Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

О прошлом - для будущего

15.05.2007

Анатолий Кучерена: «Отсутствие доверия к власти– одна из серьезнейших проблем»

Известный адвокат, Председатель Комиссии Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированием судебно-правовой системы Анатолий Кучерена считает, что «период 90-х для России был весьма непредсказуемым временем»: «У многих людей началась эйфория от происходящего: смена системы после Советского периода, смена ценностей. Приобретение имущества, приватизация крупных объектов – все это свидетельствовало о том, что те ценности, которые были важны для человека в советский период, потеряли весь смысл, а в современной России появились другие приоритеты. Для многих главным стала нажива, обогащение. Сам факт богатства – это неплохо, но важно, каким путем человек получает это богатство. Также нужно было многое переучивать, ту же историю».

- Какие процессы происходили в сфере политики?

- Если говорить о политической и экономической формации, то в 90-х годах было очень важно, какой путь выберет Россия. Курс на правовое государство должен был чем-то подкрепляться. Когда к власти в конце 90-х – начале 2000-х пришел новый президент, то для многих было непонятно, останется этот же курс или будет другой. Для того чтобы понять, какие для нашей страны нужны приоритеты, должно было пройти время. Курс на демократизацию, на правовое государство сохранился, но часть тех важных вопросов, которые решались в 90-х годах, были видоизменены. Путин избрал курс на усиление роли государства, усиление влияния России на международной арене. Сегодня президента критикуют за то, что он якобы пытается создать авторитарную власть, но для меня как для гражданина России, как для адвоката, члена Общественной палаты, общественного деятеля важно то, что я вижу: наша страна стала занимать более значимую позицию в мире. А это Западу не очень-то и нравится, сильная Россия никому не нужна.

К тому же нас критикуют за то, что права человека в стране не соблюдаются. Конечно, проблем в области защиты прав граждан у нас масса. И в то же время я считаю, что сегодня сделано очень много позитивного. Тот факт, что проводится судебная реформа, уже о многом говорит. На сегодняшний день не могу сказать, что наша судебная система независима, она очень даже зависима. Но 15-летний период – это еще очень маленький срок для глобальных изменений. Россия очень молодая. К сожалению, мало людей участвует в общественной жизни, хотелось бы, чтобы ситуация изменилась: общественный контроль за деятельностью власти необходим.

- Для этого и создавалась Общественная палата. Каковы приоритетные направления у Комиссии Общественной палаты по общественному контролю за деятельностью правоохранительных органов, силовых структур и реформированием судебно-правовой системы, которую вы возглавляете?

- Одна из наших главных задач сегодня – общественная экспертиза нормативных материалов, законов, подзаконных актов, приказов, инструкций. Мы должны понять, почему, например, сегодня существуют проблемы между гражданином с одной стороны и милицией, судом, прокурором, госслужащим с другой. Мы исходим из того, чтобы минимизировать те трудности, с которыми граждане России могут столкнуться при обращении в суды, прокуратуру. Нужно решить проблему рутины судопроизводства, которая существует. По крайней мере, добиться того, чтобы чиновники, к которым обращается гражданин, вели себя вежливо, корректно, толерантно. Это приводит к одному из самых важных результату - доверию к власти во всех ее проявлениях. Когда дознаватель, следователь, прокурор, судья выносят решение, которое не соответствует фактическим обстоятельствам дела, когда оно несправедливо и незаконно – все это тоже падает в одну копилку недоверия.

- Как отреагировала Общественная палата на события, произошедшие во время недавнего проведения «Марша несогласных»?

- Как раз сейчас мы занимаемся этим вопросом, изучаем ситуацию, которая сложилась в Москве, Санкт-Петербурге, в других городах. Должен сказать, что ситуация очень непростая. Мы анализируем поведение как участников марша, так и работу милиции. Сегодня могу сказать, что провокаций со стороны участников было достаточно много. И провокации привели к тому, что многие люди, которые и отношения-то к «Маршу несогласных» не имели, были вынуждены обратиться к нам. Наша задача - объективно во всем разобраться. И уже сейчас есть много вопросов к тем, кто непосредственно проводил эти марши. Многие ругают власть, что она якобы не разрешила проводить шествие. Но есть законный способ, как добиться оптимального решения. Это суд - другого пути нет.

