Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

23.08.2005 | Виталий Иванов

"ПАРТИЯ СТАБИЛЬНОСТИ" КАК ОНА ЕСТЬ

В России сейчас завершается формирование двух партий - "партии революции" и "партии стабильности". Разумеется, эти партии не зарегистрированы в Минюсте, у них нет парламентских фракций и офисов, где выдают членские билеты. Но если мы вспомним, что изначально партией считался "союз одних лиц против других, у коих иные побуждения" (Толковый словарь живого великорусского языка Владимира Даля), то признаем, что речь идет по сути именно о партиях. Их можно называть реальными партиями, чтобы отличать от политических предприятий, прошедших лицензирование у властей, т.е. официальных партий. И, разумеется, члены официальных партий (КПРФ, "Яблока", СПС, "Родины", даже "Единой России") могут принадлежать к разным реальным партиям.

О "партии революции" мне в последнее время довелось писать достаточно много. В текстах, опубликованных на "Политком.Ру" и в "Русском журнале", я изложил свои соображения по поводу состава этой партии, ее перспектив, проблем и проч. Сейчас хотелось бы поговорить о "партии стабильности".

Это асимметричная коалиция противостоящих "революционному проекту", предполагающему разрушение путинского режима консенсусной олигархии и реставрацию в той или иной форме порядков 1990-х гг., т.е. соревновательной олигархии. Метод разрушения - массовые уличные акции протеста. По сложившейся практике они катализируются обвинением властей в фальсификации результатов национальных выборов. Впрочем, в наших условиях вероятнее попытка объявить выборы нелегитимными, "неконституционными" и т.д. Если соответствующие проекты, активно презентуемые сейчас кандидатами на лидерство в "партии революции", будут поддержаны западными властями и негосударственными политико-инвестиционными структурами, ситуацию в стране действительно попробуют раскачать. Не свалить режим, так хоть расшатать, не расшатать, так хоть попиариться да деньги поосваивать.

Задача "партии стабильности" в этой связи состоит в том, чтобы помешать "революционерам" и обеспечить воспроизводство режима, желательно мягко его скорректировав.

Соответственно "партия стабильности" - реакционная сила. Консолидация спровоцирована появлением угрозы, которую не нужно переоценивать, но и недооценивать нельзя. Можно было бы даже говорить о "партии реакции", если бы это слово "реакция" не было изгажено негативом леваками и либералами.

Первичное разделение в партии происходит на уровне отношения к политической и социально-экономической стабильности (здесь нет смысла разбирать, основана ли она только на нефтяных ценах или на чем-то еще). Для лоялистов это безусловно позитивное достижение последней пятилетки, которое подлежит охранению. Антиреволюционеры считают ее пресловутым "меньшим злом", памятуя слова Жозефа де Местра про злоупотребления властей, которые порождают революцию (и - можно добавить - создают условия для переворота-"революции"), которая хуже всяких злоупотреблений.

Другой водораздел в "партии стабильности" проходит по линии "идейности". Есть те, кто сознательно, исповедуя определенную систему ценностей, имея политическую позицию, определил свою нынешнюю партийность. И есть те, кто принадлежит к партии "по долгу службы", в силу включенности в те или иные кланово-корпоративные "системы" и т.п., либо присоединился, преследуя карьерные, коммерческие, личные корыстные интересы, на самом деле особо не имея никаких убеждений или даже подчас склоняясь к "революционным".

Лоялисты, как правило, люди, хорошо вписанные в современную жизнь. Здесь я имею в виду отнюдь не материальное благополучие - многие "революционеры" тоже, мягко говоря, не босяки, а позитивное морально-психологическое отношение к современности. Лоялисты - это в первую очередь олигархи-участники "путинской хартии" (крупные капиталисты, высшие чиновники, статусные политики), их младшие партнеры, клиенты, менеджеры, интеллектуальная и PR-обслуга. В конечном счете партией охвачена практически вся элита. Политически активные бизнесмены, не говоря уже о чиновниках и партийных дельцах, лоббистах, как на федеральном, так и на региональном и местном уровне, в массе лоялисты.

