Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

29.05.2007 | Алексей Макаркин

Украинский компромисс

Результатом многочасовых переговоров между ключевыми украинскими политическими фигурами – президентом Виктором Ющенко, спикером Рады Александром Морозом и премьером Виктором Януковичем – стал политический компромисс. Внеочередные парламентские выборы должны состояться 30 сентября. Кроме того, 29-30 мая должны состояться пленарные заседания Верховной Рады, на которых будут приняты законопроекты, определяющие порядок проведения выборов и согласованные в рабочей группе с участием всех основных политических сил страны. Кроме того, на этих заседаниях должны быть подтверждены законопроекты, принятые Радой на ее заседаниях в последние два месяца – после ее роспуска президентом (это необходимо для поддержания престижа Ющенко – таким образом, он не признает законотворчество депутатов в этот период). И. наконец, Рада должна успеть принять несколько уже согласованных законов, касающихся социально-экономических проблем и вступления Украины в ВТО – украинские власти не утратили надежды на то, что их страна вступит в эту организацию раньше России, у которой возникли большие проблемы с Грузией и Польшей.

Также стороны решили внести изменения в состав Центризбиркома и взяли на себя обязательство «не допускать за рамками своей компетенции вмешательства в деятельность органов судебной власти и правоохранительных органов». Последнее положение связано с напряженным противостоянием последних дней, когда обе стороны задействовали лояльные им силовые структуры.

Причины обострения конфликта

Три недели назад казалось, что компромисс достигнут, и осталось только его оформить. Ющенко и Янукович, в принципе, договорились о проведении досрочных выборов, объявлению даты которых должна была предшествовать деятельность рабочей группы по подготовке нового законодательства. Предполагалось, что группа будет работать несколько дней, после чего Рада проголосует за разработанные законы и, примерно в это же время будет названа дата выборов. Понятно, что Ющенко хотел провести их как можно раньше, на волне роста своей популярности в последние недели, а Янукович, напротив, был заинтересован в их оттягивании, как минимум, на осень, а, как максимум, вообще на неопределенный срок.

Процесс согласования позиций в рабочей группе проходил, хотя и не без сложностей, но достаточно предсказуемо: в конце концов, удалось согласовать тексты документов. Однако дата выборов так и не была названа – по некоторым данным, Ющенко и Янукович на встрече 23 мая достигли неофициального соглашения об их проведении 30 сентября, однако Янукович неожиданно отказался обнародовать эту дату. Он предложил следующий алгоритм – Конституционный суд выносит свое решение по указам президента, депутаты – сторонники Ющенко и Тимошенко возвращаются в парламент, обсуждают предвыборные законы и голосуют за них, а уже затем называется дата. Понятно, что эти условия носили крайне рискованный характер для президентской стороны, расценившей их как попытку сорвать компромисс.

Во-первых, решение Конституционного суда, большинство в котором составляют противники Ющенко (связанные как с Януковичем и Морозом, так и со стремящимся вернуться в большую политику Виктора Медведчука, в прошлом влиятельного руководителя кучмовской администрации) стало бы аргументом, позволяющим премьеру говорить с президентом с позиции силы. Правда, авторитет КС в Украине невысок – многие упрекают его в политизированности, ангажированности, а президентская сторона обвиняет некоторых судей в коррупции – но его решение позволило бы Януковичу требовать если не импичмента президента (из-за сложной процедуры он невозможен), то смещения тех должностных лиц, которые принимали участие в подготовке этого указа или публично его защищали. Само принятие решения КС было бы моральным поражением украинского президента – не случайно, что он всеми силами пытался ему воспрепятствовать: вплоть до увольнения трех судей и назначения двух новых (которые, впрочем, до сих пор не смогли принять присягу и приступить к исполнению обязанностей).

Во-вторых, коррекция избирательного законодательства могла быть только поводом для того, чтобы вернуть в Раду ушедших из нее депутатов от партий Ющенко и Тимошенко и, тем самым, возобновить работу парламента в полном составе, с согласия президента и на легитимной основе. При этом обсуждение законопроектов могло затянуться – тем более, что в этом был бы заинтересован спикер Рады Александр Мороз, один из главных противников проведения досрочных выборов в принципе. На определенном этапе противники правительственной коалиции могли снова хлопнуть дверью – вопрос только в том, все ли «заднескамеечники» из их числа согласились бы на то, чтобы в такой ситуации покидать Раду. Скорее, некоторые из них могли бы примкнуть к сторонникам Кинаха, перешедшим в лагерь Януковича. В этих условиях выборы могли или вообще не состояться, или пройти, но в удобные для премьера сроки (возможно, что ближе к Новому году или вообще в будущем году), в условиях разброда в окружении Ющенко и при этом в условиях моральных успехов премьера.

