Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

03.08.2007 | Валерий Выжутович

Школа капитализма

На АвтоВАЗе состоялась предупредительная забастовка. Главный конвейер был остановлен на несколько часов. Независимый профсоюз требовал увеличить зарплату в два с половиной раза - с 10 тысяч рублей до 25 тысяч. Администрация не пошла на уступки. По ее заявлениям, никакой забастовки и не было вовсе, конвейер не останавливался, а невыход на работу 150 человек будет квалифицирован как нарушение трудового законодательства.

На российского пролетария мы достаточно насмотрелись в постсоветские времена. Видели его всякого. И лежащего на рельсах в Кузбассе. И стучащего каской перед Домом правительства в Москве. И распластавшегося на подъездных путях к Сахалинской ГРЭС. Но чтобы на отечественном автопредприятии ведомые профсоюзом рабочие объявили забастовку - такого еще не было. На заводе «Форд» во Всеволожске - да: там независимый профсоюз трижды останавливал конвейер и трижды добивался повышения зарплаты. А вот, скажем, на ГАЗе трудовая гвардия бесстрашно борется за право производить известного качества «Волгу», терроризируя непатриотичных владельцев «Тойот» и «Ниссанов» плакатной демагогией: «Купил «японку» - продал Родину».

Руководство АвтоВАЗа говорит об инициаторах забастовки как о смутьянах, которые завелись в здоровом коллективе. Да кто они такие?! Кого представляют, кроме себя?! Из 100 тысяч рабочих всего-то чуть более тысячи вступили в независимый профсоюз. Я бы сказал иначе: не всего-то, а уже более тысячи вазовцев не доверяют заводскому профкому. Они не ищут поддержки и в Федерации независимых профсоюзов России (и не только они - численность членов ФНПР за последние годы сократилась на 10 миллионов человек). Поняли, что только независимый профсоюз готов (способен ли - это другой разговор) защищать их трудовые права. Этот профсоюз называется «Единство». Он возник на заводе несколько лет назад, но существовал полуподпольно. Многие рабочие до сих пор состоят в нем тайком. «Для полноценной забастовки рабочим не хватает организующей силы, - говорит лидер «Единства» Петр Золотарев. - А наш профсоюз слишком малочислен».

Малочисленность независимого профсоюза на АвтоВАЗе может кого-то огорчать, но удивлять не должна. Всякая альтернатива устоявшемуся порядку вещей поначалу воспринимается настороженно. Привыкших к «ручным» профсоюзам рабочих не так-то просто подвигнуть к свободной самоорганизации, научить защищать и отстаивать свои интересы, в том числе и крайним, но законным способом - забастовкой. Точно так же и российских государственных менеджеров (во многих из них еще сильна советская закваска) нелегко приучить к мысли, что профсоюз по своему социальному предназначению не слуга администрации, а ее контролер, оппонент. И что всякое выступление в защиту прав рабочих не следует расценивать как бунт, провокацию, проявление экстремизма, а профсоюзных лидеров приравнивать к вождям политической оппозиции.

Западные предприниматели, открывшие бизнес в России, ведут себя куда более цивилизованно. Они, как было на заводе «Форда», вступают с рабочими в переговоры, упираются, торгуются, ищут компромисс либо пытаются в суде доказать незаконность забастовки, но, как происходило в эти дни на АвтоВАЗе, не зовут на помощь милицию, не изымают тиражи профсоюзных газет и листовок, не требуют взять под стражу инициаторов стачки. В основном на предприятиях иностранных компаний и рождаются в России независимые профсоюзы. Такие, как на «Форде» во Всеволожске или на пивоваренном заводе Heineken в Петербурге. В отличие от «системных» профсоюзов они умеют добиваться достойной зарплаты и дополнительных социальных гарантий. И успехи их не остаются незамеченными. ВЦИОМ констатирует: доля работников, считающих независимый профсоюз эффективным защитником трудовых прав, за последние четыре года выросла с 13,5 процента до 19,6.

