Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Взгляд

11.07.2007 | Сергей Михеев

Бессмысленные усилия

Власть демонстрирует усиленную борьбу с русским национализмом. Рапорты о пойманных на неосторожной болтовне «тесаках» и разгромленных «шульцах» озвучиваются как сводки о боевых действиях. Однако очевидно и то, что данная кампания и в тактическом, и в стратегическом плане терпит неудачу. Главная причина этого – организаторы данной кампании далеки от жизненных реалий и потому неверно оценивают ситуацию.

Тактика

Говорят, что в значительной степени нынешняя кампания по борьбе с русским национализмом обусловлена приближающимися выборами. Мол, национал-экстремисты должны сыграть роль противника власти, а народ должен дополнительно сплотиться вокруг этой власти, будучи напуганным экстремистами. Если это так, то более оторванного от жизни плана придумать было невозможно.

В реальной жизни дело обстоит так – приезжих с юга (в первую очередь кавказцев) у нас многие как не любили, так и не любят (а может быть, даже стали не любить ещё больше), а националистов как не боялись, так и не боятся. И уж точно не собираются по этому поводу теснее сплачиваться вокруг власти. Электорат у нас хоть, может, и «глуповат», но всяческие игры распознаёт на уровне чутья. Именно как игра (правда, с не совсем ясными целями) и воспринимается в большинстве случаев страшилка по поводу националистов.

Более того, многие симпатизируют националистам. Практически все независимые социологические исследования, призванные выявить проблемный ряд, в подавляющем большинстве регионов России (исключение – некоторые этнические регионы) фиксируют проблему приезжих как весьма актуальную для местного населения. Данная проблема называется людьми без подсказки и всегда входит в десятку или двадцатку самых актуальных проблем.

Напротив, проблема русских националистов без наводящих вопросов не называется нигде. В большинстве случаев и наводящие вопросы не помогают. Происходит это потому, что в этнических регионах активных русских националистов чаще всего нет (а в северокавказских республиках скоро не останется и просто русских, не то что националистов), а в славянских регионах этих националистов в основном не осуждают, а потому и не воспринимают как проблему. Возможно, всё это печально и неправильно, но это факт. Как можно строить масштабную пиар-кампанию, напрямую противоречащую доминирующим в обществе настроениям и всерьёз надеяться на результат, не ясно.

Стратегия

Укрепление государственности, о котором также немало говорят, тоже от всей этой кампании пока особенно не выигрывает. Даже наоборот, скорее, запущен процесс медленной, но вполне реальной поляризации общества по линии – власть и этнические меньшинства против этнического большинства (русские, славяне). Что касается славян, то если раньше их претензии распространялись непосредственно, на приезжих, теперь они потихоньку начинают переадресовываться властям, которые этих приезжих поддерживают.

Косвенно это подтверждается тем фактом, что властям для реализации кампании по борьбе с русским национализмом всё чаще приходится прибегать к услугам сотрудников силовых органов, выписанным для этих целей из этнических регионов страны. Своим уже не доверяют, так как свои чаще всего в тайне разделяют взгляды националистов. Если дело так пойдёт и дальше, то придётся властям со временем в каждом регионе сформировать специальные «дикие дивизии» для поддержания межнационального мира. Правда, скорее всего, на этом как раз мир и закончится.

Интересно, что в отношении этнических меньшинств вся эта борьба с национал- экстремизмом также не ведёт к укреплению государства. Во-первых, все (и русские, и нацменьшинства) понимают условность данной кампании, воспринимают её, как политическую игру. Во-вторых, заигрывание с этническими элитами ведут не к укреплению государства, а к росту амбиций данных элит. Амбиции эти имеют вполне разрушительный для государства характер. Это было хорошо продемонстрировано в 90-х годах «парадом суверенитетов», ростом радикального национализма и сепаратизма национальных окраин и, наконец, войной на Северном Кавказе. К сожалению, пока этнические элиты не демонстрируют способности подняться над своими узкокорыстными интересами ради сохранения целостности России. Если что-то они и делают для этого, то делают, в общем-то, из-под палки.

Возможно, организаторам кампании кажется, что если население поддерживает Путина, то оно поддерживает и любые шаги властей по любому вопросу. Но такие примитивные схемы рождаются тоже от недопонимания нашей грешной жизни. Люди у нас вполне внятно отделяют мух от котлет. Всё, что им нравится, они «склеивают» со своей симпатией к Путину. Но эта симпатия к президенту никак не компенсирует того, что людям не нравится. Это у большинства обывателей просто находится в разных плоскостях восприятия, не пересекается и чаще всего не обусловливает другу друга. Зато переадресуется в качестве претензии другим уровням власти.

