Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

17.04.2007 | Сергей Михеев

Красноярский «марш несогласных» привёл к укреплению местной «партии власти»

Выборы в Законодательное собрание Красноярского края не принесли никаких неожиданностей, кроме относительныого успеха СПС, который кардинально поменял своё позиционирование с право-либерального на лево-популистское, и уже не первый раз удивляет наблюдателей за региональными выборами. Произошло это благодаря разрушению электоральной группы, ориентирующейся на Анатолия Быкова, что также весьма важно в масштабах местного политического процесса. Впрочем, главного это не меняет – «Единая Россия» однозначно будет контролировать красноярский краевой парламент.

Что касается «партии власти», то её результат был прогнозируемым. То, что ЕР должна была набрать не меньше 40%, - было совершенно очевидно. Можно даже сказать, что результат «единороссов» мог бы быть и получше. Некоторые прогнозировали ЕР не менее 50% голосов. По сравнению с этими прогнозами полученные 42,5% выглядят несколько скромно. Впрочем, и этот результат неплох, учитывая то, что речь идёт о первых выборах в объёдинённом субъекте федерации. Определённые накладки и проблемы с организацией неизбежны. Так что слишком строго спрашивать с красноярских «единороссов» не стоит.

К тому же, с учётом одномандатников ЕР получает однозначное большинство в ЗС края – 30 мандатов из 52-х, то есть более 50% депутатского корпуса будет под контролем «партии власти». При этом, есть реальная перспектива расширения этой группы за счёт различных независимых депутатов, а также перебежчиков из других фракций, каковые обязательно будут.

Очень важно и то, что среди партий, прошедших в ЗС, по сути, нет каких-то действительно радикальных оппозиционеров. Даже местные коммунисты считаются вполне «системными» и «договороспособными» политическими игроками. Об остальных и говорить нечего.

Не исключено, что на результат ЕР всё же смог косвенно повлиять и главный краевой оппозиционер – Анатолий Быков. Как известно, этот опальный бизнесмен уже много лет ведёт борьбу с краевой властью. Сначала речь шла о чисто экономических вопросах – Быков боролся за Красноярский алюминиевый завод (КрАЗ) с покойным экс-губернатором Александром Лебедем, защищавшим в ту пору интересы «Русала». Но постепенно борьба перешла в публичное, политическое противостояние. Быков и его люди неоднократно и довольно успешно выступали на местных выборах под самыми разными партийными флагами.

С годами Быков приобрёл в крае репутацию «авторитетного» народного защитника и вокруг него сконцентрировалась значительная часть протестного электората Красноярского края. По данным некоторым опросов, Быков занимает четвёртое место (около 30%) по известности среди краевых политиков после губернатора Александра Хлопонина, спикера ЗС Александра Усса и мэра Красноярска Петра Пимашкова, которые составили на этих выборах первую тройку «Единой России». При этом 18% опрошенных считали опального бизнесмена местным политиком, вызывающим наибольшее доверие. Это немало.

Но на этих выборах тактика Быкова дала осечку – он пытался присоединиться (или полностью взять под своё крыло) к нескольким партийным спискам, но везде его ждала неудача. Где-то не захотели его, кого-то не захотел он. Последней попыткой стала Партия возрождения России (ПВР), но её список не зарегистрировала краевая избирательная комиссия. В результате «быковцам» пришлось ограничиться кампанией в нескольких одномандатных округах под общими лозунгами. Но это никак не могло стать полноценной заменой какому-либо партийному списку.

В результате тот протестный электорат, который концентрировался вокруг Быкова, остался, по сути, бесхозным. В Октябрьском одномандатном округе Красноярска Быков одержал уверенную победу, но это не могло компенсировать отсутствие собственного партсписка. В итоге, судя по результатам выборов, «быковцы» вместе с теми, кто собирался голосовать «против всех», пополнили ряды избирателей, готовых голосовать за кого угодно, лишь бы против «партии власти». Это, по всей видимости, прибавило голосов соперникам «Единой России» и, соответственно, снизило результат самой ЕР.

Кстати, что касается сторонников отменённой графы «против всех», то такой эффект -пополнение ими стана оппозиционных партий – предсказывался некоторыми экспертами в ходе дискуссий по поводу отмены данной графы. Эти люди не могли просто исчезнуть, они должны были куда-то пойти и уж точно не к «Единой России». В итоге в красноярском случае эффектом нежданного пополнения рядов своих сторонников в той или иной мере воспользовались все противники ЕР.

Второе место КПРФ отнюдь не вызывает удивления. В Красноярском крае коммунисты традиционно имеют неплохие позиции. Здесь всегда была довольно большая и деятельная организация, имеющая активных сторонников и довольно харизматичных лидеров. Не принесли особого успеха даже известные попытки раздробить коммунистический электорат. Накануне этих выборов из партии в ЕР и «Справедливую Россию» подалось несколько известных коммунистов. Но и это не помешало КПРФ занять второе место.

Однако результат коммунистов – 20,32% - всё-таки можно признать несколько завышенным. Независимые опросы накануне выборов давали КПРФ максимум 18%. При этом считалось, что в действительности коммунистам вряд ли удастся набрать больше 15%. Но КПРФ превзошла ожидания даже своих сторонников. Представляется, что, скорее всего, такой результат стал возможным за счёт альянса КПРФ и Быкова, заключенного 6 апреля. В целом (вместе с одним победившим одномандатником) коммунисты получат 8 депутатских кресел.

