Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

В США состоялись промежуточные выборы. Исход голосования, в отличие от 2016 года, совпал с прогнозами социологов. Демократы завоевали большинство в Палате представителей, а республиканцы сумели сохранить и даже усилить большинство в Сенате.

Бизнес, несмотря ни на что

28 ноября на совещании у президента Владимира Путина с правительством обсуждались частные инвестиции в национальные проекты. Основными докладчиками выступили министр финансов Антон Силуанов и президент Российского союза промышленников и предпринимателей Александр Шохин. Совещание прошло полностью в открытом режиме, хотя традиционно встречи президента с правительством делятся на открытую и закрытую части, а большинство вопросов рассматривается именно в закрытом режиме.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Взгляд

23.08.2005 | Виталий Иванов

"ПАРТИЯ СТАБИЛЬНОСТИ" КАК ОНА ЕСТЬ

В России сейчас завершается формирование двух партий - "партии революции" и "партии стабильности". Разумеется, эти партии не зарегистрированы в Минюсте, у них нет парламентских фракций и офисов, где выдают членские билеты. Но если мы вспомним, что изначально партией считался "союз одних лиц против других, у коих иные побуждения" (Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля), то признаем, что речь идет по сути именно о партиях. Их можно называть реальными партиями, чтобы отличать от политических предприятий, прошедших лицензирование у властей, т.е. официальных партий. И, разумеется, члены официальных партий (КПРФ, "Яблока", СПС, "Родины", даже "Единой России") могут принадлежать к разным реальным партиям.

О "партии революции" мне в последнее время довелось писать достаточно много. В текстах, опубликованных на "Политком.Ру" и в "Русском журнале", я изложил свои соображения по поводу состава этой партии, ее перспектив, проблем и проч. Сейчас хотелось бы поговорить о "партии стабильности".

Это асимметричная коалиция противостоящих "революционному проекту", предполагающему разрушение путинского режима консенсусной олигархии и реставрацию в той или иной форме порядков 1990-х гг., т.е. соревновательной олигархии. Метод разрушения - массовые уличные акции протеста. По сложившейся практике они катализируются обвинением властей в фальсификации результатов национальных выборов. Впрочем, в наших условиях вероятнее попытка объявить выборы нелегитимными, "неконституционными" и т.д. Если соответствующие проекты, активно презентуемые сейчас кандидатами на лидерство в "партии революции", будут поддержаны западными властями и негосударственными политико-инвестиционными структурами, ситуацию в стране действительно попробуют раскачать. Не свалить режим, так хоть расшатать, не расшатать, так хоть попиариться да деньги поосваивать.

Задача "партии стабильности" в этой связи состоит в том, чтобы помешать "революционерам" и обеспечить воспроизводство режима, желательно мягко его скорректировав.

Соответственно "партия стабильности" - реакционная сила. Консолидация спровоцирована появлением угрозы, которую не нужно переоценивать, но и недооценивать нельзя. Можно было бы даже говорить о "партии реакции", если бы это слово "реакция" не было изгажено негативом леваками и либералами.

Первичное разделение в партии происходит на уровне отношения к политической и социально-экономической стабильности (здесь нет смысла разбирать, основана ли она только на нефтяных ценах или на чем-то еще). Для лоялистов это безусловно позитивное достижение последней пятилетки, которое подлежит охранению. Антиреволюционеры считают ее пресловутым "меньшим злом", памятуя слова Жозефа де Местра про злоупотребления властей, которые порождают революцию (и - можно добавить - создают условия для переворота-"революции"), которая хуже всяких злоупотреблений.

Другой водораздел в "партии стабильности" проходит по линии "идейности". Есть те, кто сознательно, исповедуя определенную систему ценностей, имея политическую позицию, определил свою нынешнюю партийность. И есть те, кто принадлежит к партии "по долгу службы", в силу включенности в те или иные кланово-корпоративные "системы" и т.п., либо присоединился, преследуя карьерные, коммерческие, личные корыстные интересы, на самом деле особо не имея никаких убеждений или даже подчас склоняясь к "революционным".

Лоялисты, как правило, люди, хорошо вписанные в современную жизнь. Здесь я имею в виду отнюдь не материальное благополучие - многие "революционеры" тоже, мягко говоря, не босяки, а позитивное морально-психологическое отношение к современности. Лоялисты - это в первую очередь олигархи-участники "путинской хартии" (крупные капиталисты, высшие чиновники, статусные политики), их младшие партнеры, клиенты, менеджеры, интеллектуальная и PR-обслуга. В конечном счете партией охвачена практически вся элита. Политически активные бизнесмены, не говоря уже о чиновниках и партийных дельцах, лоббистах, как на федеральном, так и на региональном и местном уровне, в массе лоялисты.

