Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Взгляд

03.05.2007 | Валерий Выжутович

Неиссякаемый «источник»

Дефицит информации о деятельности власти ощущают не только граждане, но, как неожиданно выяснилось, и сама власть. Признанием, что такой дефицит существует, стал внесенный в Госдуму правительством законопроект «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления». Этот законопроект на днях был одобрен в первом чтении.

Согласно ему, граждане имеют право: получать информацию о деятельности органов власти; не обосновывать необходимость ее получения; обжаловать действия (или бездействие) чиновников, нарушивших право на доступ к информации и требовать возмещения вреда, вызванного этим нарушением. В свою очередь, органы власти и должностные лица обязаны: обеспечивать предоставление достоверной информации в достаточном объеме с соблюдением установленных сроков и условий; изымать из предоставляемой информации сведения, доступ к которым ограничен; создавать организационно-технические и другие условия, необходимые для реализации права на доступ к информации; учитывать расходы, связанные с обеспечением доступа граждан и организаций к информации о своей деятельности, при планировании своего бюджетного финансирования. Должностные лица, нарушившие порядок доступа к информации, будут нести дисциплинарную, административную и гражданскую ответственность.

Вообще-то право «свободно искать» информацию закреплено Конституцией, а обязанность органов власти эту информацию предоставлять прописана в законе о СМИ. Но если бы реальная практика всюду и всегда находилась в согласии с Основным и другими законами, в дополнительных мерах не было бы нужды. А заместителю министра экономического развития Андрею Шаронову, представлявшему в Госдуме правительственный законопроект, не пришлось бы напоминать депутатам, что по уровню информационной открытости Россия, деликатно говоря, не лидирует, тогда как подъем в этом рейтинге хотя бы на одну ступеньку ведет к увеличению иностранных инвестиций примерно на 1 процент и сокращению инфляции на 0,4 процента.

Острая информационная недостаточность - застарелая болезнь российской власти. Кто-кто, а журналисты знают, что, например, судебный произвол выражается не только в нарушении процессуальных норм, вынесении необоснованных решений, но и в запрете присутствовать на процессе, делать записи, вести фото- и телесъемку. Хотя по закону такое право предоставляется всем, судья, руководствуясь принципом «целесообразности», может запросто объявить процесс закрытым. Репортеры же, в свой черед, униженно выклянчивают у человека в мантии вовсе не требуемое разрешение на доступ к информации (пафосные апелляции к закону о СМИ непродуктивны, хочешь проникнуть в зал с телекамерой - проси, уговаривай). Все это приводит к двояким последствиям: с одной стороны - полный информационный вакуум, с другой - безбрежный простор для слухов, домыслов, всевозможных «экспертных оценок», основанных невесть на чем.

Впрочем, судебная власть еще год назад, не дожидаясь правительственного законопроекта, обязалась стать более открытой и прозрачной. Гражданам гарантируется свободный доступ в залы суда. Судьи начинают публиковать результаты процесса в Интернете. Создана государственная автоматизированная система «Правосудие» - коммуникационная сеть, объединяющая около 3 тысяч судов общей юрисдикции, куда через Интернет может войти всякий желающий. Где, когда и какое дело слушается, как оно движется по инстанциям, чем завершился процесс… Кому интересно - пожалуйста.

Что касается исполнительной власти, то готовность ее представителей делиться информацией, прямо скажем, невысока. И едва ли повысится, если новый закон очертит круг сведений, открытых для широкого доступа, вместо четкой регламентации закрытых. Как сказал первый вице-спикер Олег Морозов: «Этот документ должен установить не перечень доступной информации, а перечень информации, которая не может быть предоставлена. В ином случае правовой произвол органов власти, утверждающих состав разрешенной информации, будет ничем не ограничен». Как, добавим, и произвол газетных хроникеров. Ведь известно же, чем в таких случаях заполняется пустота. Молчание должностных лиц, обязанных посредством прессы удовлетворять общественный интерес к работе власти, компенсирует некий словоохотливый персонаж, имя которому - «источник». «Источник, близкий к аппарату правительства, назвал возможных кандидатов на пост…» «Источник в администрации президента не исключил вероятность...» Откройте любое общественно-политическое издание - и в каждом номере обнаружите информацию со ссылкой на некие анонимные источники. «Источник сообщил, что...» Дальше - полный простор для фантазии: готовится отставка высокопоставленного чиновника, намечается реорганизация в каком-то министерстве, подписан ордер на арест известного лица и т.п. Ссылка на некий источник, якобы очень авторитетный, придает информации вес и видимость достоверности, свидетельствует о приобщенности автора к «тайнам мадридского двора» и как бы снимает с него всякую ответственность: мол, за что купил, за то и продаю. Занятие это весьма увлекательное и в общем безопасное: высокие должностные лица предпочитают не комментировать слухи, до публичных опровержений редко снисходят и за распространение непроверенной информации в суд не подают. Журналисты же, в свой черед, не считают нужным покаяться, если их «информированные источники» (допустим, даже реальные, а не мифические) на поверку оказались не столь уж информированными. И уж если газета опровергает информацию, якобы (куда реже - на самом деле) добытую в конфиденциальных беседах с представителями власти, значит, наврано крепко и разразился скандал.

Однако будем реалистами: не имея надежных источников в самых разных отсеках власти, в политической журналистике работать невозможно. Ценность репортера, его востребованность сегодня чаще всего определяется не тем, сколь хорошо он думает или как он владеет словом, а его связями. Но за доступ к живым источникам информации приходится платить. Чем? Как минимум лояльностью. В Волгограде одна редакция заключила «Соглашение о сотрудничестве» с местной налоговой службой. На условиях: работу этой службы не критиковать, а предоставляемую информацию не комментировать.

Практикуется и другая форма «сотрудничества» - когда «источник» через пригретого им представителя прессы распространяет некую информацию или же откровенную «дезу». Цели тут могут быть разные. Прозондировать общественное мнение. Бросить тень на политического противника. Сплести публичную интригу, сулящую заказчику какую-то выгоду. «Применяется так называемый целевой «слив», - описывает подобную технологию один осведомленный еженедельник. - Доверенному журналисту под большим секретом передается, например, проект экономической программы или концепции какой-нибудь реформы. Документ зачастую подлинный. Цель инициаторов операции - вызвать вал критики на разработчиков этого документа до того, как они успеют к ней подготовиться, и тем самым их дискредитировать». Впрочем, эта информация тоже получена «из источников, близких к…». Так что доверять ей или нет, решайте сами.

Российские чиновники нередко гневаются на журналистов, проникающих в «святая святых». Напрасно. Такое проникновение им надо бы приветствовать. Оно создает хотя бы иллюзию обратной связи. Ну а если всерьез, только открытый, свободный доступ к сведениям, не составляющим государственной тайны, может служить профилактикой слухов, домыслов, всяческих спекуляций. Лучший способ уберечь общество от недостоверной информации о деятельности власти - предоставлять достоверную.

Валерий Выжутович - ведущий программы "Газетный дождь" канала ТВЦ, политический обозреватель "Российской газеты"

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net