Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Взгляд

12.04.2007 | Сергей Маркедонов

Куда шагает Азербайджан

4 апреля 1992 года между Россией и Азербайджаном были установлены дипломатические отношения. 15 лет назад начался новый этап двусторонних отношений. Если раньше это были отношения между центральной и региональной властью, то, начиная с апреля 1992 года, они получили статус межгосударственных. До вхождения Северного Азербайджана в состав Российской империи (XIX в.) на его территории существовало 15 ханств и несколько более мелких владений, находящихся в васссальной зависимости от Персии. В результате Гюлистанского (1813 г.) и Туркманчайского (1828 г.) мирных договоров, завершавших российско-персидские войны 1804-1813 и 1826-1828 гг., территория Северного Азербайджана вошла в состав Российской империи.

В составе дореволюционной России территории нынешнего Азербайджана были административно объединены в Бакинскую и Елизаветпольскую губернии. Само понятие Азербайджан как государственно-правовая, а не географическая категория, появилось в начале ХХ в. В дореволюционный период для обозначения азербайджанцев российская администрация использовала этноним «татары» («кавказские татары») или рассматривала их в рамках религиозного дискурса ("мусульмане"). Свои политические интересы «кавказские татары» отстаивали в составе мусульманской фракции в Государственной думе России. После Октября 1917 г. на Южном Кавказе государственная власть перешла в руки Закавказского комиссариата, а затем Закавказского сейма. В мае 1918 г. Закавказье как единое государственное образование распалось. 28 мая 1918 г. была провозглашена Азербайджанская Демократическая республика (АДР) - первое государственное образование азербайджанцев в новейший период. Правящей партией в республике стала партия "Мусават" («Равенство»). В апреле 1920 года в Азербайджане на долгие семь десятилетий установилась советская власть. В период «парада суверенитетов» азербайджанская политическая элита приняла решение «восстановить» свою государственность.

Тот факт, что «восстановленная» азербайджанская государственность существует уже на протяжении 15 лет (и не просто существует, а демонстрирует жизнеспособность и эффективность, играет ключевую роль в Большой игре на Южном Кавказе и на Ближнем Востоке), заслуживает особого внимания. Первая Азербайджанская республика просуществовала чуть меньше двух лет. 28 мая 1918 года АДР была провозглашена, а уже в апреле 1920 г. началось установление советской власти в республике. В 1920 году «первый» Азербайджан был признан de facto Верховным Советом Союзных Держав на Парижской мирной конференции. Однако в Лигу наций АДР не попала. В Меморандуме Генерального секретаря Лиги указывалось, почему это сделать невозможно: «Территория Азербайджана являлась частью Российской империи, ввиду чего возникает вопрос, достаточно ли объявления в мае 1918 года о независимости и признания Союзными Державами в мае 1920 года для того, чтобы считать Азербайджан де-юре полностью самоуправляемым государством». В 1920 году этого оказалось недостаточно…

Иное дело постсоветский Азербайджан — пример государства с диверсифицированной внешней политикой. В этом смысле Баку после 1991 года научился извлекать уроки из собственной истории. В период первой республики азербайджанская элита сперва играла роль младшего брата Турции, а потом «нефтяной вышки» Великобритании. «Второй Азербайджан» действует гораздо более тонко, стараясь «не складывать яйца в одну корзину», считаясь «своим» и в США, и в России: с одной стороны участвует в прозападном ГУАМе, а с другой — заявляет о стратегическом интересе к партнерству с РФ. Об этом Ильхам Алиев не постеснялся заявить и в ходе своего вашингтонского визита в 2006 году. В 2004-2005 гг. Баку нашел свои пути и к Тегерану. В последние годы по азербайджанскому пути во внешней политике (как это ни парадоксально) идет Армения, отказываясь от односторонней «привязки» к России. Некоторые попытки диверсификации внешнеполитической стратегии предпринимает и Казахстан, который все больше попадает в фокус интересов американского Госдепартамента. Однако Астане и Еревану далеко до Баку в умении держаться на геополитических качелях…

Таким образом, история межгосударственных отношений постсоветских РФ и Азербайджана началась 15 лет назад. В «кавказской политике» России азербайджанское направление занимает особое место. Баку находится между двух крайних полюсов кавказской «Большой игры». Если крайним антироссийским полюсом является Тбилиси, то наиболее последовательной пророссийской силой считается Ереван. Так вот, в отличие от Грузии, целенаправленно декларирующей свой стратегический курс на евроатлантическую интеграцию и избавление от российского «имперского наследия», Азербайджан стремится к конструктивным отношениям с Россией. В 1997 году между двумя нашими государствами был подписан «Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной безопасности». В 2001 и 2004 годах были подписаны Московская и Бакинская декларации по налаживанию «высокого диалога» между двумя государствами. Товарооборот между нашими странами достиг к 2007 году 1, 5 млрд. долларов США.

