Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Бывший конгрессмен от штата Техас Бето О’Рурк официально вступил в гонку за право быть выдвинутым кандидатом в президенты США от Демократической партии. Заметили его после того, как прошлой осенью он чуть не догнал (48% : 51% )на выборах в сенат Теда Круза – действующего сенатора и главного конкурента Дональда Трампа.

Бизнес

В практике экономической политики последних лет сложилась традиция, когда в начале весны РСПП – крупнейшее объединение работодателей и предпринимателей проводит «неделю российского бизнеса», завершающуюся съездом, на котором выступает Президент РФ. 14 марта это событие случилось в 10-й раз, оказавшись во многом не только значимым, но и знаковым.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

22.08.2005 | Алексей Макаркин

ТРЕТИЙ СРОК ДЛЯ ВЛАДИМИРА ПУТИНА

В последнее время появляется все больше информационных поводов, связанных с возможностью третьего президентского срока Владимира Путина. Вначале сам президент высказался в том смысле, что не возражал бы против третьего срока, но это противоречит действующей Конституции. Затем начались высказывания региональных политиков разного уровня в пользу третьего срока. И, наконец, сам Путин предпринял ряд пиаровских акций - перелет на самолете, участие в военных учениях - которые возродили в памяти "раскрутку" его образа в 2000 году.

При этом пока с инициативами о продлении пребывания Путина у власти выступали малоизвестные региональные депутаты, их можно было "списать" на местную инициативу политиков, стремящихся получить известность на федеральном уровне. Но затем к ним присоединились и губернаторы, обычно согласовывающие свои политические высказывания с общероссийскими властными структурами. Так, губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский считает, что на данном этапе развития страны было бы целесообразно, если бы президент РФ работал три срока подряд. По его мнению, "стабильность государственной власти и отсутствие потерь времени на государственное переустройство вполне оправданно и обоснованно на данном этапе развития страны". Глава республики Марий-Эл Леонид Маркелов также высказался за продление срока президентских полномочий в России. "Глава государства у нас в стране должен иметь возможность избираться не два раза подряд, а три, и срок президентских полномочий должен ограничиваться не четырьмя годами, а как минимум пятью и максимум - семью годами". "Конечно, президент России четко обозначил свою позицию по поводу Конституции, но бывает ситуация, когда ради людей надо переступить через себя. Я не вижу абсолютно никакого покушения на демократические нормы, если депутаты Госдумы инициируют внесение соответствующих поправок в Конституцию страны", - полагает Маркелов.

Обращают на себя внимание слова Толоконского о необходимости стабильности в стране. Похоже, что речь идет как о мотивировке инициативы о третьем сроке, так и о реально существующей проблеме, которая связана как с общей политической и экономической ситуацией в стране, так и с расстановкой сил во власти, которая влияет на принятие ключевых решений.

Примечательно, что Владимир Путин только что рассеял слухи об отставках в правительстве. Насколько можно понять, в обозримой перспективе не будут уволены ни Михаил Фрадков, которого "увольняют" чуть ли не с момента назначения премьером, ни ответственные за культуру и переругавшиеся между собой Александр Соколов и Михаил Швыдкой. Такое положение дел может вызвать недоумение у тех, кто считает, что исполнительная власть должна быть единой командой. На самом деле такой задачи после декабря 1992 года (ухода из правительства Егора Гайдара) в современной России никто всерьез никогда не ставил. Власть всегда ориентировалась на баланс интересов - различие состояло лишь в том, включены ли в него "свои" и "чужие" или же только "свои" - то есть насколько широкой была властная коалиция. Большую часть 90-х годов она состояла из либералов и "крепких хозяйственников", затем на короткое время в нее пришли умеренные левые (кабинет Примакова-Маслюкова), а потом речь шла о временном союзе "семейных" ("чужих" для нового президента) и "питерских", пришедших во власть вместе с Путиным и благодаря ему.