Кроме того, Янукович понимал невыгодность для него проведения выборов. По данным компании «ФОМ-Украина», по состоянию на 13 мая в парламент прошли бы: Партия регионов (29,5%), Блок Юлии Тимошенко (16,7%), «Наша Украина» (10,6%), «Народная самооборона» бывшего министра внутренних дел Юрия Луценко (4,6%), Компартия Украины (4%). На грани проходного барьера очутились бы Блок Литвина (2,0%), Социалистическая партия (2,1%). Так как в Украине действует низкий 3%-ный избирательный барьер, то они сохраняют возможность прохождения в Раду (тем более, что несколько менее 30% респондентов не определили пока своей позиции). Но даже многие сторонники социалистов утрачивают надежду на их успех – такое психологическое состояние может привести к демобилизации электората.

21 мая были обнародованы очередные социологические данные, которые принесли небольшие, но знаковые для всех участников политического процесса в стране изменения. «Регионалы» потеряли 0,5%, БЮТ - 1%, «Наша Украина» дополнительно получила 1,5%, «Народная самооборона» - 0,7%. Очевидна стагнация «регионалов», а рост рейтинга ющенковцев не столько свидетельствует о реальном увеличении их популярности (разница цифр находится в пределах статистической погрешности), сколько психологически влияет на наблюдателей, подчеркивая повышательную тенденцию. По подсчетам экспертов «ФОМ-Украина», коалиция в следующей Раде при таком раскладе будет иметь 231 место, оппозиция — 219. Это уже более выгодное для Ющенко соотношение сил, чем сейчас – и при нынешних тенденциях оно может еще улучшиться.

Не менее примечательны и другие цифры, приводимые «ФОМ-Украина». Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы Президента, то за Януковича проголосовали бы 29,7%, за Ющенко — 16,7%, за Тимошенко — 13,5%. 3,3% голосов получил бы Симоненко, 2,8% — Луценко, 2,3% — Литвин. Если 43% респондентов не поддерживают идею коалиции о начале процедуры импичмента Президента, то лишь 32,5% (очевидно, что речь идет об избирателях Януковича и Симоненко) одобряют такой замысел.Таким образом, Тимошенко и Ющенко в сумме получают примерно столько же голосов, сколько и Янукович. Более того, Ющенко несколько опережает Тимошенко – до указа о роспуске Рады ситуация была противоположной. Избиратели, считавшие Ющенко слабой, отыгранной фигурой, вновь начали верить в президента, за которого они голосовали в 2004-2005 годах. Они увидели прежнего энергичного и дееспособного Ющенко, способного к решительным действиям. Зато из списка кандидатов в президенты исчез Мороз – избиратели не простили ему (как и его партии) перехода на сторону «регионалов», которых социалисты ранее подвергали самой жесткой критике. Его место в президентских раскладах все более занимает Луценко, еще в прошлом году бывший членом Социалистической партии и вызывающий симпатии многих ее традиционных избирателей. Зато в числе кандидатов в президенты остается Литвин, в последнее время вполне лояльный Ющенко. Таким образом, в гипотетическом втором туре выборов Янукович смог бы рассчитывать только на голоса коммуниста Симоненко.

Укрепление позиций «оранжевых» политических сил в будущей Раде способно создать дополнительные возможности и для успеха их кандидата на президентских выборах. Сложившееся у «регионалов» представление о том, что Янукович почти гарантированно станет следующим президентом, становится, по меньшей мере, преждевременным. Отсюда и стремление Януковича переломить неблагоприятный для него ход развития событий и переиграть своих оппонентов, используя ресурс «недораспущенной» Рады и не совсем парализованного (несмотря на усилия президентской стороны) Конституционного суда.

