Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

07.05.2007 | Сергей Маркедонов

Выборы в Армении как проверка политреформ

Парламентская избирательная кампания в Армении выходит на финишную прямую. До самой процедуры голосования (а она состоится 12 мая 2007 года) остались считанные дни. Для России исход этих выборов чрезвычайно важен. Во-первых, нынешнее руководство Армении рассматривает Россию как стратегического союзника. На фоне резкого ухудшения отношений между Тбилиси и Москвой, а также некоторого охлаждения между Москвой и Баку, наличие союзника в стратегически важном для нас Закавказье чрезвычайно важно. Во-вторых, опыт избирательной кампании в одной из постсоветских республик важен и для внутрироссийского применения.

От того, как закончатся (а главное, как будут интерпретированы) результаты голосования во многом зависит и эволюция подходов российской элиты (точнее сказать, разных элитных групп) к тому, в каких масштабах целесообразно допускать реальную конкуренцию в ходе выборов 2007-2008 гг. Вообще стремление экстраполировать избирательный (и вообще политический опыт постсоветских республик) на российскую реальность (так повелось после серии «цветных революций» в СНГ) присутствует в анализе избирательных кампаний на постсоветском пространстве. Вопрос, станет ли очередная кампания новой «цветной революцией», волнует сегодня большую часть представителей российского истеблишмента и экспертного общества. Не стала исключением в этом плане и Армения. Тем паче, что поводов для подобного рода «компаративистики» появилось немало. Взять хотя бы скандал вокруг лидера партии «Оринац еркир» Артура Багдасаряна. В прежнем составе парламента Армении Багдасарян сначала был членом провластной коалиции (вкупе с Республиканской партией и дашнаками), а затем перешел в стан оппозиции (и оставил пост спикера), позиционируя себя в качестве последовательного «западника».

В ходе избирательной кампании влиятельное издание «Голос Армении» опубликовало запись конфиденциальных бесед экс-спикера Парламента с британским дипломатом Ричардом Хайдом. Британский дипломат (согласно публикации) наставляет Багдасаряна, как лучше делать очередную «цветную революцию» в Армении. Это дает повод некоторым российским политологам говорить о якобы существующей «стратегии Запада» по изменению геополитического ландшафта СНГ. В настоящей статье невозможно заниматься источниковедческим анализом публикации в «Голосе Армении». Бросается в глаза лишь то, что такая распечатка появилась слишком кстати. Да и ярлык организатора «революций» - хороший способ для дискредитации конкурентов. Интересно другое - стремление многих российских и армянских a priori верить не просто в существование каких-то консультаций между одним из далеко не самых популярных сегодня политиков в Армении с далеко не самым известным представителем «форин офиса», а в системную западную стратегию. По словам Андрея Арешева, эксперта Фонда стратегической культуры, «не нужно особого воображения, чтобы представить на месте бывшего армянского спикера кого-нибудь из организаторов «маршей несогласных» в Москве или Петербурге, а на месте карликовых армянских прозападных партий – их российских близнецов. Крайне примитивные, но вполне действенные методы дестабилизации обстановки в Армении с успехом могут быть перенесены (и уже переносятся) на российскую почву. Этому будет способствовать и сближение парламентских и президентских выборов во времени (декабрь 2007-го – март 2008 года). В Армении данный временной лаг больше – около года, что не мешает Багдасаряну многозначительно подчеркивать: «самое главное, что в Армении не было до сих пор так сильно связанных друг с другом парламентских и президентских выборов»».

Таким образом, снова звучит тезис о том, что все изменения ситуации внутри государств СНГ- суть плод западных технологий. В этой связи закономерны вопросы: «Насколько Эдуард Шеварднадзе был популярен в Грузии в ноябре 2003 года?» «За счет чего держался режим Кучмы на Украине в 2004 году?» Ведь тот факт, что Саакашвили придет к власти (если не в 2003, то в 2004 году) был секретом разве что для российского МИДа. Популярный экс-министр, сделавший себе имя на борьбе с коррупцией, оказался во главе «революции роз» просто воспользовавшись очередным просчетом слабеющего Шеварднадзе. Не хитрые технологии сыграли в Грузии решающую роль, а популярность «триумвирата» революционеров и слабость Шеварднадзе. Как говорится, «падающего толкни!» «Саакашвили и Ко» просто воплотили этот ницшеанский принцип в практике. Все разговоры о «марионетке Мише» не выдерживают критики. Марионеткой мог быть генерал Власов или маршал Петэн. Саакашвили имеет ресурс популярности в грузинском обществе и держится отнюдь не на штыках (войск НАТО в Грузии еще нет, и будут ли -отдельный вопрос). Что же касается его внешней политики, то, признавая ее деструктивный и популистский характер, надо отметить, что все политические силы Грузии (!) поддерживают ее, включая и радикальных оппонентов внутриполитического курса «Мишико».

То же самое касается и Украины-2004. Виктор Ющенко еще не показал всей своей слабости и непоследовательности. Он был популярным премьером (автор этой статьи сам имел возможности увидеть замеры популярности Ющенко в Крыму в бытность того премьер-министром, Виктор Андреевич даже в этой республике был абсолютным лидером большинства замеров популярности), а у Тимошенко был ореол мученицы, пострадавшей с режимом. Имидж Ющенко плюс бешеная энергия Тимошенко сделали свое дело. Не праздный вопрос, может ли при всех российских технологиях Гиоргадзе в Грузии и Витренко на Украине взять банк? Думаю, что ответ заранее известен. На Украине 2004 года времен «оранжевых» Виктор Янукович был слишком связан с Кучмой. Как только Янукович разорвал пуповину, связывавшую его с прежним президентом, он стал переигрывать слабого Ющенко и радикальную Тимошенко. И ничего хитрый Запад не может поделать! Никакие дипломаты из США и ЕС не могут накачать популярность «Нашей Украине» и Блоку Юлии Тимошенко, снизив популярность Партии регионов.

