Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

10.07.2007 | Алексей Макаркин

Украина: создание мегаблока

Приближение парламентских выборов в Украине, которые, по указу Виктора Ющенко, должны состояться 30 сентября, стимулирует пропрезидентские политические силы к объединительным процессам. В противном случае они не имеют никаких шансов на то, чтобы получить сопоставимый результат со своими конкурентами в «оранжевой» части - Блоком Юлии Тимошенко - и претендовать на лидирующие позиции в этом политическом лагере. Отсюда и создание предвыборного объединения из 10 партий под названием «Наша Украина – Народная самооборона» (НУ НС), об участии в котором объявили представители всех проющенковских партий. Это объединение получило название «мегаблок» - несмотря на то, что речь идет о коалиции, большинство членов которой не имеют серьезных электоральных перспектив.

Феномен «мегаблока» интересен тем, что это единственный новый крупный украинский политический проект, который появился перед грядущими выборами в Раду. Другие основные игроки – «Регионы Украины» и Блок Юлии Тимошенко – пойдут на выборы примерно в том же формате, что и в 2006 году (в их составе возможны лишь сравнительно незначительные изменения – например, подключение к «регионалам» Партии промышленников и предпринимателей Анатолия Кинаха, в прошлом году входившей в состав блока «Наша Украина»). Коммунисты, как и раньше, намерены идти на выборы самостоятельно; об этом же объявляют и социалисты, несмотря на резкое падение и рейтинга. Если другим политическим силам страны для успеха достаточно повторить свой прошлогодний результат, то для «мегаблока» такой исход будет явным поражением.

Необходимость работы над ошибками

Парламентские выборы 2006 года стали масштабной неудачей сторонников Ющенко, которые получили лишь около 14% голосов избирателей. Такой результат был связан с несколькими обстоятельствами.Во-первых, с разочарованием многих украинских избирателей в президенте и его сторонниках. Они позиционировали себя как сторонники честной и эффективной политики, ярко выраженной альтернативы непопулярному олигархическому режиму Леонида Кучмы. Однако с политической точки зрения период пребывания у власти «оранжевых» можно считать потерянным временем. Постоянные внутренние конфликты в среде победителей, рост противоречий между сторонниками Ющенко и Тимошенко, приведший к быстрой отставке первого «оранжевого» правительства, обвинения в адрес ряда представителей президентского окружения в коррупции – все это привело к тому, что Ющенко утратил качества морального лидера даже для многих его избирателей образца 2004 года.

Во-вторых, лидерство в «оранжевом» лагере перехватила Юлия Тимошенко, активно использовавшая популистские лозунги. В 2004 году она была вынуждена отказаться от участия в президентских выборах, так как ее рейтинг существенно уступал ющенковскому. Спустя пару лет она взяла реванш, возглавив блок своего имени, который получил 22% голосов избирателей. Таким образом, Тимошенко сделала серьезную заявку на то, чтобы стать основным конкурентом Виктора Януковича на следующих президентских выборах.

В-третьих, «Наша Украина» провела крайне бледную избирательную кампанию, главным элементом которой стало постоянное подчеркивание своего статуса как «партии власти» (при том, что на Юго-Востоке страны «нашеукраинцы» не обладали административным ресурсом и не выглядели настоящей «партией власти»). Во главе партийного списка стоял премьер-министр Юрий Ехануров, лишенный политической харизмы «крепкий хозяйственник» - его лидерство в списке должно было подчеркнуть тесную связь между «Нашей Украиной» и правительством. Второе место в списке занимал временный союзник Ющенко Анатолий Кинах, присоединившийся к нему после первого тура президентских выборов 2004 года и покинувший президента в нынешнем году, войдя без его санкции в состав кабинета Януковича. Главным достоинством Кинаха был его политический статус бывшего премьер-министра – но многие обращали внимание и на существенный минус. В 2002 году Кинах также занимал вторую позицию в избирательном списке, но прокучмовского блока «За единую Украину», подвергавшегося резкой критике со стороны «Нашей Украины».