Понятно, что президент не мог согласиться с таким развитием событий. Кроме того, вероятность реализации негативного для Ющенко сценария почувствовали государственные чиновники, которые стремятся сохранить свои позиции при любом развитии событий. Так, генеральный прокурор Святослав Пискун, который ранее старался открыто не фиксировать свои политические предпочтения, открыто выступил на стороне Януковича, заявив, что смещение президентом трех конституционных судей носит незаконный характер. Напомним, что Пискун был восстановлен на посту генпрокурора уже в разгар нынешнего кризиса судебным решением, которое было сразу же признано президентской стороной – несмотря на то, что новый генпрокурор был депутатом Рады от Партии регионов. Это дало повод для предположений о том, что он обещал Ющенко свою лояльность. И теперь выяснилось, что эти надежды не оправдались.

Силовой шантаж

В создавшейся ситуации Ющенко решил вновь «смешать карты» - второй раз после выхода указа о роспуске Рады. Он сделал ставку на силовой шантаж, подчеркивая, что готов идти до конца в борьбе с оппозицией, если та не примет уже почти согласованные условия компромисса.

24 мая Ющенко назначает начальником Государственной охраны Валерия Гелетея – полковника милиции, бывшего начальника киевского УБОП, уже зарекомендовавшего себя в ходе нынешнего кризиса как сторонника решительных действий. Гелетей сообщил о подготовке серии покушений на оппозиционных политиков - Юлию Тимошенко, Юрия Луценко, Давида Жванию – что было расценено сторонниками Януковича как политическая провокация. Тогда же Ющенко назначил членом Совета национальной безопасности и обороны еще одного сторонника непримиримой борьбы с «регионалами» Александра Турчинова, многолетнего «альтер это» Юлии Тимошенко.

Еще одно кадровое решение Ющенко, принятое в этот же день, стало самым сенсационным – он уволил генпрокурора Пискуна, обвинив его в том, что он, вернувшись в прокуратуру, не отказался от мандата народного депутата. Очевидно, что речь шла о юридической казуистике – Пискун написал соответствующее заявление, но Рада его до сих пор не рассмотрела (к тому же создалась парадоксальная ситуация – Ющенко не признает легитимности продолжающего свои заседания парламента, так что этого решения вроде бы и не требовалось). Понятно, что отставка Пискуна носила ярко выраженный политический характер. Более того, исполнение обязанностей генпрокурора президент возложил не на первого заместителя генпрокурора (им является предыдущий глава этого ведомства, сторонник Януковича Медведько), а Виктор Шемчук – прокурор Крыма, выходец с Западной Украины, считающийся последовательным сторонником Ющенко: некоторое время он был представителем президента в Крыму. Все это очень мало соответствует действующему украинскому законодательству, но должно было поставить сторонников Януковича перед выбором – или признать принципиальное несогласие с этими шагами президента и не предпринимать решительных действий (по сути, сдав Пискуна), или попытаться любыми способами поддержать «своего» генпрокурора.

Сторонники Януковича выбрали второй вариант, в результате чего в здании Генпрокуратуры возникло силовое противостояние между Госохраной Гелетея и спецназом «Беркут», лично приведенном в здание главой МВД Василием Цушко, соратником Мороза по Социалистической партии. В ответ Ющенко вывел внутренние войска из подчинения министра Цушко – несколько батальонов ВВ были направлены в сторону Киева, но остановлены силами ГАИ, оставшимися верными своему министру. «Ющенковский» и. о. генпрокурора возбудил уголовные дела в отношении Цушко и обвиненных в коррупции судей КС. Все это сопровождалось угрожающими заявлениями с обеих сторон о начавшемся государственном перевороте.

На самом деле, рискованные действия Ющенко привели к тому, что сторонники Януковича оказались в невыгодном положении применивших силу первыми (Цушко с «Беркутом»), но не имеющими возможности рассчитывать на поддержку большинства «силовиков», оставшихся лояльными президенту. Силовое противостояние, таким образом, стало явно невыгодно правительственной коалиции, в которой «регионалы» занимали менее жесткие по отношению к президенту позиции, чем социалисты Мороз и Цушко. Своими жесткими действиями Ющенко, по сути, вынудил Януковича и Мороза не просто возобновить переговоры с целью определить срок проведения выборов, но и согласиться на официальное обнародование их итогов утром в минувшее воскресенье. Таким образом, отказаться от этого компромисса им будет очень сложно.

В результате достигнутые соглашения предусматривают не только четкий срок проведения выборов, но и установление этой даты без решения КС. Судя по всему, сторонники Ющенко и Тимошенко на съездах своих партий примут решение об отказе от мандатов; затем депутаты от «Нашей Украины» и БЮТ напишут соответствующие заявления, которые, ориентировочно, 30 мая, должны быть рассмотрены Радой. После этого в парламенте окажется менее двух третей депутатов, что даст Ющенко возможность издать третий указ о роспуске парламента – на этот раз в связи с отсутствием кворума дл продолжения его работы – который, по условиям договоренностей, должен быть признан всеми основными политическими силами страны.

