Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

Стало известно о прекращении «Роснефтью» деятельности в Венесуэле и продаже активов компании, принадлежащей российскому правительству. По условиям сделки «Роснефть» получит на баланс одного из своих дочерних обществ 9,6% собственных акций. Компания рассчитывает на снятие санкций, которые США регулярно вводили против дочек «Роснефти», работающих с Венесуэлой.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

20.08.2007 | Алексей Макаркин

Аграрная партия России перед выборами

В течение прошлого года ходило немало слухов о том, что Аграрная партия России (АПР) не только не будет принимать участия в парламентских выборах-2007, но и вообще прекратит свое существование, войдя в состав «Единой России». Напомним, что это произошло с другой партийной структурой - Российской объединенной промышленной партией – РОПП. Однако переговоры закончились неудачей, и аграрии намерены идти на выборы самостоятельно – впрочем, без особых шансов на успех.

Судьба АПР

С момента своего появления АПР на протяжении многих лет теряла свои позиции. Получив в 1993 году на выборах в Госдуме 8,5%, она сумела провести на пост спикера Госдумы своего представителя – Ивана Рыбкина. Но уже в 1995 году аграрии в Думу на «списочных» выборах не прошли – село «полевело», и многие голоса АПР перешли к более радикальным коммунистам. Аграрии тогда оказались в непростом положении – им было очень непросто позиционироваться в публичном пространстве. С одной стороны, по своей идеологии они были плохо совместимы с реформаторской российской властью – особенно если учесть их негативное отношение к закрепленной в Конституции частной собственности на землю (аграрии возражали против купли-продажи земель сельскохозяйственного назначения, что делало конституционный принцип фиктивным). Во многих случаях по законопроектам идеологического характера они голосовали вместе с КПРФ. С другой стороны, партия носила ярко выраженный корпоративный характер, представляла интересы крупных сельхозпроизводителей и была заинтересована в выстраивании диалога с властью, в том числе с министерством сельского хозяйства.

В начале 1996 года оформился альянс коммунистов и аграриев – первые помогли вторым создать собственную группу в парламенте на основе депутатов-одномандатников, прошедших в Думу от АПР. Однако поражение Геннадия Зюганова на президентских выборах в том же году поставило партию перед дилеммой – или сохранять оппозиционность, резко сокращая свои лоббистские возможности, или договариваться с властью вопреки позиции прокоммунистически настроенной части актива.

На этой основе четырьмя годами позже в партии произошло размежевание. Тогда АПР приняла решение войти в состав избирательного объединения ОВР. Основатель и лидер партии Михаил Лапшин, добиваясь принятия этого решения, исходил из того, что этот блок сможет не только победить на выборах, но и провести своего кандидата в президенты. В то же время ОВР резко критиковал непопулярную политику Кремля, что, по мнению Лапшина, должно было стать приемлемым для оппозиционно настроенных руководителей АПР. Однако часть ее видных функционеров во главе с Николаем Харитоновым проигнорировали партийное решение, баллотируясь в Думу по списку КПРФ или при поддержке компартии. Тесные связи с коммунистами в Думе оказались для них более важным фактором, чем позиция руководства собственной партии.

События 1999 года имели для партии большое значение. Неудача ОВР в значительной степени дискредитировала Лапшина – многие его сторонники не получили депутатских мандатов, оказавшись на «непроходных» местах в избирательном списке. В то же время коммунисты помогли «харитоновцам» не только пройти в Думу, но и вновь сформировать союзное КПРФ собственное депутатское объединение. Ослабление позиций Лапшина не позволило ему принять серьезные организационные меры в отношении «бунтовщиков», которые, напротив, усилили свои позиции в партии. Более того, снижение лоббистских возможностей партии способствовало охлаждению ее отношений с министерством сельского хозяйства, которое перестало в ней нуждаться. Глава этого ведомства Алексей Гордеев вошел в состав высшего совета партии «Единая Россия», что еще более усилило невостребованность аграриев властью.

