Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

Стало известно о прекращении «Роснефтью» деятельности в Венесуэле и продаже активов компании, принадлежащей российскому правительству. По условиям сделки «Роснефть» получит на баланс одного из своих дочерних обществ 9,6% собственных акций. Компания рассчитывает на снятие санкций, которые США регулярно вводили против дочек «Роснефти», работающих с Венесуэлой.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

19.04.2007 | Юрий Рубинский

Президентские выборы во Франции

В воскресенье 22 апреля 2007 г. во Франции состоится первый тур президентских выборов. Для победы в нем кандидатам необходимо набрать абсолютное большинство – более половины голосов избирателей, принявших участие в голосовании. Если такого результата не добьется никто, то через 2 недели – 6 мая будет проведен второй тур (баллотировка), где соперниками останутся только два кандидата, набравшие в первом больше голосов, чем остальные.

Такой вариант имел место в ходе всех семи предыдущих президентских выборов, проводившихся за почти полувековую историю Пятой республики – 1965, 1969, 1974, 1981, 1988, 1995 и 2002 гг. Он же наверняка будет и сейчас. Дело в том, что в условиях издавна присущей Франции многопартийности число кандидатов в первом туре весьма значительно. Сейчас их 12, причем это не предел: на последних встречах 2002 г. кандидатов в первом туре было 16.

Попасть в список для голосования не так уж сложно – для этого достаточно собрать письменные заявления о поддержке от 500 выборных лиц – депутатов, сенаторов, членов региональных, генеральных (департаментских) советов, мэров и т.д. Это доступно представителям даже маргинальных партий, заведомо не имеющих никаких шансов на избрание. Однако сам факт участия в предвыборной гонке имеет немалое значение: он дает возможности для пропаганды программ партий, улучшая их шансы на выборах более низкого уровня (парламентских, европейских, региональных, муниципальных). К тому же всем кандидатам предоставляется равное эфирное время на двух государственных телеканалах, а тем, кто собрал более 5% голосов, возмещается из госбюджета часть финансовых средств, затраченных на проведение их кампаний.

Срок полномочий главы государства, имеющего по действующей Конституции чрезвычайно широкие властные полномочия, сокращен в 1996 г. с семи до пяти лет. Зато число президентских мандатов, в отличие от США и России, в принципе, не ограничено, но на практике никто из президентов не оставался в Елисейском дворце более чем на два срока или даже меньше (де Голль, Миттеран и Ширак – на два, тогда как Помпиду умер на середине его первого мандата, а Жискар д’Эстен избирался только однажды).

Во втором туре победа одного из двух оставшихся кандидатов зависит от поддержки не только их собственных сторонников, но и тех, кто в первом голосовал за выбывших. В условиях раскола француского электората на два примерно равных лагеря – правый и левый – это открывает возможности для торга за учет победителем интересов тех или иных политических интересов, а впоследствии и распределения государственных постов, в том числе в правительстве.

Согласно последним опросам общественного мнения, за неделю до первого тура фаворитами предвыборной гонки являются 4 кандидата – председатель правящей правоцентристской партии «Союз за народное движение» (СНД) Николя Саркози, представительница оппозиционной социалистической партии Сеголен Руаяль, лидер центристского Союза за французскую демократию Франсуа Байру и вождь ультраправого Национального фронта Жан-Мари Ле Пен. Первому опрошенные обещают 30% голосов, второй – 28, третьему – 17, четвертому – 12.

На всех восемь прочих вместе взятых остается не более 15%, причем результаты каждого колеблются в пределах всего лишь 1,5-3,5%. Среди них на крайних флангах – левом или правом – выступают представительница некогда весьма влиятельной, но весьма ослабленной ныне коммунистической партии Мари-Жорж Бюффе, троцкисты Арлетт Лагайе, Оливье Безансено, кандидатка «зеленых» Доминик Вуане, антиглобалист Жозе Бове, традиционный консерватор Филипп де Вилье и т.д.

Коль скоро Саркози имеет убедительные шансы фигурировать во втором туре, главная интрига перед первым заключается в личности и политическом профиле того, кто останется после 22 апреля его единственным соперником. Хотя с 1981 г. тогдашнему лидеру социалистов Франсуа Миттерану удалось дважды подряд завоевывать Елисейский дворец, проведя там 14 лет, а соцпартия контролировала правительство 15 лет, социалистов преследует призрак двух катастрофических для них прецедентов, когда левые партии не проходили во второй тур – в 1969 и особенно 2002 гг. В первом случае соперниками в решающем голосовании стали центрист Ален Поэр и голлист Жорж Помпиду, во втором – нынешний президент неоголлист Жак Ширак и ультраправый Ле Пен. Тогда избирателям социалистов пришлось волей-неволей отдать свои голоса Шираку, который был переизбран на второй срок небывалым для Франции большинством (82,2%).

Не будучи полностью уверенными в возможностях нынешней кандидатки соцпартии – Сеголен Руаяль – пройти во второй тур и нанести в ней пораженжие Саркози, некоторые представители умеренного крыла соцпартии, в частности, бывший премьер-министр Мишель Рохар, предположили уже сейчас блокироваться с центристом Байру. Это означало бы существенный пересмотр идейно-политической платформы французских социалистов в духе «социал-либерализма» по примеру британских лейбористов или германских социал-демократов. Хотя в начале своей кампании С.Руаяль упоминала о своих симпатиях к опыту британского премьера Тони Блэра, этот вариант сочтен пока преждевременным, он рисковал бы расколоть соцпартию и оттолкнуть от социалистов больше избирателей влево, к «антилиберальному полюсу» коммунистов и троцкистов, чем принес бы поворот к центру справа. Но исключить его в будущем нельзя.