России и Азербайджану удалось также найти взаимопонимание по вопросу Каспия. По словам заместителя министра иностранных дел Азербайджана Халафа Халафова, «благодаря российской стороне первым достижением в этом вопросе можно считать договоренность по статусу между Азербайджаном и Россией, к которой позже присоединился и Казахстан». В Азербайджане не открывают «музеев оккупации», зато там функционируют и сегодня 346 школ, где ведутся занятия на русском языке. 15 тыс. студентов также имеют такую возможность. В Баку не рассматривают российское военное присутствие (Габалинская РЛС, проект «Касфор») как проявление «десуверенизации». Многие представители официального Азербайджана, начиная с президента Ильхама Алиева, неоднократно давали высокие оценки миротворческому потенциалу России в процессе карабахского урегулирования. И тот факт, что тезис о возможном размещении российских миротворцев в зоне армяно-азербайджанского противостояния был в 2006 году дважды озвучен именно в Баку, о многом говорит. Представить себе позитивные высказывания в Тбилиси о российском миротворчестве невозможно.

Но это лишь одна сторона медали. С другой стороны Азербайджан — член ГУАМ, организации, заработавшей себе имидж своеобразного анти-СНГ и ставшей определенным противовесом российскому влиянию в «ближнем зарубежье». Тем более, что в сегодняшнем «обновленном» ГУАМ «первые скрипки» играют главные оппоненты России — Украина и Грузия. В Москве ревниво наблюдают и за развитием американо-азербайджанских отношений. В отношениях Москвы и Баку нет того уровня сотрудничества, прежде всего в военной и политической сферах, который есть сегодня в отношениях между Россией и Арменией. В отличие от Армении, Азербайджан не состоит в ЕврАзЭС и ОДКБ. У Баку свои подходы к взаимоотношениям с Грузией. Во многом «охлаждение» двусторонних российско-азербайджанских отношений в конце 2006 года было вызвано именно серьезными разночтениями во взглядах на Грузию.

Азербайджан имеет «свое» мнение на транспортные и энергетические проекты, к которым без особых симпатий относятся в Москве. Речь идет о «проекте века» Баку-Джейхан, а также о строительстве дороги Карс-Ахалкалаки-Баку, которая идет в обход Армении, усиливая изоляцию нашего стратегического партнера. Не слишком довольны в Москве и энергетическому партнерству между Азербайджаном и Польшей (главным оппонентом РФ среди членов ЕС, который ухудшает динамику российско-европейских отношений в целом). По мнению директора Центра нефтяных исследований Азербайджана Ильхама Шабанова, «сегодня Польша выстраивает новую концепцию своей нефтегазовой безопасности. В качестве основных партнеров она хотела бы видеть Казахстан, Азербайджан, Грузию и Украину. Если точнее, Варшаве нужна каспийская нефть, которая через Грузию и Украину должна быть транспортирована в Польшу».

Между Москвой и Баку есть серьезные расхождения по вопросу о российско-армянском стратегическом партнерстве. Неучастие Азербайджана в ОДКБ, членство в ГУАМ и активное сотрудничество с НАТО и США во многом и диктуется пророссийской ориентацией Армении. В военном присутствии РФ в Армении (особенно после вывода российских частей из Грузии и их передислокации в соседнюю республику) лидеры Азербайджана видят опасность эскалации армяно-азербайджанского противостояния. Насколько обоснованы подобные опасения — другой вопрос. Но то, что борьба с «рукой Москвы» — выгодный политический "брэнд" оппонентов Ильхама Алиева, не вызывает сомнений.

Азербайджан занимает выгодное положение не только на Юге Кавказа, но и на всем постсоветском пространстве. Он является связующим звеном между Кавказским регионом и Центральной Азией. Республика обладает большими углеводородными ресурсами. По словам американского политолога Збигнева Бжезинского, "Азербайджан можно назвать жизненно важной "пробкой", контролирующей доступ к бутылке с богатствами Каспийского моря и Средней Азии. Независимый тюркоязычный Азербайджан, по территории которого проходят нефтепроводы и далее тянутся на территорию этнически родственной и оказывающей ему политическую помощь Турции, помешал бы России осуществить монополию на доступ к региону и таким образом лишил бы ее главного политического рычага влияния на политику государств Средней Азии".