- Когда Общественная палата готовила доклад на тему «Гражданское общество в России», московские власти выразили несогласие относительно содержания и позиции палаты. Ощущается ли давление со стороны властей сегодня?

- Чиновник никогда не любил контроль, и то, что сложилась такая конфликтная ситуация, еще раз подтверждает эту не хитрую истину. Кстати, что касается московской власти, то еще одна конфликтная ситуация с жителями поселка Южное Бутово, где непосредственно я участвовал, тоже не исчерпана. Мало того, Юрий Лужков предъявил ко мне лично иск о защите чести и достоинства.

- Как разрешился конфликт?

- Дело в суде. Иск Лужкова частично удовлетворен. Но у меня есть принципы, которые для меня неизменны. А что касается процесса… Весь мир видел ситуацию, об этом все писали, говорили, показывали. 17-го мая будет кассационная инстанция, но я готов дойти вплоть до высших судебных инстанций. Потому что основания для удовлетворения иска у суда нет. Исковые требования были основаны на выдержках из цитат, которые вырваны из контекста. Конечно, какие-то вещи ему было неприятно слышать, но мы все видели, что происходило в Бутово. В любом случае, никакое давление не должно останавливать правозащитников.

- Насколько сильны рычаги воздействия на чиновников у Комиссии?

- Нам каждодневно приходится решать массу вопросов и в общественной, и в государственной жизни. Общественные экспертизы, которые мы проводим, имеют достаточно серьезное влияние. Мы часто встречаемся с представителями федеральных органов государственной власти, а также судебной системы. Мы рассматриваем вопросы с точки зрения тех принципов, которые были бы приемлемы для гражданина России. Потому что если не пресечь ряд существенных нарушений прав человека, то принципы правового государства будут под существенной угрозой.

- С другой стороны, хорошо, что обращения в принципе существуют. Ведь степень доверия к судебной системе, правоохранительным органам очень низка.

- Отсутствие доверия к власти – очень серьезная проблема на сегодняшний день. Поэтому задача Комиссии, которую я возглавляю, - именно сегодня проводить разъяснительную работу, приглашая чиновников, чтобы показывать им, насколько качественно они выполняют свою работу. Критики недостаточно. Очень много пробелов в деятельности правоохранительных органов. До тех пор, пока у нас будет существовать палочная система, т.е. система показателей во что бы то ни стало (напр., раскрываемость преступлений), ситуация не изменится. Этот критерий нужно менять. Сегодня картина складывается следующим образом: во что бы то ни стало отправить возбужденное дело в суд, что не всегда соответствует букве закона. Поэтому мы договорились с председателем Верховного суда, что в ближайшее время проведем круглый стол, на котором также будет присутствовать генеральный прокурор.

- После блистательной защиты диссидента Александра Гинзбурга в 1968 году адвокат Борис Золотухин был изгнан из адвокатуры. Что может подвигнуть вас рисковать своей карьерой?

- Никогда не думал об этом, знаю только одно: то, что я делаю, я делаю искренне, убежденно, качественно. Бывали разные ситуации, когда ко мне приходили разные люди и говорили, что мечтают, чтобы я вел их дело. Я отказывался, потому что понимал, что в силу некоторых причин не смогу человеку помочь. Кем был бы я сегодня, если бы шел по пути сделки с совестью? Знаете, у меня совершенно иная задача. Я всегда придерживался принципа: сделать работу настолько качественно, чтобы потом спокойно смотреть в глаза своему доверителю.

Чтобы он не сказал, что я получил гонорар, а ничего не сделал. Репутация ведь складывается из мельчайших аспектов человеческой жизни. Это и отношение к людям, и общение с людьми. Среди моих доверителей много известных людей, а это придает моей и без того публичной профессии еще большую степень публичности.

- Как сложилась судьба вашего доверителя Тамары Рохлиной?

- Конечно, то, что ей пришлось пережить, очень плохо сказалось на ее здоровье. Вспомните, какой был на нее прессинг. И как работали правоохранительные органы. Но мы добились очень хорошего результата – четыре года условно.

- Вы планировали создать Институт адвокатуры.