Среди "революционеров" распространено убеждение, что эта публика якобы инертна, труслива и безыдейна, а главное - тайно ненавидит путинский режим, поэтому всей ее лояльности де грош цена. Настаиваю, что это не так. Во-первых, российский олигархат реально объединен идеей порядка, обеспечивающего его господство в стране. Олицетворением и гарантом порядка выступает "царь", т.е. Путин. Недовольство кого-то отдельными нововведениями, межклановые стычки из-за денег и собственности и т.п. не затрагивают базового консенсуса. Во-вторых, у "революционеров" нет ни лидеров, ни структур, ни идей, которые могли бы расколоть "путинскую хартию". И западная поддержка ничего в этом плане еще сама по себе не гарантирует. В-третьих, у многих лоялистов есть убеждения, там всяких хватает, в том числе и патриотов, и антизападников. Планы по организации "майданов", угрозы "убить дракона" и сделать "левый поворот" вызывают вполне искреннюю злость.

Если спроецировать практикуемое официальными партиями дополнение своих членов (число которых более-менее известно и проверяемо) "сторонниками" (в принципе не учитываемыми), то лоялистов-сторонников достаточно много среди предпринимателей, клерков государственных и частных корпораций, госслужащих и сотрудников бюджетных организаций, получающих хорошую зарплату и/или имеющих возможность извлекать из своих статусов приличные "серые" или "черные" доходы (преподаватели в ВУЗах, милиционеры, работники системы ЖКХ), т.е. тех, кого принято называть "потребителями стабильности". Сторонники встречаются даже среди сельских жителей, выигравших от монетизации. Во всех этих случаях играет и распространенное в нашей стране почитание власти, и распространившаяся с 1990-х гг. аллергия к переменам, и модное в последние годы погружение в потребление. Пусть они не читали Константина Леонтьева (хотя кто-то и читал), а лишь слушали его однофамильца Михаила по телевизору. Пусть 99% из них в лучшем случае проголосуют за"стабильность", но никогда не выйдут защищать ее на улицы. Они обеспечивают опору. Этого вполне достаточно.

Резерв сторонников-лоялистов - не только "потребители стабильность", до которых еще не достучалась пропаганда, которые еще не поняли и не приняли. Сюда относятся и те, кто хорошо знает, что в случае хоть революции, хоть "революции" для них лично ничего не изменится, в лучшую сторону уж точно. Как говорил оруэлловский Бенджамин: "Жизнь может дать только одно облегчение - кишечника".

Антиреволюционеры - публика обычно более интеллектуальная, чем лоялисты, но не имеющая власти и иных сколько-нибудь серьезных ресурсов, допущенная в элиту в лучшем случае на роль обслуги. Обычно это - профессиональные интеллектуалы, журналисты, пиарщики. Одни антиреволюционеры - принципиальные противники любых революций или во всяком случае везде утверждают, что они строго за "эволюцию". Другие убеждены, что все революции давно завершились, а теперь "дискотека" (соответственно, то, что произошло в Грузии, на Украине и в Киргизии свидетельствует об отсталости этих стран). И любой, кто пытается оживить призраки прошлого - опасный фантазер и нуждается в сопровождении. Третьи считают период 1990-х гг. одним из самых позорных в отечественной истории и категорически не желают переиздания тогдашних порядков. Для четвертых российский суверенитет есть непререкаемая ценность, залог того, что когда-нибудь удастся "реставрировать будущее". А с "революцией", по их мнению, страна найдет такие приключения, которые еерадикально ослабят, если не уничтожат. Пятым дурно от популистского пафоса Саакашвили и Ющенко и их российских подражателей и проч. Отдельно нужно выделять тех, кто примыкает к "партии стабильности", будучи революционерами левого или правого толка, убежденными, что "оранжевая революция" - неправильная или вообще никакая не революция и только помешает правильной и настоящей. Я перечислил далеко не все популярные установки. И, конечно, они могут совмещаться.

Формат колонки не позволяет мне остановиться на вопросах о лидере "партии стабильности", достатке и адекватности ее интерфейсов в виде существующих официальных партий и т.д. Мыслями по этому поводу собираюсь поделиться в следующей колонке.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net