Занявшая третье место «Справедливая Россия» получила 12,4% голосов избирателей. Некоторые считают это не вполне удовлетворительным результатом. Говорят, что сами «эсэры» рассчитывали на 15%. Однако на самом деле и это весьма неплохой результат. Краевая парторганизация в период избирательной кампании находилась в стадии довольно мучительного партстроительства. Об этом косвенно свидетельствовала чехарда с избирательным списком, состав которого менялся несколько раз. В итоге в список вошли очень разные люди, а возглавил его, неожиданно для многих, экс-губернатор Валерий Зубов – человек деятельный, но отнюдь не самый харизматичный.

Кстати, представляется, что и СР отчасти воспользовалась протестным потенциалом Быкова, так как многие члены списка «мироновцев», включая и его лидеров (Марина Добровольская, Олег Пащенко и другие) в былые времена активно сотрудничали с Быковым и до сих пор в некоторой степени ассоциируются с ним в сознании многих рядовых избирателей. Как бы то ни было, ещё раз повторим, что результат СР весьма неплох. Он вполне соответствует общефедеральной тенденции. Каких-то особых предпосылок для оглушительного успеха в Красноярском крае не было, так что полученные проценты – хороший результат непростой работы. К тому же, вместе с одномандатниками СР получит в красноярском парламенте 7 мандатов, то есть, почти столько же, сколько и занявшие второе место коммунисты.

По всей видимости, свою долю «быковцев» и «протестников» получила и ЛДПР, занявшая четвёртое место с результатом 11,74%. В принципе либерал-демократы традиционно выступают в крае на уровне 7-10%. Но в этот раз им удалось набрать почти 12%. Впрочем, надо отдать должное и довольно изобретательной избирательной кампании «жириновцев», породившей ряд скандалов, которые, в свою очередь, привлекли к партии дополнительное внимание. Однако в итоге ЛДПР получит всего лишь 3 мандата в ЗС, так как ни один из кандидатов партии в одномандатных округах победы не одержал.

Но, пожалуй, главным потребителем «быковско-протестных» бонусов стал СПС. Как известно, на двух последних сериях региональных выборов, СПС радикально изменил тактику действий. Говорят, что это связано с тем, что Союзом правых сил занялся политтехнолог (он же депутат ГД и член фракции «Единой России») Антон Баков – крёстный отец лево-популистского сетевого проекта «МАЙ», наделавшего шума в 90-х годах. По крайней мере, СПС действительно практически отрёкся от своей былой право-либеральной риторики в пользу богатых, сменив её на лево-популистскую демагогию в пользу бедных.

Как СПС собирается жить с этим потом, а также как он намерен презентовать себя (в том числе для западных наблюдателей) на выборах в ГД, не ясно. Однако именно такая риторика в данном случае практически идеально ложилась на умонастроения сторонников Быкова. Сдобренная парой скандалов (возможно, инспирированных самим СПС) такая тактика дала свои плоды – многие «быковцы» и «протестники» решили, что в нынешней ситуации лучше всего голосовать именно за СПС. Во-первых, СПС против Кремля-Москвы (откуда «идёт всё зло»); во-вторых – против краевых властей (те же москвичи), которые зажимают «местных» вообще и любимого Быкова в частности; в-третьих – риторика весьма подходящая, ласкающая слух.

Помимо этого за СПС могли всё-таки проголосовать и обиженные «яблочники». Как известно, список «Яблока» не допустили к выборам. Тем временем, накануне старта агитационной кампании рейтинг «Яблока» оценивался в 2%, в то время, как рейтинг СПС (данные на начало марта) не превышал 1%. Таким образом, правым, видимо, удалось (возможно, даже помимо их сознательной воли) «скрестить бульдога с носорогом» - соединить 3% либерального электората с 4% других самых разных противников действующей власти и получить в итоге свои 7,25% голосов. Этакий «марш несогласных» краевого значения.

Впрочем, преувеличивать успех СПС также не стоит. Он выглядит значительным лишь на фоне того одного процента рейтинга, который правые имели в начале марта. В Законодательном собрании они в итоге получат лишь два места и никакого реального влияния на местный законодательный процесс, скорее всего, иметь не будут. Главный вопрос – сможет ли (и, если сможет, то как) СПС перенести региональный опыт на федеральный уровень. Это будет очень непросто сделать. А потому и не стоит проводить однозначных параллелей между итогами региональных выборов и прогнозами на выборы федеральные.

Как известно два других участника выборов – СЕПР (1,76%) и ДПР (0.68%) – в состав Законодательного собрания не прошли. Впрочем, для СЕПР это не так страшно, учитывая то, что на днях партия влилась в «Справедливую Россию». ДПР же, которую неожиданно выпустили, видимо, для того, чтобы помешать СПС, показала свою полную недееспособность.

Таким образом, специфическая ситуация, сложившаяся в Красноярском крае вокруг борьбы с местной оппозицией в лице Быкова (партии, конкурировавшие с ЕР на выборах, по сути, серьёзной оппозицией не являются), способствовала некоторой корректировке итогов выборов. В то же время, не стоит думать, что вся коллизия крутилась именно вокруг Быкова. Как раз наоборот – эти выборы могут стать последними для «быковцев», как политической команды. Ведь главное то, что электоральное ядро «быковского» электората, так или иначе, разрушено. Оно оторвано от Быкова и по частям дрейфует в сторону других центров притяжения. Для Быкова и его команды это может означать начало полного политического фиаско, даже, несмотря на то, что сам Быков всё же получит депутатский мандат ЗС. В итоге от всей этой истории в выигрыше оказались отнюдь не оппозиционеры, а местная "партия власти".

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net