Да и Путин, говорят, скоро уходит в отставку. Сейчас можно наломать всяких дров, надеясь на то, что популярность Путина всё прикроет. Но это опасное заблуждение. Потенциал его имиджа не безграничен и не вечен. С уходом Путина с президентского поста он (потенциал имиджа) начнёт неизбежно худеть и уменьшаться в размерах. К этому надо готовиться.

Есть ещё также позаимствованный на Западе штамп о том, что, мол, с ростом благосостояния увеличивается и уровень терпимости в обществе. Очень может быть, что где-то это действительно так. Но не в современной России. Совет подобным мечтателям - выйдите из личной машины и попробуйте перейти оживлённую улицу на том переходе, где нет светофора, и у вас на многое откроются глаза. Вам никто не уступит дорогу. И самыми первыми вас будут давить, расталкивая всех, самые дорогие машины. Увы, но это факт – в современной России повышение уровня благосостояния в 99% случаев ведёт к повышению нетерпимости и неуважения ко всему окружающему. Если какая-нибудь полунищая бабушка ещё утрётся и потерпит, то богатый человек в современной России «терпилой» быть не желает. Терпеть - это «реально лоховская тема». Так что не стоит всерьёз надеяться, что нефтяное процветание снимет межнациональные проблемы. Опять же, эти вещи в обычной жизни слабо пересекаются. Тем более что и процветание это касается далеко не всех.

Кстати, в межнациональной сфере и сам Запад не подтверждает этих сентенций. Последние события в Европе показывают, что их модели установления межнационального мира не работают. Успешные врачи взрывают машины, успешные юристы плетут заговоры, успешные полицейские ведут подрывную работу против своих же ведомств. Их этническая и религиозная солидарность оказывается для них во много раз важнее всех писаных и неписаных законов и обычаев тех стран, где они живут и даже процветают. Да стоит вспомнить хотя бы опыт самой России – сколько вполне успешных людей было среди разрушителей Российской империи.

Неудивительно, что пока никаких явных результатов не приносят и программы повышения толерантности, также в основном срисованные с западных образцов. Правда, по другой причине – толерантность эта трактуется властями крайне однобоко, и разбивается о реалии жизни. В подавляющем большинстве случаев толерантность преподносится как обязанность местного населения терпимо относится к приезжим. При этом местное население как бы уже заранее в чём-то виновато. По умолчанию предполагается, что сейчас оно относится к приезжим нетерпимо. Местному населению это, мягко говоря, неприятно. И логика, по которой ему должно стать это приятно, людям, в общем-то, не ясна.

Кроме того, толерантность будет работать только тогда, когда она будет обоюдной. Но с приезжими (из других регионов России или из стран СНГ) никто по данной теме не занимается, никто им уроков толерантности не преподаёт. Поэтому они ведут себя так, как считают наиболее эффективным для себя. И это далеко не всегда происходит толерантно по отношению к местному населению, местным обычаям и местному образу жизни. Об это и разбиваются все усилия по внедрению терпимости в общество. Пишут и говорят одно, а на улице человек встречается совершенно с другим. Приезжие зачастую оказываются вовсе не такими «белыми и пушистыми», как их рисует официальная пропаганда. В этот момент и заканчивается толерантность.

Причём в ближайшее время никакого прогресса в этом направлении не предвидится. Властям, возможно, кажется, что они одерживают победы и наводят порядок. А на самом деле всё наоборот - они только способствуют росту симпатий в адрес националистов и расширению их базы. Сама по себе кампания по борьбе с русским национализмом делает этот национализм всё более актуальным и популярным. Националистов сажают всё больше, а проблем меньше не становится. Они - проблемы и националисты - только крепчают. Если же всех начать сажать за разговоры, то репрессии затронут такую массу людей, что ситуация начнёт выходить из-под контроля властей.

Вообще, есть совершенно стойкое ощущение, что с началом кампании по борьбе со всяческим экстремизмом экстремизма в России стало больше, так как в экстремисты записывают всех подряд и говорят об этом почти каждый день. Перечень «неувязочек» можно было бы продолжать. Одно ясно, вышеупомянутая кампания продумана плохо, ведётся непрофессионально и никаких действительно позитивных результатов не приносит. Впрочем, возможно, что на самом деле у этой непростой игры какие-то совсем иные (очень хитрые) задачи. Тогда, конечно, другое дело.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net