Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

Стало известно о прекращении «Роснефтью» деятельности в Венесуэле и продаже активов компании, принадлежащей российскому правительству. По условиям сделки «Роснефть» получит на баланс одного из своих дочерних обществ 9,6% собственных акций. Компания рассчитывает на снятие санкций, которые США регулярно вводили против дочек «Роснефти», работающих с Венесуэлой.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

22.06.2007 | Сергей Маркедонов

«Постсоветские демократии» Vs СНГ-2

Уже стало доброй традицией проводить саммиты ГУАМ и анти-ГУАМ практически параллельно. У политиков и у экспертов появляется прекрасная возможность для сравнительного анализа форумов признанных и непризнанных государственных образований. Объектами такого компаративистского исследования могут быть, во-первых, степень политического радикализма, а во-вторых, реалистичность требований, которые участники такого рода саммитов выдвигают.

К сожалению, саммиты ГУАМ и анти-ГУАМ анализируются в большей степени на основе симпатизирующей политологии. Если Вы считаете принципы территориальной целостности абсолютными, а проникновение США и ЕС на постсоветское пространство не подлежащими обсуждению, то Вы будете с восторгом живописать встречу «постсоветских демократий». При этом будет игнорироваться тот факт, что саммит ГУАМ проходил в Баку, столице государства, у которого по части демократии как раз есть проблемы (вопрос об экономическом росте, который наблюдается в Азербайджане - отдельный вопрос). Если же Вы сторонник самоопределения де-факто государств постсоветского пространства и полагаете, что именно это обеспечивает российское доминирование в СНГ, то анти-ГУАМ будет изображен, как вершина политической добродетели. При этом некоторые также не вполне конструктивные предложения (как, например, безоговорочное признание этих образований де- юре) также не будут укладываться в схему.

Однако для предъявления каких-либо обоснованных претензий и к Западу и к ГУАМу, пестуемому теми же Штатами, был бы весьма полезен «холодный» сравнительный анализ инициатив Грузии, Азербайджана и Молдовы и их оппонентов из четырех непризнанных республик (своеобразного «параллельного СНГ»). Итак, 16-17 июня в Тирасполе прошел форум, собравший глав министерств иностранных дел СНГ-2. На сей раз в форуме «параллельного СНГ» принял участие представитель Нагорного Карабаха. Это был не министр, а советник президента по внешнеполитическим вопросам Арман Меликян (который, в прочем занимал министерский пост ранее). Чем вызвано такое внимание НКР к проблемам «солидарности де-факто государств»? В прошлом году карабахцы предпочитали дистанцироваться от Южной Осетии, Приднестровья и Абхазии. Уже сегодня в НКР началась избирательная кампания по выборам президента республики. Очевидно, что НКР необходимо создать гораздо больший резонанс вокруг выборов. Нагорный Карабах становится в определенной степени законодателем демократической моды среди непризнанных республик. Действующий глава НКР Аркадий Гукасян покидает свой пост добровольно (и это решение принято еще осенью 2006 года). Таким образом, представить свою республику, как своеобразного лидера других де-факто государств (показать свою состоятельность, в том числе и в дипломатической сфере), было целью карабахской элиты. Участники Тираспольского саммита и не скрывали, что их целью является противостояние ГУАМ. По словам министра иностранных дел Приднестровья Валерия Лицкая, «скорее всего там (имелся в виду саммит в Баку - С.М.) будет принята декларация по конфликтным ситуациям…Естественно, мы будем реагировать на нее». Какие же конструктивные предложения выдвинули анти-ГУАМ-овцы? И можно ли вообще говорить о конструктивных подходах глав МИД стран, чье существование не признается ООН?

Итогом тираспольской встречи стало подписание «Декларации о принципах мирного и справедливого урегулирования конфликтов». Не будем сейчас придираться к словам и формулам. Конечно же, «справедливым» урегулированием в Абхазии, НКР, Южной Осетии и ПМР считают сецессию. И здесь, наверное, есть предмет для спора. Однако в Декларации говорилось о необходимости исключительно мирного разрешения конфликтов на основе взаимного уважения сторон. Более того, авторы тираспольского документа считают, что при разрешении конфликта необходимо исключить любые формы давления на переговорах (включая, военные, прежде всего, а также информационные и экономические). А теперь давайте представим на секунду, что мы не знаем где, кем и в какое время была принята подобная Декларация. Что здесь принципиально неприемлемого и деструктивного? Давайте, сравним этот текст с документом «Совместные усилия на Черном море: новая инициатива по региональному сотрудничеству», подготовленным Европейской комиссией (сегодня его активно обсуждают эксперты стран ЕС и России). Найдем ли мы сущностные различия?

«Особое внимание должно быть уделено поиску мер взаимного доверия»,- говорится в европейском докладе. Но возможно ли такое доверие при условии, если одна сторона конфликта (признанные ООН государства) рассматриваются как конструктивная сторона, а их оппоненты заранее считаются «факторами дестабилизации»? Риторический вопрос. Можно ли строить доверие, когда стороны конфликта изначально находятся в разных весовых категориях. За одной стороной признается право самоопределения (сецессия от СССР, право на государственность), а за другой в лучшем случае право на «расширенную автономию». А если одна сторона говорит о возможности использовать военную силу для территориальной реинтеграции? Таким образом, тираспольская Декларация де-факто государств с определенными оговорками (речь идет о дипломатической стилистике) может рассматриваться как некая основа для диалога. Спешка в миротворческом процессе представляется излишней, а для придания этому процессу эффективности необходимо для начала выравнивание статуса переговаривающихся сторон (на практике, а не на словах). Не может быть стороны конфликта первой категории и категории второй (или третьей).