После отставки политических лидеров староельцинской (иначе, семейной) группы Александра Волошина и Михаила Касьянова в результате "дела ЮКОСа" в российской власти установился баланс интересов между различными подгруппами питерского клана - "чужие" исключены из процесса принятия ключевых решений. В то же время ни одна из подгрупп не в состоянии претендовать на доминирующую роль в политической или экономической сферах, ни одна не выглядит безнадежным аутсайдером. Понятно, что полностью статичной система не является. Однако каждый ход, выгодный одной из подгрупп, должен компенсироваться аналогичными преференциями для конкурентов. За примерами далеко ходить не надо. Так, только что появилось сообщение о том, что "Газпром" завершает подготовку к покупке "Сибнефти", почти договорившись с западными банками о соответствующем кредите. А глава "Роснефти" Сергей Богданчиков несколько дней назад пообещал президенту, что его компания вскоре станет лидером российской нефтянки. Таков пример баланса интересов в действии - конкурирующие подгруппы получают возможности для того, чтобы не просто сохранять свои позиции, но и наращивать собственные ресурсы.

Неудивительно, что в нынешних российских условиях делать резкие кадровые шаги в системе исполнительной власти становится все сложнее - можно "перекосить" весьма шаткое равновесие. Если, к примеру, уволить Фрадкова, то в результате можно получить ослабление одной из "силовых" питерских подгрупп. Что же касается министерства Соколова, то оно ведает в правительстве не только театрами и библиотеками (если речь не идет о таком высокозатратном проекте, как реконструкция Большого театра, то конкурирующие подгруппы этими вопросами не слишком интересуются), но и СМИ. А вот это уже значимо для многих заинтересованных игроков: смена министра может повлиять на существенные интересы.

Так что нынешнее правительство, которое рассматривалось многими как "временное", действительно может просуществовать дольше, чем предполагали эксперты. А это означает, что под вопросом оказывается сценарий, согласно которому кабинет Фрадкова является сугубо временным, а во главе нового правительства встанет преемник президента, которому это придаст дополнительную легитимность (отметим, что Фрадков в качестве преемника обычно не рассматривается). Пока не принято принципиального решения о сценарии решения политической "проблемы-2008" (и, в случае выбора сценария преемничества, не определен "сменщик" Путина), кабинет Фрадкова имеет хорошие шансы на "выживание" - в противном случае премьера пришлось бы заменять аналогичной фигурой, которая также будет восприниматься как временная ("Фрадков-два").

Таким образом, в сохранении стабильности заинтересована значительная часть президентского окружения и истеблишмента в целом. Ни один из возможных кандидатов в преемники на сегодняшний день не является фигурой, способной консолидировать путинскую команду и обеспечить сохранение равновесия в ее рядах. Значительная часть истеблишмента опасается политических потрясений, связанных с ростом конкуренции во власти, и готова признать в качестве наилучшего варианта сохранение у власти признанного арбитра, способного разрешать возникающие противоречия.

В то же время очевидно, что вариант третьего срока в настоящее время остается запасным, рассчитанным на случай полного и окончательного кризиса сценария преемничества, остающегося сейчас основным. В связи с этим обращает на себя внимание противоречивость сигналов, поступающих из властных структур в последние дни. Если одни из них явно связаны с подготовкой общественного мнения к возможности (пока теоретической) третьего срока, то другие носят прямо противоположный характер.

Показательно в связи с этим, что председатель Совета Федерации Сергей Миронов категорически выступил против внесения изменений в российскую Конституцию в отношении сроков правления президента. "Конституцию менять не надо, мало кому этого хочется", - заявил он на минувшей неделе. По его словам, сам Владимир Путин "четко стоит на правильной позиции", заключающейся в незыблемости Основного закона страны. "Так что такая услуга никому не нужна, - резюмировал спикер СФ, явно имея в виду возможность третьего срока. - В 2008 году в России будет новый президент. Но при этом я абсолютно уверен, что Владимир Путин будет самым популярным политиком еще очень долго". Также Миронов выступил за увеличение срока президентских полномочий, что явно относится уже к будущему главе государства. Роль Миронова в российском информационном пространстве носит своеобразный характер - он часто транслирует идеи, которые Кремль по тем или иным причинам считает необходимым "вбросить" в публичную среду с целью либо проверить реакцию общества, либо дать знаковые сигналы. В данном случае, похоже, речь идет о втором варианте.