Первая пятерка блока, в целом, была не только не слишком популярной, но и достаточно «возрастной» – средний возраст ее участников составил почти 50 лет, да и то лишь благодаря «пятому номеру» - молодой певице Руслане Лыжичко, которая, однако, не принесла «Нашей Украине» сколько-нибудь значительного количества дополнительных голосов. Украинские политики – как Ющенко, так и Владимир Литвин, пригласивший в первую пятерку своего списка Софию Ротару – совершили ошибку, которая была свойственна многим участников российских думских выборов 1995 года. Использование в ходе избирательных кампаний известных неполитических фигур в составе списка не приводит к принципиальному улучшению результата избирательного объединения – избиратели не очень любят политиков, но на выборах предпочитают голосовать за них, а не за дилетантов, которые вряд ли будут работать в парламенте.

В-четвертых, сторонникам Ющенко перед выборами не удалось сохранить единство. Наряду с «Нашей Украиной», в избирательной кампании участвовали Украинский народный блок Костенко-Плюща (национал-демократы) и блок «Пора-ПРП», которые не прошли в парламент, однако «на двоих» получили свыше 3% голосов избирателей, которые в противном случае, скорее всего, достались бы «Нашей Украине».После выборов 2006 года популярность «Нашей Украины» постоянно снижалась. Даже сейчас, когда произошло ее некоторое повышение, она может рассчитывать на поддержку лишь 9-10% избирателей. Одновременно шел рост поддержки недавно созданного блока «Народная самооборона» во главе с бывшим главой МВД Юрием Луценко – до 4-5%, чего вполне хватало для преодоления невысокого 3%-ного избирательного барьера.

Создание «мегаблока»

Таким образом, для того, чтобы выдержать конкуренцию с Тимошенко, Ющенко надо было решить несколько проблем, чем и занялся главный организатор «мегаблока» - 44-летний глава президентского секретариата Виктор Балога. Бывший бизнесмен из Закарпатья, он был губернатором этого региона как при Кучме, так и при Ющенко. Правда, в кучмовское время Балога был вынужден уйти в отставку из-за конфликта с влиятельными в этом регионе социал-демократами (объединенными) Виктора Медведчука, который занимал в последние годы правления Кучмы примерно то же положение при президенте, что и Балога при Ющенко. В правительстве Еханурова Балога возглавлял МЧС, а после поражения «Нашей Украины» на выборах 2006 года стал руководителем президентского секретариата. Он считается одним из основных авторов плана роспуска парламента, приведшего к «реанимации» Ющенко как пользующейся реальным влиянием политической фигуры.

Сейчас Балоге, как утверждают украинские источники, принадлежит алгоритм создания «мегаблока», при котором интересы ряда ветеранов украинской политики оказались нарушены жесткой волей президентской стороны. Сразу отметим, что Балога является сторонником создания единой пропрезидентской партии, которая была бы опорой Ющенко не только на парламентских, но и на следующих президентских выборах. Такой проект носит беспрецедентный характер в современной истории Украины – своей большой «опорной» партии не было ни у Леонида Кравчука, ни у Леонида Кучмы.

Первой задачей Балоги было проведение переговоров о создании избирательного блока в максимально электорально выгодном формате, который могло обеспечить только объединение усилий «Нашей Украины» и «Народной самообороны». Это удалось сделать, уступив первое место в избирательном списке Луценко, который к тому же сейчас является самым популярным политиком из числа сторонников президента (не считая, разумеется, самого Ющенко). 28 июня лидеры «НУ» и «НС» Вячеслав Кириленко и Луценко подписали соглашение о создании единого избирательного блока.

Второй задачей стала ликвидация альтернативных игроков на «оранжевом» поле, которые (исключая, разумеется, Тимошенко) должны были встроиться в создаваемый «мегаблок». При этом необходимо было избежать трех основных проблем. Одна из них состояла в завышенных амбициях малых партий, вторая – в стремлении части этих игроков навязать «мегаблоку» свои идеологические приоритеты, третья – в нежелании части партийных функционеров вливаться в новый проект, конструируемый Балогой. В связи с этим наиболее сложными были переговоры с объединением «Правица», в состав которого вошли три национально-демократические партии – Народный Рух Украины (НРУ; лидер – бывший министр иностранных дел Борис Тарасюк; «номер 3» в списке «Нашей Украины» образца 2006 года), Украинская народная партия (УНП; лидер – бывший министр экологии Юрий Костенко) и партия «Собор» (лидер – Анатолий Матвиенко, в последние советские годы возглавлявший украинский комсомол).

