Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Марина Войтенко

Видео

Аналитика

02.08.2007 | Сергей Романенко

Черногория: трудности переходного периода

Черногория переживает сложный и трудный период становления государства, решая задачу сохранения его целостности, формирования гражданского общества, налаживания отношений с соседними государствами и поиск своего места на международной арене. При этом черногорские политики отдают себе отчет в том, что Черногория – государство многонациональное и поэтому единственной гарантией сохранения его целостности является мир в межэтнических отношениях.

Отношения между титульной нацией – черногорцами, а также, с одной стороны, сербами, а с другой – с албанцами весьма непросты и имеют вою длинную историю. Как известно, в 1918 г. независимое королевство Черногория прекратило свое существование и вошло в состав Королевства сербов, хорватов и словенцев. В политике и историографии существуют две версии этого события. Одна - бывшая долгие годы официальной - гласит, что черногорцы сами добровольно присоединились к новому государственному образованию. Вторая – в том, что это присоединение было организовано Белградом и носило насильственный характер. Так или иначе, как видно из названия государства, черногорцы не только лишились своей государственности, но и даже не были упомянуты как особый народ.

Свою государственность Черногория восстановила в рамках социалистической Югославии, получив статус одной из федеративных республик, которым по конституции было предоставлено право на самоопределение и выход из общего государства. Это стало актуальным только в конце 1980-х – начале 1990 – х гг., когда произошел рост черногорского национального самосознания. Национальное движение поставило вопрос о восстановлении черногорской государственности, утраченной в 1918 г. Однако сербское национальное сознание отказывалось признать черногорцев особым этносом, а также признать наличие их собственной государственной и церковной традиции. Тем не менее, Черногория оказалась единственной республикой распавшейся Югославии, которая 1991-1992 гг. не воспользовалась своим правом на выход из федерации. Это произошло только в мае 2006 г., когда был проведен референдум, на котором небольшое большинство получили сторонники независимости.

«Сербская проблема» для нынешних властей Черногории, прежде всего – правящей Демократической партии социалистов (ДПС), многие годы возглавлявшаяся занимавшим посты президента и премьер-министра, а после победы на референдуме ушедшим в тень Мило Джукановичем – имеет две стороны. Во-первых, необходимо наладить взаимоотношения между черногорцами и проживающими в Черногории сербами, дабы избежать деления страны на два лагеря по этническому признаку. Большинство из них противилось независимости Черногории, а теперь составляет наиболее многочисленную базу оппозиции ДПС, которая многие годы является доминирующей силой на политической сцене Черногории . Во-вторых, необходимо урегулировать территориальные, экономические, правовые и иные отношения с Сербией, значительная часть общественного мнения которой никак не хочет примириться с тем фактом, что Черногория стала независимым государством. Одним из проявлений скрытого конфликта в черногорско-сербских отношениях стала, например, дискуссия о названии государственного языка Черногории (черногорский, сербский или иной, «компромиссный» вариант), которое должно быть внесено в подготавливаемую новую конституцию страны. Кроме того, сербская оппозиция постоянно ставит вопрос об «особых» отношениях Сербии с сербами Черногории, предлагая установить для последних двойное гражданство.

Существует в Черногории и албанская проблема, суть которой в росте албанского национального самосознания и стремления к восстановлению и расширению прав албанцев. Однако в отличие от Сербии, власти Черногории стремятся решать эти проблемы путем поиска компромисса и расширения прав албанцев в рамках общей демократизации и решения проблемы национальных меньшинств. Одним из предпринятых властью шагов в этом направлении стали решения об использовании албанского языка депутатами Скупщины (парламента) и о написании в удостоверениях личности у граждан Черногории – албанцев по национальности - их имен на родном языке без насильственно введенных в свое время славянских окончаний фамилий на «-ич» и «-вич». Пока ДПС удается лавировать, стопроцентную гарантию, что в будущем у албанского населения не возникнут этнотерриториальные устремления, дать невозможно.

Но сербским и албанским вопросами национальная проблема Черногории не исчерпывается. На границе между Черногорией и Сербией существует особое образование – Санджак, большинство населения которого составляют мусульмане. Население Санджака также ставит вопрос о национальном самоопределении, что подразумевает воссоединение этой области, ныне разделенной между Сербией и Черногорией. Таким образом вносится дополнительная напряженность в и без того непростые отношения между двумя странами.

Однако трудности, стоящие перед этой небольшой страной этим вовсе не исчерпываются. Давно и остро стоят социально-экономические проблемы, в первую очередь – безработица и дороговизна. Ее решение во многом зависит от пути развития страны – либо берется курс на индустриализацию, либо Черногория становится туристическим раем. Пока власть колеблется, значительная часть населения находится на грани выживания. По свидетельству профсоюзных деятелей, многие люди живут на зарплату в 150-200 €. При этом у них часто отсутствует жилье, растут налоги и цены. Они вынуждены искать дополнительный заработок, найти который в условиях нехватки рабочих мест также весьма проблематично.

Однако возникает и друга проблема – рост цен на землю и недвижимость. В последнее время иностранцы (в том числе и россияне) активно скупают в Черногории и то, и другое. Однако и это порождает немалые проблемы. Во-первых, речь идет о законности сделок (а правовая база и правоохранительная система в Черногории слабы). Во-вторых, возникает проблема того, куда будут направлены деньги, полученные гражданами Черногории от продажи своей собственности. В-третьих, у некоторых черногорских политиков уже возникает опасение, что значительная часть территории страны будет принадлежать иностранцам и Черногория может оказаться «государством без территории». Наконец, в четвертых, – если речь идет о продаже крупных, средних и мелких предприятий – насколько эффективны будут новые собственники, смогут ли они и захотят ли (ре)организовать производство и тем самым обеспечить рабочие места.

Все эти, а также многие другие трудности и нерешенные проблемы свидетельствуют о том, что на путь к провозглашенной М.Джукановичем и его последователями цели – вступлению Черногории в НАТО, а, тем более, в ЕС - еще очень долог. Ни общество, ни государство, очевидно, пока не готовы гарантировать своим гражданам уровень экономических прав, социальной и правой защиты, а также уровня жизни хотя бы относительно сопоставимый с уровнем государств-членов ЕС. Вместе с тем очевидно, что иного варианта развития страны в нынешних обстоятельствах не просматривается.Сергей Романенко - ведущий научный сотрудник Института экономики РАН

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

В Никарагуа свыше 40 лет с краткими пере­рывами на вершине власти находится революционер, испытан­ный в боях - Даниэль Ортега Сааведра. Он принимал активнейшее участие в свержении отрядами Сандинистского фронта национального освобождения (СФНО) диктатуры Анастасио Сомоса Дебайло 19 июля 1979 года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net