Среди "революционеров" распространено убеждение, что эта публика якобы инертна, труслива и безыдейна, а главное - тайно ненавидит путинский режим, поэтому всей ее лояльности де грош цена. Настаиваю, что это не так. Во-первых, российский олигархат реально объединен идеей порядка, обеспечивающего его господство в стране. Олицетворением и гарантом порядка выступает "царь", т.е. Путин. Недовольство кого-то отдельными нововведениями, межклановые стычки из-за денег и собственности и т.п. не затрагивают базового консенсуса. Во-вторых, у "революционеров" нет ни лидеров, ни структур, ни идей, которые могли бы расколоть "путинскую хартию". И западная поддержка ничего в этом плане еще сама по себе не гарантирует. В-третьих, у многих лоялистов есть убеждения, там всяких хватает, в том числе и патриотов, и антизападников. Планы по организации "майданов", угрозы "убить дракона" и сделать "левый поворот" вызывают вполне искреннюю злость.

Если спроецировать практикуемое официальными партиями дополнение своих членов (число которых более-менее известно и проверяемо) "сторонниками" (в принципе не учитываемыми), то лоялистов-сторонников достаточно много среди предпринимателей, клерков государственных и частных корпораций, госслужащих и сотрудников бюджетных организаций, получающих хорошую зарплату и/или имеющих возможность извлекать из своих статусов приличные "серые" или "черные" доходы (преподаватели в ВУЗах, милиционеры, работники системы ЖКХ), т.е. тех, кого принято называть "потребителями стабильности". Сторонники встречаются даже среди сельских жителей, выигравших от монетизации. Во всех этих случаях играет и распространенное в нашей стране почитание власти, и распространившаяся с 1990-х гг. аллергия к переменам, и модное в последние годы погружение в потребление. Пусть они не читали Константина Леонтьева (хотя кто-то и читал), а лишь слушали его однофамильца Михаила по телевизору. Пусть 99% из них в лучшем случае проголосуют за"стабильность", но никогда не выйдут защищать ее на улицы. Они обеспечивают опору. Этого вполне достаточно.

Резерв сторонников-лоялистов - не только "потребители стабильность", до которых еще не достучалась пропаганда, которые еще не поняли и не приняли. Сюда относятся и те, кто хорошо знает, что в случае хоть революции, хоть "революции" для них лично ничего не изменится, в лучшую сторону уж точно. Как говорил оруэлловский Бенджамин: "Жизнь может дать только одно облегчение - кишечника".

Антиреволюционеры - публика обычно более интеллектуальная, чем лоялисты, но не имеющая власти и иных сколько-нибудь серьезных ресурсов, допущенная в элиту в лучшем случае на роль обслуги. Обычно это - профессиональные интеллектуалы, журналисты, пиарщики. Одни антиреволюционеры - принципиальные противники любых революций или во всяком случае везде утверждают, что они строго за "эволюцию". Другие убеждены, что все революции давно завершились, а теперь "дискотека" (соответственно, то, что произошло в Грузии, на Украине и в Киргизии свидетельствует об отсталости этих стран). И любой, кто пытается оживить призраки прошлого - опасный фантазер и нуждается в сопровождении. Третьи считают период 1990-х гг. одним из самых позорных в отечественной истории и категорически не желают переиздания тогдашних порядков. Для четвертых российский суверенитет есть непререкаемая ценность, залог того, что когда-нибудь удастся "реставрировать будущее". А с "революцией", по их мнению, страна найдет такие приключения, которые еерадикально ослабят, если не уничтожат. Пятым дурно от популистского пафоса Саакашвили и Ющенко и их российских подражателей и проч. Отдельно нужно выделять тех, кто примыкает к "партии стабильности", будучи революционерами левого или правого толка, убежденными, что "оранжевая революция" - неправильная или вообще никакая не революция и только помешает правильной и настоящей. Я перечислил далеко не все популярные установки. И, конечно, они могут совмещаться.

Формат колонки не позволяет мне остановиться на вопросах о лидере "партии стабильности", достатке и адекватности ее интерфейсов в виде существующих официальных партий и т.д. Мыслями по этому поводу собираюсь поделиться в следующей колонке.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net