Но вообще-то российский труженик на профсоюз не уповает. Недовольство своим положением он по-прежнему изливает начальству. Или не ропщет. По данным ВЦИОМ, к администрации апеллировали 16,7 процента опрошенных, к профсоюзу - 5. Бастовать же и вовсе охотников мало. Как сообщает Росстат, в 2006 году произошло всего восемь забастовок, число участников которых едва перевалило за тысячу. При этом почти половина опрошенных считают, что их трудовые права нарушаются работодателями. А 62 процента респондентов полагают возможным защищать эти права посредством забастовки. Но, к счастью для заводской и учрежденческой администрации, в России практически нет профсоюзов, способных остановить сборочный конвейер или повесить замок на дверях школы.Разумеется, забастовка забастовке рознь. Забастовки авиадиспетчеров, например, запрещены законом: за это судят и увольняют. Поэтому четыре года назад, требуя повышения зарплаты на 30 процентов, российские представители этой профессии избрали юридически безупречную форму протеста - голодовку. Но людей, обессиленных длительным воздержанием от пищи, врачи не могут допустить к управлению воздушным движением. Значит, в итоге и по сути - забастовка, чем ее ни камуфлируй. Если взвесить убытки, которые в подобных случаях несут авиаперевозчики, то впору говорить об экономическом терроризме. А продолжая разговор в популярной ныне терминологии, можно подыскать слова и об отношении к пассажирам. Оно напоминает захват в заложники. Разница только в том, что захват производится не на борту самолета, а на земле, и ничьей жизни не угрожает. В остальном все похоже: бунтовщики чего-то требуют от властей, а страдают ни в чем не повинные граждане.

В таких обстоятельствах самое простое, по-человечески понятное - проникнуться сочувствием к участникам акции. Своего рода «стокгольмский синдром» охватывает общество всякий раз, когда кто-то ложится на рельсы, требуя света и тепла, стучит касками по асфальту, выбивая из казны надбавки, «повышающие коэффициенты» и т.п. А то, что при этом нормальная жизнь входит в ступор - так что ж, дескать, поделаешь, с властью иначе не договоришься. Однако мне помнится случай, когда на подобный шантаж власть едва не ответила крайними мерам. Дело было на Сахалине. Там в июле 1998 года, протестуя против задержки зарплаты, бастовали шахтеры. Они заблокировали Сахалинскую ГРЭС. И в течение шести суток остров был погружен во тьму. Электричества не было ни в домах, ни на предприятиях. Стояли морские порты, на железнодорожных станциях скопились десятки составов с различными грузами. И тогда губернатор объявил по местному радио, что блокада будет снята силой. На либеральные стенания: ах, как же это можно - ОМОНом разгонять людей, отстаивающих свои законные права! - губернатор дал жесткий ответ: «Мы не можем позволить группе горняков держать в заложниках все население острова». Примерно такой же ответ дал в 1981 году Рональд Рейган бастовавшим американским авиадиспетчерам. Президент велел им немедленно выйти на работу. Они не подчинились. И тогда Федеральное авиационное агентство без долгих разговоров уволило 11300 человек.

Забастовка на АвтоВАЗе - иное дело. Никому, кроме заводского менеджмента, она неприятностей не доставила. Но и участникам акции результата не принесла. И не могла принести: в два с половиной раза повысить зарплату на предприятии, чья продукция неуклонно теряет рынок, было бы полным безумием. А вот профсоюзное двоевластие, возникшее в цехах волжского автогиганта, может стать результативным. В конкурентном состязании между «школой коммунизма», воспитанником которой показывает себя коренной вазовский профсоюз, и новым профессиональным сообществом, родившимся там же, в конце концов когда-нибудь победит сильнейший. А именно тот, кто станет реально защищать интересы рабочих.

Валерий Выжутович – ведущий программы "Газетный дождь" канала ТВЦ, политический обозреватель "Российской газеты"

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net