Однако для России «азербайджанский фактор» имеет не меньшее значение и во внутренней политике. По данным официальной статистики, с 1989 по 1999 гг. численность азербайджанцев в России увеличилась с 335,9 тыс. до 462,7 тыс. чел. (миграционный прирост — 62,8 тыс.). Численность российских азербайджанцев согласно Всероссийской переписи 2002 г. — 621,5 тыс. чел. (13-й по численности этнос РФ). Экспертные оценки дают иные, более высокие цифры. По данным правоохранительных органов России и посольства Азербайджана в РФ — 1,5 млн. и 1 млн. человек соответственно. Азербайджанцы расселены в 55 субъектах РФ. По подсчетам директора Института международных экономических и политических исследований РАН профессора Руслана Гринберга, только денежные переводы в Азербайджан составляют 1,8-2,4 млрд. долл. США. Таким образом, заинтересованность России в стабильности и поступательном развитии соседнего Азербайджана очевидна.

Однако, несмотря на всю сложность двусторонних отношений, Россия и Азербайджан имеют большой потенциал для развития партнерства. Одной из наиболее мощных азербайджанских диаспор является диаспора на территории РФ. Однако потенциал диаспоры нельзя свести только к денежному аспекту. Диаспора — это мощный фактор развития российско-азербайджанских отношений и урегулирования армяно-азербайджанского конфликта. В свою очередь Азербайджан — это территория проживания диаспор дагестанских народов (лезгины, аварцы, цахуры), чье влияние на этнополитические процессы на российском Северном Кавказе также заметно.

Но самое главное — это то, что Баку и Москва учатся исправлять ошибки, допущенные в начале 1990-х гг., и извлекать из них уроки. Для России такой ошибкой был крен в сторону Армении и отказ от диверсифицированной политики на Юге Кавказа. Для Азербайджана – поддержка чеченских сепаратистов в первой половине 1990-х гг. В этой связи, однако же, следует особо подчеркнуть, что нормальные российско-азербайджанские контакты не должны ни в коем случае означать «забвения» Армении. Армения — многовековой геополитический союзник России, и в самом армянском государстве российское присутствие в Закавказье рассматривается как позитивный фактор. Речь должна идти о сбалансированной и диверсифицированной политике. За примером далеко ходить не надо. США проводит по отношению к Азербайджану «покровительственный курс», не замечая несоответствия политических реалий республики «демократическим стандартам». Это прекрасно продемонстрировали парламентские выборы в 2005 году. Накануне выборов в Милли меджлис (парламент) Азербайджана третьего созыва в ноябре 2005 г. сенатор-республиканец Ричард Лугар, возглавлявший делегацию Сената американского Конгресса, заявил в Баку: «Я не пропагандирую и не ожидаю революцию в Азербайджане». В 2006 году Азербайджан был назван «исламским союзником США» (ранее этот титул принадлежал Турции). Вместе с тем США оказывает финансовую помощь Армении и даже непризнанной Нагорно-Карабахской Республике. И хотя в последнее время в Вашингтоне все чаще слышатся призывы уменьшить финансовые вливания в Армению (в Карабах эти дотации планируют даже прекратить в 2008 году), до последнего времени именно эта республика была второй после Израиля страной по масштабам получения американской помощи.

Азербайджан — мусульманская страна, но светское государство, декларирующее приверженность демократическим идеалам и жесткое неприятие исламского фундаментализма. В октябре 1991 г. в республике была учреждена Азербайджанская исламская партия прогресса. Затем была сформирована Азербайджанская Исламская Партия (АИП). Ее основными целями стали "социальная и экономическая независимость Азербайджана путем установления в стране исламских законов". Помимо нее, в постсоветский период возникли такие экстремистские организации, как "Джейшулла" ("Армия Аллаха") и "Хизбулла" ("Партия Аллаха"). Позиции официальной власти по отношению к "политизированному" исламу были достаточно жесткими. В 1995 г. АИП было отказано в перерегистрации. В мае 1996 г. были арестованы ее лидеры, а в 1997 г. осуждены за сотрудничество с иранскими спецслужбами. Сегодня, когда Россия вовлечена в борьбу с международным исламским терроризмом, соседство с политически стабильным светским государством, занимающим непримиримую позицию по отношению к религиозным экстремистам, чрезвычайно важно. Таким образом, Россия и Азербайджан, несмотря на некоторые существенные расхождения во взглядах на «Большую игру» в Закавказье (армянский вопрос, Нагорный Карабах, взаимоотношения с США), заинтересованы друг в друге. С одной стороны, России нужен стабильный, светский, демократический (в возможных на постсоветском Востоке рамках) Азербайджан. С другой стороны, Азербайджану необходимо фактическое (а не формально-правовое) присутствие на Северном Кавказе сильной российской государственной власти и понимание ею внутриполитических реалий в закавказской республике.

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net