Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

01.06.2007

Как нам интернационализовать Ливан

Совбез ООН одобрил создание международного трибунала, который займется делом об убийстве в 2005 году экс-премьера Ливана Рафика Харири. Это убийство привело к «революции кедров» и резкому ослаблению влияния на Ливан соседней Сирии, которую подозревают в организации покушения. Эффективным ли окажется трибунал? И насколько оправданным является сам институт международного суда, вмешивающегося в дела суверенных стран? Мнение первого заместителя генерального директора Центра политических технологий Бориса Макаренко.

- То, что любой международный трибунал суть вмешательство во внутренние дела страны, чьи граждане оказываются под следствием – очевидная истина. Вопрос в другом: в каких случаях такая «интернационализация Фемиды» оправданна или неизбежна, и с какими издержками это связано.

Сразу отметем как уникальный и не подлежащий повторению пример трибуналов в Нюрнберге и Токио, когда военных преступников судили международным судом. Война была мировой, а коалиция победителей – слишком большой и неоднородной, с непримиримыми «национальными» представлениями о правосудии. Другого пути для наказания нацистов и милитаристов в тех условиях просто не было. По итогам менее глобальных войн победители предпочитают передавать проигравших на суд собственной страны, как это сделали американцы с Саддамом Хусейном (любому арабисту было ясно, что экс-диктатор не проживет и двух суток после смены американского караула у его камеры на иракский).

Но есть и другие ситуации, когда национальная судебная система просто не может вершить правый суд. Причины для этого могут быть разными.

Первая, достаточно типическая ситуация, это когда подозреваемый – «государственный человек», но его государство не потерпело военного поражения, а сам он не «взят в плен». Тогда либо под внутренним, либо под внешним давлением процесс выносится за границу. Примеры – трибунал ООН в Сьерра-Леоне, судящий экс-президента Либерии Ч.Тейлора за преступления в ходе гражданской войны, или суд по «делу Локерби», когда Ливия, зажатая международными санкциями, была вынуждена выдать обвиняемых во взрыве американского пассажирского самолета – но не Англии или США, а голландским судьям. Кто-то внутри страны может быть недоволен тем, что «своих выдали», но при этом большинство населения готово платить такую цену за то, чтобы международная юстиция «закрыла страницу», позорящую страну.

Вторая ситуация более сложна: когда масштаб преступлений слишком велик и выходит за национальные границы. Это и международный трибунал по Руанде, и трибунал по Югославии. Кто кого должен судить: хорваты сербов, а сербы хорватов? Или каждый – своих? Кто должен судить преступников народности хуту? Свои же хуту, хуту из другой страны или судьи народности тутси? Как ни суди, обиженных на любой приговор будет не меньше, чем довольных им. Такой суд похоронит под своими обломками любую государственность. Единственный выход – суд международный.

Ливанский же случай, кажется, вобрал в себя почти все сложности описанных выше ситуаций, но имеет и немало своих уникальных. Все дело в беспрецедентной по хронологической протяженности и масштабу значения внешнего фактора для ливанской государственности.

Ливан утратил суверенитет еще до того, как обрел его, т.е. стал независимым государством. С середины XIX века католическая Франция взяла под покровительство христиан-маронитов, Россия – естественно, православных, Англия – друзов. В прошлом веке к этой картине добавились новые измерения: Сирия, которая до конца так и не смирилась с тем, что историческая область Ливан стала самостоятельным государством, а не частью «Великой Сирии»; палестинцы, которые создали в Ливане свое «квазигосударство»; Израиль, которому эти палестинцы угрожали; Иран, помогающий шиитам. За каждой внутриливанской силой всегда стояла какая-то внешняя. А потому ни одна сила не могла одержать полную победу: поражение другой стороны слишком сильно «задело» бы ее внешних покровителей. После гражданской войны 1958 года в ливанской политике установился принцип «Ля галиб уа ля маглюб» - «ни победителей, ни побежденных», а в войне 1975-1990 гг. в Бейруте действовало непреложное правило: ни одна сторона не может контролировать все соседние со столицей высоты – чтобы на артобстрел с одной стороны могли ответить пушки с другой.

В этих условиях международный трибунал – это суд не незаинтересованной третьей стороны, а «сборной покровителей». Представьте, что председатель суда – дядя потерпевшего, а его заседатели – двоюродные дедушки подсудимого. А если еще выяснится, что за убийством стояла Сирия (а сирийцы еще с 70-х годов подозревались в подобных вещах – вспомним ненаказанное убийство Камаля Джумблата)? А Сирия «тянет» за собой и весь ближневосточный узел, и Ирак, и проблему борьбы с терроризмом. А как воспримут приговор все ливанские «стороны», конфигурации которых меняются как в калейдоскопе? Ливанский случай – беспрецедентен по своей сложности. Велик риск, что он подорвет легитимность самого понятия международного суда.

В сокращенном виде статья опубликована в газете «Коммерсант», 1 июня 2007 г.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net