Вначале «Правица» вела переговоры с «Нашей Украиной» и «Народной самообороной» на равных – между ними в начале июня было даже достигнуто принципиальное соглашение о создании «мегаблока». Однако сторонам никак не удавалось договориться о составе избирательного списка («Правица» претендовала хотя бы на одно место если не в первой пятерке, то хотя бы в первой десятке, а также на ряд других преференций). Кроме того, национал-демократы настаивали на включение в число приоритетных ряда важных для них, но крайне противоречиво воспринимаемых в обществе положений – о вступлении страны в НАТО, о реабилитации УПА («бандеровцев»), о безусловном приоритете украинского языка. В случае принятия этих приоритетов ющенковцам было бы крайне сложно апеллировать к поддержке избирателей за пределами западных и некоторых близких к Западу центральных областей Украины. Кроме того, НРУ и УНП было сложнее самораспускаться, чем другим партиям – это идеологически заряженные представители «руховской» традиции, восходящей еще к концу 1980-х годов, а, частично, ко временам украинского диссидентства.

В то же время социологические данные Центра Разумкова демонстрируют, что за блок «Нашей Украины» и «Народной самообороны» готовы проголосовать 16,4% респондентов, а за блок «Нашей Украины», «Народной самообороны» и «Правицы» - 16,9%. Таким образом, ценность «Правицы» для блока была объективно невысока и связана лишь со стремлением ликвидировать конкурента, способного отобрать часть голосов, которая с прошлого года даже уменьшилась. Это подтверждает как опрос Центра Разумкова, так и данные Фонда «Общественное мнение», согласно которым «Правица» может рассчитывать на поддержку лишь 0,6% избирателей. Такой партнер, с точки зрения секретариата украинского президента, не мог навязывать свои условия – максимум, на что он мог рассчитывать, это десяток «проходных» мест в списке для высшего руководства партий, входящих в состав «Правицы». В результате правые оказались перед выбором – или идти на безнадежные выборы самостоятельно, либо согласиться на свою периферийную роль в списке. Тарасюк, Костенко и Матвиенко выбрали второй вариант, обеспечивающий им места во второй десятке списка.

Третья задача – формирование идеологии избирательной кампании. По словам одного из лидеров «мегаблока» Николая Катеринчука, «мы будем говорить о прагматичном выборе граждан, который улучшит их жизненное состояние. Мы будем говорить об увеличении рабочих мест – как мы будем этого достигать. Мы будем говорить об энергетической безопасности Украины, какие будут тарифы и как мы обеспечим реформу ЖКХ». Таким образом, речь идет о ставке на социально-экономические вопросы, которые являются значимыми для жителей всех регионов Украины. Ющенковцам надо вырваться за пределы украинского Запада – не случайно, что Катеринчук прямо заявил, что «мы не будем ввязываться в гуманитарные дискуссии в вопросах НАТО, в вопросах языка и в других вопросах». Это не означает, что «Наша Украина» отказывается от данных принципиальных для ющенковцев тезисов – они могут быть включены в предвыборную программу, но не в качестве «ударных». Заявление Катеринчука вызвало протест со стороны заместителя председателя УНП Ярослава Джоджика, однако вряд ли он будет услышан президентской стороной.

Четвертая задача – формирование верхней части избирательного списка. Первая десятка была продиктована из президентского секретариата – в нее вошли 7 представителей «Нашей Украины» (включая Балогу, который возглавит избирательный штаб «мегаблока») и 3 – «Народной самообороны». При этом первая пятерка – «ударная» часть списка – изменилась полностью по сравнению с выборами 2006 года. Она сильно омолодилась – средний возраст составляет 40 лет. В ее состав вошли только политические фигуры – на первом месте оказался Луценко, на втором – лидер «Нашей Украины» Кириленко, третье и четвертое места получили «президентские министры» - глава Минобороны Анатолий Гриценко и министр иностранных дел Арсений Яценюк. На пятом месте – юрист Катеринчук из «Народной самообороны».