В этой ситуации единственным шансом для Лапшина восстановить свое реноме стало успешное выступление партии на выборах 2003 года. Однако, несмотря на привлеченный финансовый ресурс (партийного спонсора – крупного бизнесмена Алексея Чепы), партия получила лишь 3,6% голосов избирателей. Основная часть сельского электората – лояльная по отношению к власти (после прихода Путина «полевение» закончилось) – оказалась на стороне «Единой России». Меньшая, сохранившая протестные настроения, часть проголосовала за КПРФ. Аграриям досталась лишь периферия, которой хватило для того, чтобы стать «партией второго ряда» (получив примерно столько же голосов, сколько СПС), но не более того. В то же время главный соперник Лапшина Харитонов не только прошел в Думу как кандидат от КПРФ, но и получил дополнительную публичную «раскрутку», став кандидатом от коммунистов на президентских выборах и заняв на них второе место.

Неудача партии привела к смещению в 2004 году Лапшина с поста ее руководителя (вскоре он скончался). В то же время и Харитонов не мог возглавить АПР по двум причинам. Во-первых, его приход на пост руководителя партии мог означать ее превращение во фланкирующую по отношению к КПРФ структуру с перспективой полного поглощения. Это не устраивало значительную часть функционеров, не желавших не только терять партийную независимость, но и оказываться в оппозиции, теряя остатки лоббистского ресурса. Во-вторых, кандидатура Харитонова не устраивала Кремль, который был заинтересован в максимальном ослаблении КПРФ (напомним, что именно к этому времени относится жесткое противостояние «зюгановцев» и «семигинцев»).

В результате лидером партии стал Владимир Плотников, депутат-одномандатник от Волгоградской области, поддержавший Харитонова во время партийного кризиса 1999 года и, в то же время, вошедший в состав фракции «Единая Россия» после выборов-2003. Однако ни харизмы, ни широкой известности, ни сколько-нибудь серьезного выхода на Кремль, ни значительного собственного финансового ресурса у Плотникова не было. Все это повышало вероятность утраты партией самостоятельности.

Владимир Плотников и проект объединения с «единороссами»

Возглавив партию, Плотников предпринял шаги для усиления контроля над ней. Во-первых, не имея сильной опорной структуры внутри партии, он приобрел ее за пределами АПР. В 2005 году он возглавил Ассоциацию крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР), общественную организацию, объединявшую фермеров и созданную еще в перестроечные годы доктором экономических наук Владимиром Башмачниковым. Парадокс состоял в том, что в течение многих лет АККОР был решительным оппонентом АПР, выступая за либеральную аграрную политику, в том числе и куплю-продажу земли. Как организация фермеров АККОР противостоял колхозно-совхозному лобби, составившему основу АПР – в 1993 году он поддерживал гайдаровский «Выбор России». Впрочем, спустя два года прагматичный Башмачников присоединился к тогдашней «партии власти» - НДР – что обеспечило ему депутатский мандат.

К настоящему времени политика еще более прагматизировалась, а идеология стала играть еще меньшую роль, чем раньше. Приоритетными стали вопросы политического продвижения или выживание (последнее было актуально и для Плотникова, и для АККОР, что способствовало их сближению), а не идеологические споры. К тому же после принятия Земельного кодекса и закона об обороте земель сельхозназначения споры о возможности купли-продажи земли утратили практический смысл. Кроме того, Башмачников не смог выстроить отношения с новой «партией власти» - «Единой России» - наличие в ней Гордеева, опирающегося на ресурс министерства и подконтрольного ему Союза землевладельцев России, сделало сотрудничество «единороссов» с АККОР излишним. Подчинение АККОРа Плотникову облегчал и возрастной фактор – Башмачникову было уже под 70 лет, и политические амбиции у него уже практически отсутствовали (это способствовало его мирному уходу с поста главы созданной им организации).

Во-вторых, параллельно с установлением контроля над АККОР, Плотников усиливал свои позиции и внутри партии. В 2005 году из нее были исключены Алексей Чепа и бывший депутат Госдумы от Владимирской области Геннадий Чуркин, активно участвовавшие в смещении Лапшина и избрании Плотникова. Целый ряд региональных организаций поменяли своих руководителей – их возглавили ориентированные лично на Плотникова функционеры АККОР.

Однако успехи Плотникова внутри партии никак не сказывались на ее электоральных перспективах. Он как был, так и остался мало узнаваемым политиком. Единственным серьезным ресурсом, который оставался у партии еще со времен Лапшина, был региональный – значительная часть крупных аграрных лоббистов в субъектах Федерации не смогла инкорпорироваться в «Единую Россию» и осталась в рядах АПР, обеспечивая партии представительство в местных парламентах. Так, на мартовских региональных выборах аграрии участвовали в пяти избирательных кампаниях из восьми и прошли в четыре законодательных собрания.