Условный компромисс

Таким образом, политический класс Украины смог найти компромисс, заключающийся в проведении парламентских выборов 30 сентября. Это не очень устраивает президента, рейтинг которого в последнее время вырос (к нему вернулась часть избирателей, ранее разочаровавшихся в нем из-за его прежней нерешительности) – понятно, что Ющенко хотел бы провести выборы как можно раньше, пока сохраняется эта позитивная для него и его «Нашей Украины» тенденция. Это недостаточно устраивает Юлию Тимошенко, которая только-только получила часть административного ресурса – после назначения Турчинова первым замом секретаря Совета национальной безопасности и обороны (с учетом «текучести кадров» в украинской власти нет гарантии того, что он продержится на этому посту до сентября). Это совсем не устраивает спикера Рады Александра Мороза – рейтинг его Социалистической партии оставляет ей мало шансов быть представленной Раде. Можно, конечно, пойти в блок к Януковичу (такой вопрос уже обсуждается), но тогда многие функционеры партии могут оказаться за пределами парламента. Это не слишком устраивает «регионалов», которые могут при неблагоприятном для них ходе избирательной кампании потерять руководство кабинетом министров – если в Раду не пройдут социалисты, зато прорвется «Народная самооборона».

Однако особенности любого компромисса и заключаются в том, что полностью он не устраивает никого из его участников. Украинский же компромисс основан, в частности, на особенностях местной политической элиты, которая предпочитает не доводить конфликты до «точки невозврата», когда они действительно могут быть разрешены только силой, что ярко проявилось в «революционные» дни декабря 2004 года. Украинская элита полицентрична (это ярко проявлялось еще в президентство Леонида Кучмы), ориентирована на компромиссы и не склонна к игре на полный разгром противника. Обращает на себя внимание тот факт, что при «оранжевом» президенте восточные элиты, составляющие основу Партии регионов, сохранили свои экономические позиции и значительную часть политического влияния – и сейчас они не склонны идти на слишком большой риск.

Не менее важен и европейский фактор, который принуждает стороны к элементарной сдержанности. Понятно, что если бы украинский кризис вступил в силовую фазу, то европейская перспектива для нынешнего политического класса страны (и без того далеко не безусловная) стала бы совершенно невозможной. При этом Янукович хочет в Европу не меньше, чем Ющенко – их отличие состоит в том, что если первый рассматривает европейский транзит Украины как стайерский забег, то второй является нетерпеливым спринтером. Не случайно, что противники Ющенко едва ли не чаще, чем его сторонники, пытались заручиться симпатиями Запада, апеллируя к различным европейским структурам. В данном случае «фактор Европы» сыграл сдерживающую роль для украинских политиков, предотвращая развития событий по силовому варианту.

Но, одновременно, кризис еще раз продемонстрировал, что до полноценной европейской интеграции Украине, с ее слабыми институтами и пренебрежением политиков к закону, еще далеко. Силовой шантаж, раскол в рядах МВД, угроза серьезного гражданского противостояния наносят сильный ущерб репутации всех ветвей украинской власти внутри страны и государству в целом на международной арене. Добавим к этому, что компромисс является «условным» - договоренности между Ющенко, Януковичем и Морозом не касаются значительного количества вопросов. Например, будущего Конституционного суда, в первую очередь, вопроса о том, какие из его судей являются легитимными. Для нынешнего большинства КС является «делом чести» довести дело о президентских указах до какого-либо решения, чему и далее будет препятствовать президентская сторона. Это создает возможности для новых конфликтов, в том числе и в ходе предвыборной кампании. Точно так же не разрешен вопрос о том, кто будет руководить Генпрокуратурой (желая остаться во главе этого ведомства, Пискун уже подал заявление о выходе из Партии регионов) и каковы перспективы уголовных дел, возбужденных Шемчуком против Цушко и двух членов КС.

Все это свидетельствует о том, что в любой момент ситуация может вновь «взорваться», и парламентская избирательная кампания, вполне вероятно, будет проходить под знаком этой угрозы - тем более, что прецедент силового шантажа уже создан.

Алексей Макаркин – заместитель генерального директора Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net