Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

07.06.2007 | Сергей Маркедонов

Карабах – это Иерусалим

В постсоветской геополитике существуют свои приметы. В преддверии очередного саммита глав государств СНГ (формального или неформального - значения не имеет), как правило, начинается приступ оптимизма у профессиональных миротворцев. Идет ли речь об армяно-азербайджанском конфликте из-за Нагорного Карабаха или о российско-грузинских отношениях, недостатка в прогнозах, предрекающих дипломатический прорыв, всегда предостаточно. Сейчас накануне саммита СНГ в Санкт-Петербурге (пройдет 9-10 июня 2007 года) в фокусе внимания снова оказалась проблема нагорно-карабахского урегулирования.

Российско-грузинские отношения рассматриваются с точки зрения умеренного оптимизма (в частности, профессиональные миротворцы отметили такой факт, как начало выдачи виз гражданам Грузии). Карабахская же проблема, как и в прошлом году (тогда многие влиятельные политики и дипломаты, словно по команде, говорили о решающем «прорыве» в процессе мирного урегулирования), дает богатую пищу для новой волны безудержного оптимизма.

4 июня 2007 года глава МИД Испании (а также действующий председатель ОБСЕ) Анхель Моратинос заявил, что Армения и Азербайджан никогда еще не были так близки к принятию соглашения по разрешению нагорно-карабахского противоборства. «Я думаю, что у нас сейчас очень благоприятный момент, потому что никогда стороны не были так близки друг от друга, чтобы прийти к какому-то согласию», - заявил глава ОБСЕ на брифинге по завершении встречи с министром иностранных дел Азербайджана Эльмаром Мамедьяровым. Кстати, это тоже одна из примет постсоветской «конфликтной» политики. Каждый глава ОБСЕ (в прошлом году это был бельгийский дипломат Карел де Гухт) непременно должен констатировать, что Баку и Ереван именно сегодня (т.е. на момент председательства дипломата имярек в ОБСЕ) как «никогда ранее» готовы к прорыву в деле мирного урегулирования. Анхель Моратинос не стал нарушать сложившуюся традицию. Не уступает Моратиносу (по части оптимизма) и американский дипломат, сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США Мэтью Брайза. «Если предстоящая 9 июня в Санкт-Петербурге встреча президентов Армении и Азербайджана Роберта Кочаряна и Ильхама Алиева окажется успешной, то разногласия сторон по основным принципам урегулирования карабахского конфликта могут свестись почти к нулю. Армения и Азербайджан добились существенного прогресса в процессе урегулирования нагорно-карабахского конфликта, и лидеры стран достойны похвалы за храбрость, которую они проявляют с целью обеспечения стабильности и процветания своих народов»,- заявил американский дипломат.

Что же касается того факта, что нынешний безудержный оптимизм дипломатов противоречит логике их же прошлогодних тезисов, то кого же из политиков такое несоответствие беспокоит? Ведь не курс же формальной логики они преподают! На рубеже 2005-2006 гг. и Карел де Гухт, и все сопредседатели Минской группы ОБСЕ (у американцев таковых было двое, поскольку в прошлом году США сменили своего представителя, Стивена Манна заменил Мэтью Брайза), и глава российского МИДа утверждали, что наступил наиблагоприятнейший период для достижения мира. Иногда, правда, складывалось впечатление, что их тексты были написаны одной рукой. Так чем же руководствовались дипломаты в прошлом году? Логика была такова. В 2006 году в Армении и в Азербайджане не будет выборов (парламентских и президентских), а потому одна из самых популярных тем политики двух государств (патриотическая) не будет столь востребованной. Однако 2006 год не принес существенных подвижек в деле урегулирования. Напротив, имитация миротворческого процесса (а чем еще кроме разного меню отличались встречи двух президентов?) породила негативную реакцию двух обществ. В Азербайджане заметно увеличилось количество сторонников силового решения конфликта. По некоторым данным, сегодня порядка 60% граждан Азербайджана готовы к повторению в той или иной степени сценария «Сербская Краина-95».