Однако опыт выборов 2003 года свидетельствовал о том, что региональный ресурс не конвертируется автоматически в федеральный – для общероссийского успеха требуются сильные лидеры, серьезные финансовый и информационные ресурсы. Отсутствие перспектив на федеральном уровне побудило Плотникова начать переговоры с «единороссами» о слиянии (а, фактически, о поглощении ими своей партии). Очевидно, что «Единая Россия» была заинтересована в ликвидации мелких игроков, которые часто серьезно мешают на региональных выборах и отнимают голоса на федеральных. Кроме того, сыграл свою роль и фактор создания «Справедливой России» - в условиях объединительного процесса в среде конкурентов «единороссам» были нужны аналогичные хорошие новости в информационном пространстве. Руководству АПР слияние также было на руку – разумеется, в том случае, если оно получало «проходные» места в списке «единороссов». Это было особенно важно в ситуации, когда были ликвидированы одномандатные округа – и, следовательно, они (в первую очередь, сам Плотников) лишались варианта, позволявшего им претендовать на избрание в Думу даже в случае поражения партии на «списочных» выборах.

Представляется, что к осени прошлого года переговоры уже вступили в стадию реальных решений. В осенних региональных выборов АПР не приняла участия, что было явным признаком «демобилизации» партии. В трех из девяти регионов она подала заявку на регистрацию, но не стала подавать документы; еще в одном регионе партия была снята с выборов. Не случайно, что 9 ноября 2006 секретарь президиума генсовета «Единой России» Вячеслав Володин заявил, что после съезда «Единой России» 2 декабря того же года, к ней может примкнуть еще одна политическая партия. Как заявил Володин, партия, которая может присоединиться к «Единой России», перерегистрирована, в регионах у нее есть депутатские группы. По словам Володина, на прошлых выборах в Госдуму эта партия преодолела 3% барьер. Понятно, что речь не могла идти об СПС и «Яблоке» - оставались аграрии; тем более, что источники в партии тут же подтвердили эту информацию.

Однако объединения не произошло. Проблема состояла в том, что АПР, в отличие от РОПП, не превратилась в партию одного человека. РОПП могла пойти на такой сценарий, потому что ей было нужно одно «проходное» место – для Елены Паниной. АПР нужны были места для влиятельных региональных лоббистов. По данным самих же аграриев, представители партии являются председателями региональных законодательных собраний в четырех субъектах Федерации (среди них такой влиятельный аграрий из Алтайского края как зампред партии Александр Назарчук, в 1994-1996 годах занимавший пост министра сельского хозяйства), заместителями председателя – еще в четырех регионах. В 19 региональных законодательных органах члены АПР являются председателями комитетов и комиссий.

Кроме того, несколько мест надо было выделить для федеральных лидеров – таких как Плотников и Сергей Опенышев, в прошлом депутат Госдумы, аудитор Счетной палаты и член Совета Федерации от алтайского регионального парламента, председателем которого является Назарчук. В настоящее время Опенышев руководит аппаратом комитета по аграрно-продовольственной политики Совета Федерации и является первым заместителем Плотникова.

Для «Единой России» такие условия оказались неприемлемыми. Цена места в списке весьма высока – в него надо включить не только «списочников» образца 2003 года, но и многих бывших одномандатников. Также в ряде регионов отношения между «единороссами» и аграриями носят конфликтный характер. В этих условиях поглощение АПР так и не состоялось, а аграрии в декабре прошлого года отказались от объединения. Таким образом, они приняли принципиальное решение самостоятельно участвовать в выборах-2007.