- Это пока на уровне идеи, поскольку у нас уже есть Академия адвокатуры. Сейчас рассматривается в рамках Московской государственной юридической Академии создание института. Надеюсь, что вскоре придем к позитивному решению.

- Принимая на работу юристов, вы обращаете внимание на то, где они получили диплом и какого он цвета?

- Конечно, я обращаю внимание на это. Но наравне с уровнем профессиональной подготовки также важны человеческие качества. При приеме на работу всегда провожу экзамен, пять вопросов в билете. Я же все-таки преподаю! Кстати, у себя в Московской государственной юридической академии я довольно жесткий. И никогда не поставлю оценку, если студент не знает предмет. Неподготовленным ко мне идти бесполезно!

- Как вы относитесь к тому, что на законодательном уровне собираются внести запрет родственникам заниматься адвокатской деятельностью в пределах одного региона?

- Честно говоря, это какой-то нонсенс. Не могу понять политиков, которые пытаются провести эту идею. Это не борьба с коррупцией, это просто унижение тех людей, которые работают в адвокатуре. На адвокатуру всегда оказывалось давление. Адвокат чиновникам, в отношении которых он занимает жесткую позицию, никогда не нравился. Слава богу, что часть изменений, которые планировалось внести в действующее законодательство, в частности, проверка досье адвоката и ряд других действий, которые могли бы применять чиновники в отношении адвоката, не нашли понимания в Государственной Думе, и они не прошли.

Но такие попытки в современной России достаточно часто появляются. Во-первых, Закон «Об адвокатской деятельности адвокатуре» очень долго готовился. И после принятия Закона все равно такие попытки существуют: прибрать адвоката к рукам. Но любой чиновник должен понимать: адвокат – это тот человек, который, в случае обращения к нему, будет защищать, а не карать. Последнее не является задачей адвокатуры. Подобные попытки очень сильно вредят развитию правового государства. Нужно учиться на истории, особенно на ошибках истории советского периода, когда адвокатура не принималась во внимание, и адвокатов использовали как обвинителей в уголовном процессе. Думаю, что прогрессивные юристы не дадут этого сделать.

- Насколько применим термин «справедливость» к судебной системе сегодня?

- К сожалению, малоприменим. У нас еще не та судебная система, где суды в случае обнаружения отсутствия доказательств вины, могли бы выносить оправдательные приговоры. Это очень серьезная проблема, несмотря на то, что сегодня делается многое для того, чтобы суд был независимым, справедливым. Проблем очень много, только за 2006 год на мое имя поступило свыше 10-ти тысяч обращений со всей страны. Это некий барометр, который показывает состояние прав и свобод граждан России. Сейчас мы будем проводить аналитические исследования, чтобы понять, почему такое возможно, почему дела ведутся с унижением человеческого достоинства. Это серьезная проблема, и этой проблемой надо заниматься всем миром. Как раз общество и должно воздействовать на тех сотрудников милиции, прокуроров, которые ведут себя по отношению к гражданам не толерантно.

- С какими вопросами вам чаще всего звонят в эфир, когда вы ведете свою программу на радио и отвечаете на вопросы читателей газеты «Антенна»?

- Людей больше всего сейчас волнуют вопросы оформления земельных участков, раздела имущества, развода, определения места проживания детей. Часто звонят дольщики, которые пострадали от нечистоплотных строительных и риэлторских компаний. Проблем, с которыми в повседневной жизни может столкнуться человек, очень много.

- Когда Россия сможет не слыть, а быть правовым государством?

- Я считаю, что во многом это зависит от каждого гражданина России. Сегодня наш Президент, создав Общественную палату РФ, показал, что общество должно активно участвовать в работе государства и общественной жизни страны. Однако большинство людей у нас инертны, они полагают, что все проблемы, которые существуют, должен решать кто-то другой. Задача Общественной палаты как раз в том, чтобы сформировать институты гражданского общества. Мы рассматриваем массу дел. То же Бутово, дело Сычева, которым я занимался, дело Щербинского и масса других дел. Это очень кропотливая, взвешенная работа. Девиз моей Комиссии – взвешенный подход к решению проблемы, с привлечением квалифицированных специалистов соответствующих областей.

Беседовала Светлана Руцкая

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net