Более того, отмечается существенное «омоложение» группы «ястребов». Такие процессы нетрудно объяснить. Во-первых, молодые не прошли через первую (и дай Бог, последнюю) карабахскую войну и не нюхали пороха. Во-вторых, в молодом возрасте особенно сложно скрывать неприятие, наблюдая за безудержным оптимизмом на словах и отсутствием реальных подвижек на деле. В-третьих, Азербайджан - проигравшая сторона. Следовательно, Баку не может в отличие от Еревана смотреть на конфликт несколько отстраненно. Сегодня власти Азербайджана часто становятся предметом критики за нагнетание милитаризма в их государстве. Что ж, определенную долю вины за «милитаризм» Баку несет. Однако нельзя не заметить, что и Ильхам Алиев, и его окружение не могут не реагировать на общественные запросы. А они таковы, что граждане республики, не видя реального прогресса в миротворческом процессе, готовы отказаться от «худого мира» в пользу конфликта, отбросить вообще любую миротворческую риторику. Только возникает непраздный вопрос: «А кто несет большую ответственность за такую динамику общественных умонастроений, власти Армении и Азербайджана или хор дипломатов-оптимистов?»

Сегодня следует признать, что Армения и Азербайджан не готовы самостоятельно разрешить спорную проблему. Уже написаны тома литературы, объясняющие, почему это невозможно. Повторюсь лишь, что Нагорный Карабах для Еревана и Баку - это не аналог Западного берега реки Иордан или сектор Газа. Это - Иерусалим. Отсюда и вся сложность переговорного процесса. Постсоветская идентичность армян и азербайджанцев имеет крепкий карабахский фундамент. Однако вмешательство в процесс мирного урегулирования должно быть не просто грамотным. Оно должно быть ответственным. Следовательно, здесь не должно быть никакого пиара, минимум оптимизма (радоваться можно будет тогда, когда появятся реальные достижения). Чего здесь может быть максимум, так это реализма. Необходимо больше сосредотачиваться на интересах сторон. Сегодня же «сдача Карабаха» любой стороной (а компромисс понимается именно так) не соответствует интересам ни Баку, ни Еревана. А значит, никакого прогресса ждать не приходится. Другой вопрос - такой прогресс можно объявлять. И получается весьма интересная картина. Есть прогресс, все вопросы обсуждены и урегулированы, осталась самая малость - решить, кому же принадлежит Нагорный Карабах. Но, как говорится, дьявол кроется в деталях. И вопрос о принадлежности Карабаха станет той самой деталью, которая перевесит все заключенные договоренности.

Уже стало общим местом в рассуждениях профессиональных оптимистов суждение о том, что «застой в переговорах недопустим», «нужно решение». Так дайте же его! За пятнадцать лет конфликта все возможные решения (общее государство, обмен территориями, введение миротворцев, демилитаризация, модель «Аландских островов» и прочее) были предложены и многократно обсуждены. Увы, но результат равен нулю. На экспертных встречах (в том числе и за закрытыми дверями) не раз анализировалась и потенциальная возможность возобновления военных действий. Оговоримся сразу. Столкновения на линии «прекращения огня» (или линии фронта) идут с различной степенью интенсивности все время, начиная с 1994 года. В данном случае речь шла о полномасштабном конфликте. В ходе многочисленных публичных (и закрытых) «мозговых штурмов» не раз было доказано, что вторая война на сегодня не представляется политически актуальной. Во-первых, азербайджанская армия одержит победу только в случае блицкрига. А возможность такового в силу военно-политических причин (сильная укрепленная линия армян в семи оккупированных районах и внутри самой НКР, поддержка со стороны диаспоры и армянского лобби на Западе) крайне низка. В случае же затягивания войны и роста потерь популярность любого лидера Азербайджана стремительно упадет, что чревато внутренней дестабилизацией. И международный имидж Баку не слишком выиграет. Ту же Хорватию не пускают в Объединенную Европу (хотя ее социально-экономический потенциал и внутренняя стабильность никак не ниже, чем у Болгарии или Румынии) из-за краинских сербов. Сегодня же повторения Краины не хотят ни США, ни ЕС. Да и сам Баку не хотел бы рисковать стратегической трубой (от Агдама до Баку-Джейхана не более 50 км) и всеми сопутствующими выгодами от ее эксплуатации.

Следовательно, ругать статус-кво за статус-кво было бы верхом легкомыслия. В сегодняшних условиях именно эта позиция лучшая из того, что можно было бы себе представить (возобновление военных действий по всей линии фронта, новые беженцы). Другой вопрос, что эта ситуация не слишком устраивает стороны конфликта. Значит, нужен поиск компромиссных фигур. Однако важна методика и даже методология такого поиска. Нужен не поиск «идеального мира» ради «мира во всем мире». Нужны реальные разговоры о реальных интересах вместо абстрактных дискуссий про «демократизацию» и прочее. Следовательно, переговорный процесс должен стать делом профессиональных дипломатов, а не публичных политиков. Только реалистичное миротворчество может принести успокоение в доселе неспокойный Южный Кавказ.

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net