Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

23.10.2007 | Сергей Михеев

Владимир Путин – текущие проблемы имиджа

В своём выступлении на прошлой неделе президент Владимир Путин фактически признал, что решение возглавить список «Единой России» вызвано слабостью и неуверенностью партии власти. В общем, это и так было очевидно. Однако усиление ЕР может одновременно ослабить самого Путина. Предпосылки для этого есть, и они начинают проявляться уже сейчас.

Президент Владимир Путин объяснил свое согласие возглавить предвыборный список «Единой России» стремлением сохранить дееспособность парламента после своего ухода с поста главы государства. «Крайне важно, чтобы парламент после выборов 2007 года был дееспособным. Таким ключевым элементом дееспособности парламента в предыдущие годы была «Единая Россия». Поэтому я принял решение возглавить ее список», - сказал Путин во время прямой линии с россиянами.

Иными словами президент заявил, что не уверен в способности «Единой России» самостоятельно, без его прямой поддержки завоевать необходимое большинство в Госдуме. Это косвенно подтверждается и горячим стремлением самих «единороссов» максимально слиться с президентом. Совершенно очевидно, что они осознают, что без Путина ЕР, по сути, не сможет существовать как политическая партия. Она быстро лишится всякой привлекательности для широких масс и окончательно выродится в корпорацию чиновников, которых народ никогда не любил, не любит и любить не будет.

Разговоры о том, что всё это нужно исключительно для гарантирования преемственности курса не слишком убеждают. И без Путина ЕР имеет реальную возможность получить на предстоящих выборах около 50% голосов. К примеру, около 20% могла бы взять «Справедливая Россия». Ещё 10-15% - ЛДПР. Такой расклад сил вполне гарантировал подконтрольность Госдумы. Однако теперь «Единая Россия» нацелилась на результат не менее 70%. Причём не факт, что имя Путина сможет гарантировать ей такую прибавку.

В итоге складывается впечатление, что нынешнее решение на самом деле в значительной степени является продолжением цепочки сюрпризов и отражением острой внутриэлитной конкуренции различных групп влияния. «Питерские» вступили в полосу внутреннего кризиса. Когда им надо было отвоёвывать жизненное пространство, они были вместе. Отвоевав же его, они неизбежно вступили в этап внутренней борьбы. Нечто подобное описано в известной работе Михельса «Железный закон олигархии». Получается, что нет никакой надёжной «вертикали власти» и никакой сплочённой элиты, способной стратегически мыслить и вести страну к неким благим целям, ради общей идеи. Всё это ставит под сомнение эффективность созданной системы в целом.

И вот теперь Путин находится в сложной ситуации, когда ему надо решить сразу несколько задач – обеспечить стабильность и преемственность курса, обойти риски межгрупповой конкуренции внутри элиты, решить вопросы собственного политического будущего. И, судя по всему, консенсуса по данным проблемам нет даже в среде ближайшего окружения президента. Оттого и решения получаются явно спонтанными, сочинёнными «на коленке», непосредственно по ходу дела и, мягко говоря, не очень изящными.

К примеру, то же самое решение по списку ЕР уже даёт неоднозначные результаты. Об этом говорят независимые социологические исследования. Народ не глуп и чувствует, что данное решение было вызвано в том числе неуверенностью властей в своих силах. Это входит в явный диссонанс с победным публичным пиаром «Единой России» и рождает сомнение – «а всё ли так хорошо, как об этом говорят по телевизору». Конечно, абсолютно очевидно, что Путин во главе списка ЕР принесёт ей дополнительные голоса. Но не менее очевидно и то, что само наличие Путина во главе списка обнажает отсутствие в партии фигур, способных представлять тройку на федеральном уровне. Отсутствие референтных политических фигур корректирует отношение к ЕР в негативную сторону.

При этом позиции самого Путина в этом ключе воспринимаются также снижающимися. Сам факт, что он раньше стоял над ситуацией, а теперь оказался внутри нее, влечет за собой ряд негативных последствий. Если ранее он воспринимался как «президент всех россиян», то теперь в первую очередь лидер только части общества, лояльно относящейся к «Единой России». Если смотреть на рейтинги ЕР трезво, то они в реальности не превышают 35-40%.

Кроме того, «Единая Россия» однозначно воспринимается подавляющим большинством населения как партия чиновников, начальников разных мастей. По этой причине помимо рейтинга у неё есть и достаточно значимый антирейтинг. Если раньше Путин как «хороший царь», мог избегать этого антирейтинга, то теперь весь негатив в отношении ЕР начнёт потихоньку транслироваться и на самого Путина. Это обстоятельство неизбежно начнёт постепенно разрушать его позитивный имидж и рано или поздно приведёт к снижению личной популярности. В свою очередь это скажется на шансах Путина вернуться на пост президента через четыре года.

Кстати, с ещё большей вероятностью так произойдёт, если подтвердятся слухи о возможном премьерстве Путина. Видимо, его (как и к формированию партийного кабинета) к этому усиленно склоняют. Возможно, какая-то польза от этого и будет. Но неизбежно будет и негатив. Если сейчас Путин может находиться как бы «над» и слегка «в стороне» от непопулярных мер правительства, намекая на то, что всё дело в «плохих боярах», то в случае если он возглавит кабинет министров, этого сделать уже не получится. К Путину неизбежно начнёт липнуть весь негатив, связанный с любыми просчётами чиновников правительства, непопулярными мерами власти, претензиями по поводу роста цен, проблем ЖКХ и многого, многого другого, от чего сейчас президент как бы дистанцируется. Образ «хорошего царя» неизбежно начнёт угасать и постепенно разрушаться.

Да и в обыденном сознании плохо складываются обещания президента «не цепляться за власть» и стремление остаться в этой власти на каком-то достаточно высоком посту. Получается, что Путин вовсе не бескорыстный небожитель, пекущийся только о благе народа, а такой же, как и все мы, грешные. С такой позиции трудно выступать в роли морального авторитета нации, что Путин в ином случае мог бы спокойно делать все предстоящие четыре года, чтобы затем вернуться во власть на «белом коне».

Ведь на самом деле причин для критики всегда найдётся немало, а ресурсов для того, чтобы участвовать в следующих президентских выборах у Путина хватит и без того, чтобы занимать пост премьера. Как минимум, всё это подтверждает неуверенность Путина в своих ближайших соратниках. В итоге же такая борьба за стабильность неизбежно порождает обиженных и усиление внутренней конкуренции, а значит – риск нестабильности.

Одновременно тот факт, что президент страны возглавил правящую партию, многими воспринимается дополнительным свидетельством неравных условий, в которые поставлены участники парламентской кампании. Удивляет не только и не столько недемократичность выборной системы (у избирателей и раньше не было иллюзий насчет демократичности парламентской кампании и прочей официальной риторики, воспроизводящейся в российских СМИ), сколько то, что эту недемократичность своим поступком легитимизировал гарант Конституции. При такой позиции президент, ранее непогрешимая в глазах людей фигура, теперь может начать восприниматься как политик, вполне достойный критики и уязвимый для неё. Вследствие этого в настоящий момент Путин имеет тенденцию восприниматься более осязаемым, измеримым, соотносимым. Если раньше он выносился практически за скобки ситуации, за рамки электорального недовольства, то сейчас в электоральном восприятии он имеет шансы становиться, конечно, не «одним из» чиновников, но первым среди равных.

В настоящее время Путин не утрачивает собственной безальтернативности, но в условиях снижения имиджа возникает возможность поставить ее под вопрос. Тот факт, что правящую партию возглавил человек (пусть бы и президент), формально не являющийся членом этой партии, воспринимается многими избирателями неодобрительно. Абсолютное большинство, конечно, не в курсе юридических норм, которыми должны регулироваться эти (и подобные) ситуации, но интуитивно избиратели «чувствуют неправду»: им кажется, что партию может возглавлять только тот человек, который в ней состоит, в противном случае его лидерство выглядит несколько нелегитимно.

То есть все эти шаги ведут к некой десакрализации Путина. Конечно, можно возразить, что никто и не стремился сделать его святым. Но если он не будет хотя бы «полусвятым», то постепенно исчезнет и его удивительный рейтинг, огромный авторитет, а с ними и способность серьёзно влиять на умы широких масс. Таким образом, приход Путина в «Единую Россию» оценивается неоднозначно. Если позиции единороссов в электоральном восприятии укрепляются в любом случае, то политический вес Путина сохраняется лишь при определенных сценариях развития ситуации, а при прочих он существенно теряет не только в будущем, но и в обозримом настоящем.

Сергей Михеев – заместитель генерального директора ЦПТ

«Политком.Ру» напоминает, что мнения авторов сайта могут не совпадать с редакционным

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net