Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

02.08.2007 | Сергей Романенко

Черногория: трудности переходного периода

Черногория переживает сложный и трудный период становления государства, решая задачу сохранения его целостности, формирования гражданского общества, налаживания отношений с соседними государствами и поиск своего места на международной арене. При этом черногорские политики отдают себе отчет в том, что Черногория – государство многонациональное и поэтому единственной гарантией сохранения его целостности является мир в межэтнических отношениях.

Отношения между титульной нацией – черногорцами, а также, с одной стороны, сербами, а с другой – с албанцами весьма непросты и имеют вою длинную историю. Как известно, в 1918 г. независимое королевство Черногория прекратило свое существование и вошло в состав Королевства сербов, хорватов и словенцев. В политике и историографии существуют две версии этого события. Одна - бывшая долгие годы официальной - гласит, что черногорцы сами добровольно присоединились к новому государственному образованию. Вторая – в том, что это присоединение было организовано Белградом и носило насильственный характер. Так или иначе, как видно из названия государства, черногорцы не только лишились своей государственности, но и даже не были упомянуты как особый народ.

Свою государственность Черногория восстановила в рамках социалистической Югославии, получив статус одной из федеративных республик, которым по конституции было предоставлено право на самоопределение и выход из общего государства. Это стало актуальным только в конце 1980-х – начале 1990 – х гг., когда произошел рост черногорского национального самосознания. Национальное движение поставило вопрос о восстановлении черногорской государственности, утраченной в 1918 г. Однако сербское национальное сознание отказывалось признать черногорцев особым этносом, а также признать наличие их собственной государственной и церковной традиции. Тем не менее, Черногория оказалась единственной республикой распавшейся Югославии, которая 1991-1992 гг. не воспользовалась своим правом на выход из федерации. Это произошло только в мае 2006 г., когда был проведен референдум, на котором небольшое большинство получили сторонники независимости.

«Сербская проблема» для нынешних властей Черногории, прежде всего – правящей Демократической партии социалистов (ДПС), многие годы возглавлявшаяся занимавшим посты президента и премьер-министра, а после победы на референдуме ушедшим в тень Мило Джукановичем – имеет две стороны. Во-первых, необходимо наладить взаимоотношения между черногорцами и проживающими в Черногории сербами, дабы избежать деления страны на два лагеря по этническому признаку. Большинство из них противилось независимости Черногории, а теперь составляет наиболее многочисленную базу оппозиции ДПС, которая многие годы является доминирующей силой на политической сцене Черногории . Во-вторых, необходимо урегулировать территориальные, экономические, правовые и иные отношения с Сербией, значительная часть общественного мнения которой никак не хочет примириться с тем фактом, что Черногория стала независимым государством. Одним из проявлений скрытого конфликта в черногорско-сербских отношениях стала, например, дискуссия о названии государственного языка Черногории (черногорский, сербский или иной, «компромиссный» вариант), которое должно быть внесено в подготавливаемую новую конституцию страны. Кроме того, сербская оппозиция постоянно ставит вопрос об «особых» отношениях Сербии с сербами Черногории, предлагая установить для последних двойное гражданство.

Существует в Черногории и албанская проблема, суть которой в росте албанского национального самосознания и стремления к восстановлению и расширению прав албанцев. Однако в отличие от Сербии, власти Черногории стремятся решать эти проблемы путем поиска компромисса и расширения прав албанцев в рамках общей демократизации и решения проблемы национальных меньшинств. Одним из предпринятых властью шагов в этом направлении стали решения об использовании албанского языка депутатами Скупщины (парламента) и о написании в удостоверениях личности у граждан Черногории – албанцев по национальности - их имен на родном языке без насильственно введенных в свое время славянских окончаний фамилий на «-ич» и «-вич». Пока ДПС удается лавировать, стопроцентную гарантию, что в будущем у албанского населения не возникнут этнотерриториальные устремления, дать невозможно.

Но сербским и албанским вопросами национальная проблема Черногории не исчерпывается. На границе между Черногорией и Сербией существует особое образование – Санджак, большинство населения которого составляют мусульмане. Население Санджака также ставит вопрос о национальном самоопределении, что подразумевает воссоединение этой области, ныне разделенной между Сербией и Черногорией. Таким образом вносится дополнительная напряженность в и без того непростые отношения между двумя странами.

Однако трудности, стоящие перед этой небольшой страной этим вовсе не исчерпываются. Давно и остро стоят социально-экономические проблемы, в первую очередь – безработица и дороговизна. Ее решение во многом зависит от пути развития страны – либо берется курс на индустриализацию, либо Черногория становится туристическим раем. Пока власть колеблется, значительная часть населения находится на грани выживания. По свидетельству профсоюзных деятелей, многие люди живут на зарплату в 150-200 €. При этом у них часто отсутствует жилье, растут налоги и цены. Они вынуждены искать дополнительный заработок, найти который в условиях нехватки рабочих мест также весьма проблематично.

Однако возникает и друга проблема – рост цен на землю и недвижимость. В последнее время иностранцы (в том числе и россияне) активно скупают в Черногории и то, и другое. Однако и это порождает немалые проблемы. Во-первых, речь идет о законности сделок (а правовая база и правоохранительная система в Черногории слабы). Во-вторых, возникает проблема того, куда будут направлены деньги, полученные гражданами Черногории от продажи своей собственности. В-третьих, у некоторых черногорских политиков уже возникает опасение, что значительная часть территории страны будет принадлежать иностранцам и Черногория может оказаться «государством без территории». Наконец, в четвертых, – если речь идет о продаже крупных, средних и мелких предприятий – насколько эффективны будут новые собственники, смогут ли они и захотят ли (ре)организовать производство и тем самым обеспечить рабочие места.

Все эти, а также многие другие трудности и нерешенные проблемы свидетельствуют о том, что на путь к провозглашенной М.Джукановичем и его последователями цели – вступлению Черногории в НАТО, а, тем более, в ЕС - еще очень долог. Ни общество, ни государство, очевидно, пока не готовы гарантировать своим гражданам уровень экономических прав, социальной и правой защиты, а также уровня жизни хотя бы относительно сопоставимый с уровнем государств-членов ЕС. Вместе с тем очевидно, что иного варианта развития страны в нынешних обстоятельствах не просматривается.Сергей Романенко - ведущий научный сотрудник Института экономики РАН

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net