Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

20.07.2007

«Купировать российско-британский конфликт будет сложно»

Обострение отношений между Россией и Британией из-за отказа нашей страны экстрадировать Андрея Лугового привело к обмену жесткими действиями и заявлениями в отношении страны-оппонента. Казалось бы, на этом можно и успокоиться, тем более что обеим сторонам нет никакого резона ссориться дальше. Однако, по мнению заместителя гендиректора ЦПТ Алексея Макаркина, существуют факторы, препятствующие перемирию.

- Насколько серьезна наша ссора?

- Ситуация серьезная. И не столько потому, что возник дипломатический конфликт и объявлены персонами нон-грата несколько дипломатов с обеих сторон. Конфликт рискует принять затяжной характер. Часто подобного уровня накал страстей быстро сходит на нет, но данный случай особый – он связан с конкретным уголовным делом. С одной стороны, трудно будет отыскать взаимоприемлемое решение, с другой, это дело нельзя будет так просто забыть, поскольку сам факт продолжения уголовного преследования Лугового будет висеть над российско-британскими отношениями как дамоклов меч. Так как тема безопасности в Англии сейчас одна из самых важных, то и политики будут поднимать этот вопрос в каждом удобном случае, особенно в ходе избирательных компаний. Правительство обязано будет реагировать.

- Естественно, ситуация с невыдачей Лугового сразу вызывает в памяти наш с Англией конфликт вокруг Закаева. Насколько эти ситуации схожи?

- Еще раз. Нынешний случай особый. У нас общественное мнение не требует от власти, чтобы она обеспечивала доставку Закаева в Москву, поскольку считает этот вопрос делом государственным – государство требует выдачи, вот пускай оно и разбирается. А в Англии это проблема общественного мнения, которое обязательно спросит, почему не проведен суд по делу Лугового, которого британское население уже считает убийцей. И именно давление общественного мнения будет подстегивать британское правительство к жестким действиям.

- Но ведь у нас нет договора с Англией о выдаче преступников?

- Нет. Но это даже и не главная причина - у нас есть конституция, которая имеет приоритет над международными обязательствами, и в ней сказано, что Россия не может выдавать своих граждан. Фактически от России в этой ситуации требуют изменить конституцию, причем основополагающую ее часть - положения о правах человека. Изменить это сложнее, чем внести положение о третьем сроке президента. Понятно, что ни одна страна в мире, которая рассчитает на то, чтобы с ней кто-то считался, не будет менять свою конституцию под чьим-либо давлением.

Закаев же вообще не является британским подданным, и если бы суд принял решение о возможности экстрадиции, то его бы нам выдали.

- Насколько существенны доказательства виновности Лугового?

- Сложно судить о существе обвинений – не совсем ясно, исчерпывается ли доказательная база тем, что опубликовано в СМИ. Но, в любом случае, можно сказать, что действия британской стороны – свидетельство недоверия нашему суду.

- Надо признаться, что у них есть на это основания.

- Да, это справедливое недоверие. Поэтому можно сказать, что в целом один из возможных рецептов избежания подобных ситуаций – повышение независимости российского суда, превращение его в полноценную ветвь власти. Можно, конечно, ругать британцев за то, что они не доверяют нашему суду, но при этом обеспечение реальной независимости суда – задача, необходимая нам самим.

- Можно ли рассчитывать на то, что Лугового будут судить в России?

- Ему пока не предъявлены даже обвинения. Но дело в том, что если это вдруг произойдет, британцы суду все равно доверять не будут, поскольку общее отношение к нашей судебной системе у них негативное. Они априори считают, что российский суд не может быть справедливым.

И это один из главных уроков этой истории.

- Насколько для нас в контексте портящихся международных отношений с ближайшими соседями и другими странами Европы значима ссора с такой авторитетной державой, как Великобритания?

- Даже в 90-е годы, когда на Россию в Европе смотрели совсем другими глазами, одобряя ее движение в сторону демократии, были прецеденты, когда из Англии высылали наших дипломатов, а мы высылали их дипломатов.

После 1945 года мы никогда не бывали союзниками. Но чаще всего конфликты с высылками заканчивались спокойно и довольно быстро, поскольку никто не был заинтересован в большем обострении. Да и сейчас ни Россия, ни Англия, по большому счету, в нем не заинтересованы. Надо отметить, что своим решением с высылкой Россия сделала только симметричные шаги, которые не сделать мы попросту не могли, поскольку в противном случае это означало бы признание на международном уровне своей вины. Но мы не сделали ничего более жесткого, то есть не оскорбили британскую сторону (как это было, например, в случае с Грузией, когда в ответ на их оскорбление мы проделали ряд шагов, еще более жестких). Так что если бы не фактор Лугового, скоро конфликт был бы свернут.

Главное не в том, что мы поссорились с Англией – мы и раньше ссорились, а в том, что сложно будет купировать конфликт и достичь компромиссного решения.

Подготовила Любовь Шарий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net