Украинские политологи, в целом, позитивно относятся к списку лидеров «мегаблока». Так, директор политико-правовых программ Центра Разумкова Юрий Якименко полагает, что «для блока в нынешнем составе эта пятерка является оптимальной». Руководитель научных программ Института открытой политики Максим Стриха считает, что этот состав, по крайней мере, «более оптимальный, чем состав первой пятерки блока «Наша Украина» на прошлых выборах. Выпали, мягко говоря, необязательные фигуры очень симпатичных журналистов и эстрадных певцов, которые не привлекли дополнительных голосов… В настоящее время имеем пятерку молодых политиков, успешных. Это должно показать новое качество. Считаю, что с такой пятеркой, при условии грамотной кампании, блок действительно может существенно нарастить показатели».

Таким образом, «мегаблок» выглядит более убедительно, чем «Наша Украина» образца 2006 года. В то же время «проект Балоги» может столкнуться с рядом серьезных проблем.

Проблемы «мегаблока»

Первая проблема блока «Наша Украина – Народная самооборона» - возможность его эрозии из-за конкурентных отношений между его участниками. Хорошо известны амбиции украинских политиков, которые могут сократить число участников проекта. Так, ряд функционеров НРУ и УНП выступают за сохранение своих партий в качестве самостоятельных участников политического процесса. Это связано с двумя обстоятельствами. Некоторых активных деятелей данных партий руководство «мегаблока» не видит в его составе – например, бывших губернаторов Евгения Жовтяка и Василия Червония, получивших свои посты в «постреволюционное» время по квоте УНП и быстро уволенных со скандалами. Кроме того, если на общенациональном уровне национал-демократы не имеют шансов на успех, то в региональных советах западных регионов они представлены – и отказываться от такой самостоятельности ради единого партийного проекта они не хотят. Поэтому съезды этих двух партий, на которых будут приняты официальные решения о вхождении в «мегаблок», могут быть непростыми.

Вторая проблема – уровень популярности проекта. Напомним, что, по данным Центра Разумкова, сейчас он находится на уровне примерно 18%, однако это, скорее, пока свидетельствует о его потенциале. Ближайшие опросы должны подтвердить или опровергнуть достижение этого результата на нынешнем этапе. Существенную роль на последующих этапах будет играть характер избирательной кампании, степень успешности «раскрутки» нового блока, согласованность действий его основных участников.Третья проблема – столкновение интересов с Блоком Юлии Тимошенко. Представляется, что такой вариант был предусмотрен заранее. Луценко как политик-популист может постараться отобрать как можно больше голосов именно у него, преимущественно, в центральных регионах страны, где «Наша Украина» в прошлом году выступила весьма неудачно. Таким образом, в «оранжевой» политической среде может произойти перераспределение ресурсов и обострится внутренняя борьба. В свою очередь, это создает определенные проблемы на перспективу, снижая вероятность формирования «оранжевой» коалиции, даже в том случае, если «мегаблок» и Блок Тимошенко получат большинство в парламенте. Примечательно, что Виктор Ющенко 6 июля не исключил формирования коалиции между пропрезидентской партией и «Нашей Украиной» в будущем составе Рады.

Однако в числе лидеров «мегаблока» есть Кириленко и Катеринчук, зарекомендовавшие себя как противники коалиции с Януковичем еще в прошлом году. Возможные же сторонники коалиции – например, экс-премьер Ехануров – оказались за пределами лидирующей части списка, что свидетельствует о снижении их влияния. После заявления Ющенко о возможности создания коалиции с «Регионами Украины» Кириленко заявил, что его партия не рассматривает такой вариант. Таким образом, поствыборная конфигурация чрезвычайно усложняется и лишь частично зависит от результатов партий и блоков, которые пройдут в Раду следующего созыва.

Алексей Макаркин – заместитель генерального директора ЦПТ

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net