Конечно, когда лидеры де-факто государств говорят о «воле народов», об уважении прав на самоопределение, они не врут. Но в их словах и декларациях есть полуправда. Самоопределение абхазов стало в то же время дискриминацией для грузин, а НКР, несмотря на высокие по постсоветским меркам стандарты демократии, несет ответственность за изгнание азербайджанцев со своей территории (в равной степени, как и Азербайджан ответственен за деарменизацию республики). Аргументы, базирующиеся на этническом праве, не всегда работают. В случае с Приднестровьем уже этнический фактор описывает далеко не всю реальность. Да и в Абхазии помимо абхазов в Грузию не желают армянская и русская общины республики, что тоже не позволяет рассматривать грузино-абхазский конфликт исключительно, как спор двух этнических групп. Таким образом, право народов, как и исторические экскурсы в прошлое вряд ли можно считать вкладом в реалистичное понимание проблемы разрешения конфликтов. Другое дело - принципиальный отказ от силового разрешения межэтнических (или политических) споров.

Но стал ли саммит ГУАМ в Баку (он прошел 18-19 июня 2007 года) более конструктивным и реалистичным. Отметим сразу. Возможностей для выработки конструктивных подходов у Грузии, Азербайджана, Молдовы и Украины теоретически намного больше. Это - государства, признанные ООН, вовлеченные во многие влиятельные международные структуры. Увы, реализмом Бакинский форум не порадовал. Чего стоит, например, идея о создании совместного миротворческого контингента государств-членов ГУАМ. Это как себе представляют лидеры Грузии, Молдовы, Украины и Азербайджана участие азербайджанских миротворцев в разрешении карабахского конфликта или грузинские «голубые каски» в Южной Осетии и в Абхазии? И насколько беспристрастность прогрузински настроенных украинцев будет для разрешения конфликта лучше, чем якобы проабхазские настроения российских «голубых касок»? Сегодня лидеры Украины щедро дают оценки тем или иным участникам конфликта. С Грузией президент Ющенко давно определился. В Баку же он стал еще и симпатизантом Азербайджана. Украинский лидер назвал армянские войска «оккупантами» (подобные формулы так откровенно не используют ни США, ни ЕС), и заявил о готовности послать украинские «голубые каски» на линию фронта (так называют в народе линию «прекращения огня») в Карабах. А то, что, что это решение еще надо будет «продавить» через Раду, на саммите ГУАМ не обсуждалось (это тоже к вопросу о реализме). По справедливому замечанию российского политолога Александра Крылова, «идея создания миротворческого подразделения ГУАМ обсуждается уже много лет. В настоящее время политическая ситуация на Украине не благоприятствует созданию миротворческого батальона ГУАМ. Оно возможно лишь с согласия Верховной Рады, но та находится в состоянии острого конфликта с президентом. Большинство депутатов против того, чтобы втягивать Украину в горячие кавказские дела и отправлять войска под чужое командование. Ющенко же прямо горит желанием в этих делах поучаствовать». И где же здесь вожделенная «объективность»? Все это, скорее, напоминает приглашение лисицы на должность главного сторожа в курятнике! И если даже принять тезис, что прежний сторож (Россия)- лисица, то зачем менять сытую лису «куму» на голодную и не слишком искушенную?

Как обычно активность на форумах ГУАМ проявила Грузия. «Истекает срок президентства Кокойты (президента непризнанной Южной Осетии - С.М.), и мы окончательно решим все проблемы в течение несколько месяцев, продемонстрировав всему миру, как необходимо решать межнациональные конфликты», - заявил грузинский лидер Михаил Саакашвили в Баку на пресс-конференции по итогам форума ГУАМ. Но, во-первых, президенту Грузии наверняка известно, что Кокойты был избран на свой пост на выборах в ноябре 2006 года. Следовательно, его срок никак не может истечь в 2007 году (президента Южной Осетии не избирают на один год). И, во-вторых, если официальный Тбилиси не признает «криминальный режим Кокойты» (а такую оценку Южная Осетия получила и в Баку), то какой тогда смысл вести речь о прекращении легислатуры лидера непризнанной республики?

Что получается в «сухом остатке»? И популизм, и нереалистичные подходы свойственны и государствам ГУАМ и их непризнанным оппонентам. Сам по себе статус страны и факт ее признания ООН особой роли здесь не играет. В каких-то случаях предложения де-факто государств выглядят более трезвыми и адекватными. В них, по крайней мере, нет навязчивого желания решить конфликт любой ценой, что в принципе, понятно. Они находятся в положении победителей. Однако игнорирование их позиций, отрицание за ними какой-то конструктивной роли чревато. В ЕС любят повторять английское слово “engagement”, что означает «вовлечение в процесс», объясняя, что без оного с партнером сложно вести переговоры и влиять на его позиции. Отказываясь «вовлекать» непризнанные государства в нормальную дискуссию об их будущем (с признанием за ними определенного набора прав), мировые лидеры делают большую ошибку. Вместо стенаний по поводу выдачи абхазам и осетинам российских паспортов, в Брюсселе и в Вашингтоне следовало бы подумать, как обеспечить этим людям возможность учиться, лечиться, просто выживать. Или вне территории Грузии такие права ее же гражданам не разрешены? Спору нет, критиковать власти Абхазии, НКР или ПМР есть за что. Но это не может быть критика просто за сам факт их непризнанного государственного бытия. Принятие этого тезис продвинуло бы разрешение конфликтов намного дальше. Именно разрешение, а не восстановление территориальной целостности любой ценой.

Сергей Маркедонов - заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net