Мотивация такой позиции очевидна. Сценарий третьего срока сохраняет стабильность, но его издержки слишком высоки даже на фоне возможных проблем с преемником. Главная его проблема - в неизбежном дальнейшее снижении эффективности режима: стабильность грозит обернуться стагнацией, неспособностью к развитию, позитивным изменениям. Фактически речь идет о принципиальном выборе - стабильность (причем временная, так как новый "застой" может достаточно быстро привести к эрозии режима) или эффективность. Есть основания полагать, что значительная часть истеблишмента (от желающих хоть как-то проявить себя местных депутатов до "верноподданнических" губернаторов) предпочитают стабильность даже в таком ущербном виде. Точно так же можно предположить, что президент и многие "кремлевцы" заинтересованы в эффективности.

Кроме того, легитимность пересмотра устоявшихся "правил игры" будет поставлена под сомнение даже в том случае, если все предусмотренные законодательством процедуры будут скрупулезно соблюдены. Это в свою очередь создаст новые возможности для активизации оппозиции, которая получит больше возможностей для критики режима. На этом фоне негативная реакция Запада (вплоть до реальных, а не пиаровских проблем с членством России в "большой восьмерке") кажется относительно второстепенным фактором, однако он также играет существенную роль, так как в перспективе может привести если не к международной изоляции страны, то к ее провинциализации. Наконец, персонификация режима может достаточно быстро привести к его "лукашенковизации". Все эти проблемы в значительной степени микшируются реализацией варианта преемничества. Похоже, что именно с пониманием существующих рисков внешне просто реализуемого проекта третьего срока (напомним, что уже есть прецедент принятия поправок в федеральный конституционный закон меньше чем за месяц - когда надо было сорвать коммунистический референдум, а законодательные собрания регионов не только не будут против, но и сами часто готовы "бежать впереди паровоза" в вопросе о третьем сроке) и связано неприятие этой идеи среди значительной части представителей власти - насколько можно судить, в том числе и ответственных за избирательный процесс.

Представляется, что в настоящее время рассматриваются разные варианты решения "политической проблемы-2008". И если профилирующим, похоже, остается вариант преемничества, то со счетов не сбрасывается и запасной сценарий "третьего срока". Если потенциальный преемник не сможет обеспечить сохранение баланса интересов (пусть и в несколько видоизмененной форме), то запасной вариант получает шанс на то, чтобы стать основным. Несмотря на все его издержки, с ним связаны конкретные интересы влиятельных групп во власти и истеблишменте.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Мы согласны с Ярославом Шимовым в том, что Европейский союз стал на рубеже тысячелетий жертвой собственного успеха, а основным социально-политическим содержанием мировой истории в первые два десятилетия XXI века стало столкновение глобалистского и антиглобалистского трендов, коалиции глобалистской элиты - с другой – набирающим силу антиглобалистсктим популистским движением. Однако если в фокусе его внимания – проблемы нации и национальной идентичности, переживающих испытание этим кризисом, мы же сосредоточимся на более общей картине: конфигурации политических сил и движений, неоднократно – по ходу глобализации и под ее воздействием – менявшейся на протяжении прошлого и нынешнего веков.

Менее чем за месяц до выборов Владимир Зеленский продолжает быть лидером украинской президентской гонки. Февральские опросы наиболее известных социологических учреждений страны - Центра Разумкова, Киевского международного института социологии (КМИС), Центра социальных и маркетинговых исследований «Социс», Центра социальных исследований «София» - единодушно это подтверждают.

В Венесуэле оппозиция добивается отставки президента Николаса Мадуро, легитимность которого она не признает. Острое политическое противостояние в этой стране повлекло за собой очередной этап дискуссий на тему сходства и различий этой страны и России.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net