сотрудничать с Ху в военной области и радуется совместно проведенным военным учениям, а Ху интересуется прежде всего сотрудничеством в приграничных регионах - то есть, по сути, увеличением китайского "пассажиропотока" на Дальний Восток и поставками российских энергоносителей. Как это ни парадоксально, но Ху Цзиньтао гораздо в большей степени прагматик, чем Владимир Путин. Хотя бы уже потому, что сможет объяснить, зачем ему все это надо. А вот президенту России будет очень трудно объяснить, зачем ему на самом деле - без каких-то там высоких слов - противостояние с дорогим другом Джорджем…

Не самым надежным партнером является и Ислам Каримов. Президент Узбекистана, как я уже отмечал, всегда отличался готовностью и умением лавировать. Сейчас он просто попал в сложную ситуацию, прежде всего с западным общественным мнением. Однако непонятно, каковы альтернативы его режиму и что вообще может наступить в Узбекистане и Центральной Азии после Каримова. Это непонятно как в самой стране, так и на Западе. В этих условиях Вашингтон вряд ли будет играть на сознательное ослабление "понятного" режима - какой бы ни была антизападная риторика Каримова, союзником радикальных исламистов он уже все равно никогда не станет. Так что отнюдь не все так однозначно, и при определенном изменении ситуации Каримов еще может рассчитывать если не на благоволение, так на понимание Запада. И он забудет о своей горячей любви к России на следующий же день после этого!

Что касается лояльности других участников центральноазиатской концессии, то, опять-таки не стоит забывать, что Назарбаев, Рахмонов и Бакиев руководят достаточно нестабильными с точки зрения противостояния элит государствами. И в случае резкого крена в одну сторону противоборствующая группировка вполне может использовать ситуацию в собственных целях. Конечно, нельзя сравнивать казахскую нестабильность с киргизской, а таджикскую с казахской - и все же эта не та твердая почва, на которой выстраиваются сильные геополитические союзы. Так что возвращение России в Азию может на поверку оказаться не столько выверенным внешнеполитическим шагом, сколько пропагандой для внутреннего пользования…

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net