Вернемся же снова к Армении. Анализируя ситуацию в этой республике, необходимо принять несколько тезисов. Во-первых, попытки своей «цветной революции» здесь уже были. И были еще до «революции роз». Парламентские и президентские выборы четырехлетней давности уже вызвали раскол внутри армянского политического класса (тут были и призывы к бойкоту, и попытки организовать массовые акции). Второй «репетицией» революции стали события 2005 года. Тогда оппозиция призывала не поддерживать президентский вариант конституционной реформы. Были и призывы к массовым акциям после ноябрьского референдума 2005 года по Основному закону. Однако все эти революционные попытки не прошли. И, скорее всего, не пройдут и в 2007 году. Второй важный тезис. Эти «цветные революции» не пройдут здесь потому, что политическая элита Армении имеет ресурс популярности. Да, во всех избирательных кампаниях (включая и конституционный референдум) власти использовали и административный ресурс, и информационное давление, и прочие постсоветские методики ведения избирательных кампаний. Однако те же власти после шока 2003 года смогли привести в порядок собственные ряды, отказались от лобового столкновения с оппозицией, смогли приватизировать привлекательные лозунги своих оппонентов, а в чем-то даже и возглавить процессы демократизации.

Именно поэтому, власть смогла минимизировать угрозу «цветной революции». В-третьих, среди оппозиционеров Армении нет ярких и харизматичных фигур, таких как Саакашвили или Тимошенко. Многие лидеры оппозиции уже побывали у власти (Артур Багдасарян был спикером парламента, Арам З.Саркисян- главой правительства). А потому они имеют репутацию «бывших», уже побывавших у руля, не сумевших доказать свою эффективность. Сегодня в Армении при всей условности аналогий ситуация напоминает политический расклад в Азербайджане накануне парламентской кампании 2005 года. И там, и здесь не было ярких оппозиционеров. И в первом, и во втором случае, власть умела перехватывать лозунги оппозиции. И здесь, и там власть умела запастись хотя бы условной поддержкой Запада (сегодня Кочарян, как в 2005 году Ильхам Алиев не рассматриваются как Лукашенко или Туркменбаши). А потому главной интригой кампании 2007 года в Армении стала не борьба власти и оппозиции, а противоборство между двумя «партиями власти»- Республиканской партией Армении и партией «Баргавач Айастан» («Процветающая Армения). Более того, армянская оппозиция (как и ее аналоги в России или в том же Азербайджане) раскололась и не предложила реального альтернативного проекта избирателям. По словам армянского политолога и журналиста Давида Петросяна, оппозиция «не сумела объединиться и создать центр политического притяжения для протестного электората, который сегодня составляет абсолютное большинство избирателей Армении» Более того, каждый ее сегмент «выбрал свою тактику для достижения успеха. Причем каждая из оппозиционных партий сама определила то, что она будет считать успехом для себя»- считает эксперт. Можно ли в этом случае говорить о приближении «цветной революции». И последний тезис. И власть, и оппозиция играют на таком поле, как защита Нагорного Карабаха, как форпоста армянства. Очевидно всем, что у власти на этом поле просто физическое преимущество (и Серж Саркисян, и Роберт Кочарян являются олицетворением борьбы карабахских армян). И эта причина (патриотическая мобилизация) также работает против оппозиции и революционных перспектив.

Сегодня в России надо думать не о том, случится ли в Армении очередная «цветная революция». Для нее сегодня нет серьезных предпосылок. Разве что власти пойдут на тотальные фальсификации! Гораздо важнее, что выборы-2007 станут проверкой тех политических реформ, которые были реализованы в Армении в ноябре 2005 года. Речь идет о пакете конституционных поправок, принятых на референдуме полтора года назад.

В 2005 г. поправки к Основному закону Армении существенно расширили функции парламента и премьер-министра. Не зря именно тогда многие европейские наблюдатели заговорили о «европеизации Армении», отходе Кочаряна от модели авторитарной супер-президентской власти. Теперь парламентское большинство может предлагать президенту «своего» премьера.

Несмотря на то, что глава правительства должен быть представлен парламенту президентом, президент не может отправить премьера в отставку без согласия депутатов. Последняя поправка усложняет всю политическую конструкцию Армении. Сможет ли эта конструкция работать, станет ясно после итогов выборов 12 мая. В любом случае теперь партии в Армении становятся реальными инструментами формирования власти. Победившая партия будет делать заявку на получение контроля над исполнительной властью. Не факт, что новый премьер окажется эффективным. Но в любом случае выборы-2007 станут серьезной заявкой на финал избирательного цикла — получение президентского поста в 2008 г. Неэффективный премьер-министр — кандидат парламентского большинства — не сможет стать фаворитом президентской гонки, и напротив, успешный глава правительства — на 90% преемник Роберта Кочаряна. Таким образом, майские выборы станут не только своеобразным политическим полуфиналом, они покажут способность политической системы Армении к политическим трансформациям. Армения может продемонстрировать пример эффективного транзита к системе « сдержек и противовесов». Вот тогда творческое изучение армянского опыта может быть действительно полезно и для России.

Сергей Маркедонов - заведующий отделом межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

В самом начале октября страна забурлила. Поводом резкого обострения ситуации в Эквадоре, расположенном по обе стороны экватора, явилось решение властей отпустить цены на горючее, что привело к повышению стоимости жизни, в частности, проезда на общественном транспорте.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net