Самостоятельное участие в выборах

После провала «объединительного» проекта, Плотников вышел из думской фракции «Единая Россия», показывая тем самым, что не намерен зависеть от «партии власти». Подобные шаги российская власть обычно воспринимает негативно – можно вспомнить хотя бы политическую судьбу теперь уже бывшего председателя Российской партии пенсионеров Валерия Гартунга, который, покинув ряды «единороссовской» фракции, вскоре был вынужден покинуть большую политику. Впрочем, с Плотниковым на сегодняшний момент этого не произошло – возможно, потому что он ушел из фракции тихо, без резких заявлений, да и его политический ресурс весьма незначителен. В одном из своих интервью Плотников демонстрирует лояльную позицию в отношении «партии власти»: «Вообще, отношения с «Единой Россией» – это сложная проблема. Ведь понятно, что даже когда у нас будет фракция в следующей Думе, все равно надо будет взаимодействовать, сотрудничать с большинством. А иначе как реализовать идеи, даже если они гениальные? Да, есть основания критиковать партию власти, но мы никогда не занимались популизмом, не стремились пнуть или что-нибудь ядовитое сказать».

Демонстрацией намерений партии стало ее участие в мартовских региональных выборах 2007 года. Впрочем, она смогла участвовать только в двух из 14 кампаниях – в Республике Дагестан и Вологодской области. В этих регионах АПР выступила успешно. В Дагестане партия набрала 7,73% голосов избирателей и провела 7 депутатов, а в Вологодской области – 9,38% и 2 депутатов. Однако сам факт участия партии в выборах только в двух субъектах Федерации (еще в одном ее сняли с дистанции) свидетельствует не о силе, а слабости. Зависимые от региональных властей местные отделения партии не смогли участвовать в выборах, чтобы не создавать конкуренции «единороссам». Наличие проблемы административного ресурса признает и сами представители партии: «Безусловно, эти показатели АПР не раскрывают всех возможностей электорального потенциала прошедших выборов в 14 субъектах. Так, например, Аграрная партия не участвовала в выборах в Орловской, Омской, Ленинградской областях, в Ставропольском крае и других регионах по причинам, во многом связанных с особенностями «поведения» административного ресурса в ходе выборной кампании». Есть основания полагать, что эта же проблема будет актуальна и для парламентских выборов. По крайней мере, рассчитывать на административный ресурс партии не приходится.

Рейтинг партии, по данным Левада-центра, в течение года находится в районе 1%, что лишает ее шансов на преодоление 7%-ного избирательного барьера (по словам Плотникова, партия рассчитывает на 8-10%, но ясно, что речь идет о пиаровском заявлении, сделанном с целью подбодрить партийных активистов). Соответственно, невелика и инвестиционная привлекательность партии – если на прошлых выборах ее спонсировал Чепа, то теперь такого «генерального спонсора» найти будет непросто.

Нынешним летом партия пережила еще один удар – из нее официально ушел Николай Харитонов, наиболее известный деятель АПР, остававшийся в партии, несмотря на свою близость к КПРФ. Ранее он мог оставаться в такой роли, потому что был кандидатом-одномандатником. Теперь же для того, чтобы остаться в Думе, он должен войти в список компартии, что несовместимо с пребыванием в рядах АПР. Разумеется, Харитонов выбрал наиболее выгодный для него вариант, гарантирующий продолжение своей парламентской карьеры.

Понятно, что сам Харитонов мотивировал свое решение принципиальными аргументами. По его мнению, некогда левая оппозиционная партия сегодня фактически превратилась в союзника Кремля, а в новосибирском облсовете (сам Харитонов является парламентариев от этой области) интересы коммунистов и АПР существенно разошлись: аграрии фактически оказались на стороне «единороссов». Возможно, что АПР на ближайших выборах постарается выступить в роли одного из спойлеров КПРФ, стремясь отобрать у коммунистов часть протестного сельского электората – в этом случае она может быть востребована Кремлем. Однако это далеко не гарантировано – на роль спойлера коммунистов претендуют также «семигинцы» из партии «Патриоты России». Кроме того, нынешний небольшой электорат АПР по своим взглядам ближе к умеренным избирателям «партии власти», чем к протестным сторонникам КПРФ. Идти слишком «влево» для того, чтобы реально конкурировать с коммунистами, партии будет сложно.

Таким образом, предвыборные перспективы партии выглядят весьма сомнительными. В том же случае, если партия выступит на выборах неудачно, встанет вопрос о ее дальнейших перспективах – два поражения подряд может поставить под сомнение сам факт ее существования. Представляется, что она может сохраниться как ресурс для части региональных элит – на некоторых выборах в субъектах Федерации АПР востребована – но не как большой федеральный проект, каковым она была в свои лучшие годы.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net