Характерной чертой нынешней кампании является то, что за несколько дней до первого тура 30% французов, согласно опросам, все еще не определили окончательно своего кандидата. Именно за них и идет наиболее острая борьба. Подобная нерешительность вполне объяснима. Новый глава государства должен будет решать ряд чрезвычайно сложных проблем, которые оказались не по плечу его предшественникам, в том числе уходящему с политической сцены после 12 лет пребывания в Елисейском дворце Жаку Шираку. Главная из них – занятость. Безработица, достигающая сейчас 8,8% самодеятельного населения и доходившая в отдельные годы до 12, это в полтора-два раза выше, чем в Англии, Японии, США. С частичной занятостью безработица так или иначе затрагивает каждую четвертую французскую семью, особенно болезненна она для молодежи и иммигрантов, в основном арабов-мусульман из стран Северной Африки. Их волнения, сопровождавшиеся порой актами насилия, вызвали недавно два острых социальных кризиса, грозивших дестабилизировать положение в стране.

Другая, не менее острая проблема – судьбы французской системы социальной защиты, одна из самых продвинутых, но и дорогостоящих в мире. Хотя демографическая динамика во Франции выглядит благополучнее, чем в других странах ЕС (кроме Ирландии), население страны стареет. Продолжительность жизни мужчин достигает 79 лет, женщин – 82, что, конечно, само по себе – огромное достижение. Но недалеко время, когда каждый работающий француз должен будет содержать пенсионера. Отсюда – кризис фондов соцстраха (пенсионного, медицинского, для многосемейных) и пособий для безработных.

Финансировать же их за счет новых налогов и обязательных социальных начислений становится труднее. Низкие темпы экономики (1,5-2% в год) сокращают доходы бюджета, ведя к разбуханию дефицита и госдолга, достигшего 65% ВВП. Высокий уровень налогов и социальных выплат ведет к утечке французских капиталов в страны Азии с более низкой зарплатой и отсутствием социальных гарантий, способствуя пассиву французского торгового баланса дальнейшему и обострению проблем занятости. Отсюда – необходимость далеко идущих реформ образования, здравоохранения, пенсионного обеспечения, трудового и жилищного законодательства, пересмотра иммиграционной политики, принятия жестких мер по борьбе с преступностью и терроризмом, рассадниками которых стали пригороды крупных городов. Причем решить эти проблемы только в национальных рамках более невозможно – они неразрывно связаны с международными факторами, прежде всего, процессами европейской интеграции и глобализации. Отказ большинства французов ратифицировать проект Конституции Евросоюза, который инициировала сама Франция, подтвердил это, наглядно показал это, вызвав не только кризис евростроительства, усугубленный расширением ЕС на страны Центральной и Восточной Европы, но и отрыв французской политической элиты от собственных избирателей. С этим связаны и требования ревизии действующей Конституции Франции в сторону расширения полномочий парламента, повышения роли организаций гражданского общества, региональной децентрализации, за счет ограничения дня президентской вертикали.

Кандидаты на нынешних президентских выборах волей-неволей должны учитывать эти реальности. Все они, каждый по-своему, обещают «разрыв с прошлым», преодоление застоя. Вместе с тем, необходимость бороться не только за своих избирателей, но и за чужих (слева или справа) заставляет их обходить острые углы, заверять, что реализация их программ повлечет за собой минимум дополнительных расходов.

Поскольку, например, главным резервом Саркози является электорат Ле Пена, в его кампании на первый план выдвинуты темы ужесточения иммиграционных законов – выдача видов на жительство избирательно, с учетом возраста, специальности и наведения порядка в пригородах. Напротив, Сеголен Руаяль делает акцент на меры по интеграции иммигрантов во французское общество. Однако оба рецепта не являются взаимоисключающими. То же касается и экономических программ – правые обещают снизить налоги на прибыли предприятий, поощряя инвестиции, левые – на менее обеспеченные слои населения для стимулирования спроса. Но и те и другие сулят изыскать средства за счет сокращения громоздкого госаппарата. В итоге предвыборная борьба принимает характер не столкновения различных идеологий и систем ценностей, как это было свойственно Франции в прошлом, а конкуренции списков прагматических мер сравнительно ограниченного масштаба (что само по себе, может быть, и неплохо).

Та же тенденция к поискам общего знаменателя дает себя знать и в вопросах внешней политики, играющей в кампании второстепенную роль. Так, три ведущих кандидата – Саркози, Руаяль, Байру высказываются за дипломатическое решение проблемы ядерных амбиций Ирака, обсуждение с США целесообразности размещения элементов американской ПРО в Польше и Чехии, более энергичных действий ООН в Судане. В отношениях с Россией они в один голос высказываются за диверсификацию источников снабжения ЕС нефтью и газом за счет Каспийского региона в обход границ РФ, но сдержанно реагируют на перспективу принятия Украины и Грузии в НАТО.

Тем не менее, осторожность, т.е. половинчатость позиций кандидатов по конкретным вопросам не снимает неизбежности того, что при любом исходе нынешних президентских выборов во Франции идет новое поколение политической элиты. Уже сам факт лидерства в правом лагере сына иммигранта из Венгрии, а в левом – женщины говорит за себя: еще несколько лет назад это было бы немыслимо. Кто бы ни стал шестым президентом Пятой республики (а С.Руаяль говорит даже о Шестой в референдуме по новой Конституции) ему не уйти от решения объективных проблем, стоящих перед страной. Вопрос лишь в том, как быстро, эффективно, с какими издержками они будут решены, а главное – за чей счет.

Ю.И.Рубинский - доктор исторических наук, профессор, руководитель центра французских исследований Института Европы РАН

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net