Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Экспресс-комментарии Текущая аналитика Экспертиза Интервью Бизнес несмотря ни на что Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

16 декабря прошли повторные выборы губернатора Приморского края. Результаты прошедших в сентябре двух туров выборов губернатора Приморья краевой избирком признал недействительными из-за многочисленных нарушений. В итоговый список кандидатов на пост главы региона вошло четыре человека: Андрей Андрейченко (ЛДПР), врио губернатора Олег Кожемяко (самовыдвиженец), Алексей Тимченко («Партия Роста») и Роза Чемерис («За женщин России»). По результатам выборов новым губернатором Приморья стал Кожемяко с 61% голосов. Андрейченко получил 26%, остальные кандидаты в сумме набрали 9%.

Бизнес, несмотря ни на что

1 января секретарь Ассоциации иранских авиалиний Максуд Самани рассказал иранскому агентству Ilma о возникших проблемах с поставкой гражданских самолетов Sukhoi SuperJet 100: поставка в Иран гражданских самолетов пока невозможна из-за отсутствия разрешения со стороны Управления по контролю за иностранными активами Министерства финансов США (OFAC). Сделка требует одобрения американских властей, поскольку более 10% деталей российского лайнера производятся в США.

Интервью

Веерный характер присоединения европейских стран к высылке российских дипломатов после отравления Скрипалей в Солсбери практически оставил Москву одну на европейском континенте. О том, как позиция Италии может измениться по результатам тяжелых коалиционных переговоров, которые сейчас ведут победившие на парламентских выборах 4 марта правые и левые силы, в интервью «Политком.RU» рассказывает сопредседатель ассоциации «Венето-Россия» и научный сотрудник Института высшей школы геополитики и смежных наук (Милан) Элизео Бертолази.

Колонка экономиста

Видео

Наши партнеры

Взгляд

08.11.2005 | Виталий Иванов

О СПОРЕ "МЕДВЕДЕЙ" МЕЖДУ СОБОЙ

Та решимость, с какой некоторые лица 'Единой России' доказывают, что их партия отнюдь не едина, а хотя бы частично делится на сторонников 'социал-консервативных' и либеральных взглядов, порой обескураживает наблюдателей. Многие задаются вопросом, зачем, собственно, Кремлю нужна вся эта дискуссия. Неужели нельзя просто перезагрузить 'андроидов', если есть в том необходимость?

В объяснение выдвигаются как минимум три версии. Согласно первой, 'Единую Россию' хотят превратить из политического проекта администрации президента в самостоятельную системообразующую силу. Если не в новую КПСС, то хотя бы в некий аналог мексиканской Институционно-революционной партии или японских либерал-демократов. Эта задача по определению не решаема сгоном всех и всяческих начальников и 'уважаемых людей' и казенным PR. Нужно, чтобы партия, что называется, 'зажила своей жизнью' или хотя бы было продемонстрировано, что она 'зажила'. Внутрипартийная идеологическая дискуссия подходит здесь как нельзя лучше. Во всяком случае с этого надо начать, а там будет видно. Благо среди 'единороссов' кого только нет, начиная от бывших анархистов и кончая последовательными державниками. Им действительно есть о чем поспорить.

Вторая версия более приземленная. Мол, 'Единая Россия' держится на одном Путине, который, вообще-то, собрался уходить в 2008 г. Уходить, чтобы остаться, или уходить насовсем - толком не понятно. Но 'единороссов' уже пора учить жить без Путина. Дискуссия призвана не то чтобы помочь им найти новую объединяющую идею, а привить навыки самостоятельной политической деятельности. Типа задача: найдите у себя что-нибудь хорошее, кроме того, что вы за Путина и очень его любите и уважаете. Не то пропадете.

Третья версия совсем 'технологическая'. Дескать, все затеяно, чтобы предварительно прокачать разные версии риторики, лозунгов, которые будут продаваться избирателям в 2007-2008 гг., попробовать диверсифицировать электоральную поддержку за счет умеренных левых, патриотов, либералов. И также в целом 'взбодрить', 'тонизировать' партийцев, а то они больно квелые. Заодно все увидят, что режим куда демократичнее и свободолюбивее, чем принято считать.

С одной стороны, нынешний Кремль довольно предприимчив и склонен к экспериментаторству. Да и готовиться к 2007-2008 гг. и к тому, что будет после, уже пора. Другое дело, что в этой связи он нуждается в первую очередь в дисциплинированной и хорошо управляемой оргструктуре, охватывающей всю страну, которую можно было бы оперативно мобилизовывать на избирательные и пропагандистские кампании. В политической машине в самом прямом смысле этого слова. Даже если планируется, что преемник Путина возглавит 'Единую Россию' или будет официально выдвинут ею, партия все равно останется несамостоятельной, ее будут направлять из-за зубцов. Пусть простят меня стилисты, но власть не отдаст власть партии власти. В том числе потому, что доверять никому нельзя, и повторять опыт Франкенштейна неохота.

Развернуть ситуацию может только переход самого Владимира Владимировича на партийную работу в 2008 г. Однако до этого в любом случае еще достаточно далеко. Конечно, сани следует готовить летом. Но такой сценарий, как представляется, обессмысливает первые две версии. Если Путин собирается становиться лидером партии, то ее идеология должна быть путинской, а не исаевской или плигинской. Между тем президент публично никак в дискуссии не участвует, да и не может участвовать. И незачем тогда готовить 'единороссов' к жизни без Путина. Он сам и сделает из них 'системообразующую силу', если посчитает нужным. А сейчас в любом случае надо мобилизовываться, стягивать весь доступный административный и медийный ресурс, заранее жестко осаживать всех реальных и возможных оппонентов, идти и побеждать. Собственно, по многим позициям эта программа уже давно реализуется, достаточно вспомнить все политические реформы последних лет или массовый призыв губернаторов и мэров в партию. Спрашивается: не оказывается ли внутрипартийная дискуссия 'пятым колесом', 'факультетом ненужных вещей'? Или того хуже - проявлением слабости? На это уместно возразить, что дискуссия находится под контролем и в любой момент может быть прекращена и что она никогда не поколеблет единства партии. Хорошо, но в таком случае получается, что верна третья версия? Так?

И да, и нет.

Месяц назад известный политолог Юрий Пивоваров опубликовал в 'Независимой газете' довольно глубокую статью об 'Единой России'. Он исходит из того, что в России господствует 'самодержавная политическая культура', характеризующаяся властецентричностью. Объясняя, что такое партия власти, Пивоваров заимствует из диалектической теории конфликта Ральфа Дарендорфа. Тот считал, что конфликты суть одна из форм существования общества, ни в коем случае нельзя посягать на причины конфликтов, нужно сохранять неравенство и плюрализм интересов и воззрений. Но поскольку конфликты все же опасны, необходимо формировать некую среду, которая минимизирует разрушительную силу. Основной элемент этой среды, или 'социальной плазмы', составляет средний класс. По Пивоварову, в специфических российских условиях потребна 'властная плазма'. Нынешний режим ее и создает, объединяя вокруг власти, притягивая к ней как можно больше людей, контролирующих те или иные ресурсы, принимающих решения. Конфликты между ними должны гаситься внутри, а не разрушать режим и строй снаружи. 'Единая Россия' - форма для 'властной плазмы'. Точнее одна из форм, хотя Пивоваров прямо этого не говорит. Соответственно, получается, что идеологические конфликты должны протекать и разрешаться внутри в том числе 'Единой России'. Они обязательно будут возникать и возникают снаружи, значит, надо уравновешивать изнутри.

В общем, Пивоваров прав. Только еще раз повторюсь, что главная задача 'