Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

17.09.2007 | Алексей Макаркин

Кадровый маневр Владимира Путина

Уволив Михаила Фрадкова и назначив новым премьером Виктора Зубкова, Владимир Путин, на первый взгляд, совершил кадровый маневр, аналогичный тому, который был предпринят им же в 2004 г. Неожиданно увольняется в отставку правительство, а новым премьером становится человек, мало известный в широких кругах. На самом же деле если Михаил Фрадков действительно до конца своего руководства правительством оставался техническим премьером, то Виктор Зубков является скорее политически весомой фигурой, пусть до прошедшей недели и недостаточно публичной.

Приход Фрадкова на пост премьера был связан с нелояльностью его предшественника Михаила Касьянова. Самого же Фрадкова никак нельзя обвинить в каких-либо оппозиционных настроениях, это подчеркивают и обстоятельства его ухода — с высшим орденом и президентской благодарностью. И если о Фрадкове президент до начала 2004 года имел весьма общее представление, то Зубков — это его человек, работавший с нынешним президентом не просто в питерской мэрии, а в «путинском» комитете по внешним связям. Случайному человеку не доверяют пост начальника финансовой разведки, все прекрасно понимают, что информация — это один из наиболее значимых властных ресурсов. Да и аппаратные возможности Зубкова еще до его прихода на пост премьера были весьма велики. В этом контексте важно не только то, что его протеже и зять Анатолий Сердюков в нынешнем году был назначен министром обороны, но и менее известное обстоятельство — главным налоговиком вместо Сердюкова стал Михаил Мокрецов, работавший с Зубковым еще в Питере. Таким образом, Зубков сохранил влияние и на ФНС (напомним, что когда Сергей Иванов покинул пост главы Минобороны, он не смог обеспечить продвижение на эту должность своего человека). Что не менее существенно, в систему связей Виктора Зубкова наблюдатели включают помощника президента Виктора Иванова, а также спикера Госдумы и лидера партии «Единая Россия» Бориса Грызлова.

Почему же президент назначил Зубкова, причем именно сейчас? Наиболее реальные причины отставки правительства имеют мало отношения к фигуре Фрадкова, который как был, так и остался техническим премьером, готовым в любой момент уступить свое место следующему главе правительства, который, как считалось, вполне мог вскоре стать и преемником, «накачанным» для более успешного избрания премьерским ресурсом. Подобные ожидания создавали проблему психологического рубежа осени 2007 года, когда элита рассчитывала увидеть на посту отставного Фрадкова будущего президента России. Сам факт подобных ожиданий создавал условия для политической дестабилизации, а эффективность работы кабинета министров снижалась. Более того, активизировались слухи и о возможном преемнике: в числе наиболее вероятного кандидата все чаще назывался Сергей Иванов. Именно его и прочили на пост премьера буквально за несколько дней до назначения Зубкова. Такое активное продвижение одного из вероятных претендентов на высший государственный пост при слабом техническом правительстве в предвыборный период усиливало факторы политической дестабилизации.

Представляется, что в преддверие выборов конкуренция во властных структурах вокруг кадровых решений значительно обострилась. Некоторые признаки такой нестабильности вырывались в публичное пространство — речь идет не только об утечках по поводу фамилии следующего президента, но и о других фактах. Обратим внимание на то, что до сих пор не назначен новый секретарь Совета безопасности, хотя Игорь Иванов уволился еще летом. Возникли проблемы с назначением заместителей к президентскому протеже Бастрыкину, возглавившему Следственный комитет. Свидетельством аппаратной борьбы является и драматическая ситуация, которая недавно имела место вокруг Виктора Зубкова: создавалось впечатление, что шло его «вытеснение» с поста главы финансовой разведки в Совете Федерации. В марте его прочили в сенаторы от Омской области, а на наступившей неделе должны были утвердить членом верхней палаты от Ленинградской области. И это только те признаки аппаратной борьбы, которые стали достоянием СМИ. Таким образом, напрашивалось сильное кадровое решение (или серия действий). Проблема кадровой политики в предвыборный период свидетельствует о том, что президенту крайне сложно выстраивать систему сдержек и противовесов во властной элите и поддерживать баланс интересов. Это требовало кардинального кадрового решения, которое позволило бы снизить накал политико-аппаратной борьбы вокруг ключевых постов и развести проблему премьера и проблему преемника.

Появление Виктора Зубкова на посту премьера и стало таким решением. Президент переформатировал политическую ситуацию, сняв вопрос о преемнике с сегодняшней повестки дня, перенеся его на несколько более поздний срок. Тема возможной новой смены правительства также снята с повестки — если Фрадкова можно было заменить в любой момент, то Зубкова нельзя (хотя бы потому, что премьеров не меняют каждый месяц). При этом президент достаточно отчетливо «снизил» ожидания в связи с продвижением Иванова в преемники, отправившись сразу же после отставки премьера в поездку в Чувашию и Белгородскую область в сопровождении Медведева, деятельность которого Путин весьма высоко оценил: «Когда два года назад мы думали об их реализации были сомнения по отдельным направлениям, - пойдет ли работа так, как нам хочется. Но сегодняшние и вчерашние знакомства с объектами здравоохранения и образования убеждают, что решение было принято абсолютно правильно, это подтверждают и специалисты».

Вместо вопроса о преемнике основные околопрезидентские фигуры будут обсуждать другие — о своих собственных перспективах в правительстве, о структуре нового кабинета, о прочих кадровых проблемах (например, о том, кто станет секретарем Совета безопасности). А также и о том, кто аппаратно выиграл, а кто проиграл от такого неожиданного президентского решения. Меняется ситуация и в вопросе о преемнике — появляется новая интрига, связанная с тем, «кто есть г-н Зубков»: еще один возможный преемник, премьер при будущем преемнике (остающийся, таким образом, на своем посту и после 2008 г.) или переходная фигура, которая во главе правительства будет обеспечивать экономическую стабильность на период выборов.

Кроме того, назначение Зубкова можно рассматривать как продолжение формирования «команды преемника», которым целенаправленно занимается действующий президент, окружая будущего главу государства проверенными людьми. Список получается уже весьма значительным – Сердюков, Нарышкин, Бастрыкин, Чуров, теперь Зубков – в большинстве своем это «новое поколение» разнофункциональных представителей президентской команды, представители которого не занимали ключевых постов во властной системе в 2000 году, сразу же после прихода к власти действующего главы государства. Причем речь идет действительно о ключевых постах – соответственно, кураторов военной сферы, внешнеэкономической деятельности, следственных органов, избирательного процесса, правительства в целом. Таким образом, складывается один слой «ограничителей» для будущего президента, ориентированный на Путина. Напомним, что Чуров, как и Зубков, работал вместе с действующим президентом в комитете по внешним связям питерской мэрии, а Бастрыкин учился с ним на одном курсе в университете.

Второй слой традиционен – это руководители или кураторы крупнейших корпораций, играющих основную роль в экономике страны – Игорь Сечин («Роснефть»), Сергей Чемезов («Рособоронэкспорт»), Владимир Якунин (РЖД). Подобная «двуслойная» система делает вопрос о фамилии преемника хотя и весьма важным (все же речь идет о всенародно избранном лидере государства), но не решающим. Отметим также, что у Зубкова хорошо выстроенные отношения с «силовыми» фигурами из президентского окружения. Представляется, что такой премьер вполне устраивает этих чиновников, которые сами не имеют шансов на преемничество, но хотели бы иметь возможность выстроить позитивные отношения с новым главой правительства.

Возникает парадоксальная ситуация. С одной стороны, количество потенциальных преемников увеличивается за счет Зубкова, что может привести даже к обострению интриги по поводу кандидатуры следующего президента. Хотя сейчас многие наблюдатели выражают сомнения в реалистичности сценария «Зубков-преемник», никто не будет полностью списывать его со счетов (напомним, что не так давно обсуждался вариант о преемничестве «технического» Фрадкова), тем более что и сам Зубков публично не исключил вероятность участия в вы борах – подобное заявление является исключительным случаем и не могло быть не согласовано с президентом. Показательно, что и Владимир Путин на встрече с западными политологами не исключил возможность участия Зубкова в выборах, но упомянул о еще нескольких вариантах («не более пяти»), которые, возможно, не имеют отношения к традиционным кандидатам в президенты, таким как Геннадий Зюганов или Григорий Явлинский. Иначе Путин бы не упомянул, что еще не так давно имена возможных кандидатов не назывались в публичном пространстве.С другой стороны, назначение нового премьера ведет к тому, что значение конкуренции за роль преемника на время может несколько уменьшиться, так как пост премьера уже занят, и основные политические фигуры в ходе формирования правительства будут решать совершенно другие задачи, которые были описаны выше.

Отставка правительства в очередной раз показала, что демиургом всей российской политической конструкции продолжает оставаться действующий президент. В условиях обострения аппаратной борьбы вокруг кандидатуры преемника у Путина было два реальных варианта действий - либо все-таки назвать ожидаемую фамилию преемника (и тогда сразу же столкнуться с известным эффектом «хромой утки», которого он всячески намерен избежать), либо переформатировать ситуацию. Как это всегда бывает, российский президент выбрал вариант, который сохраняет за ним максимальную свободу маневра.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net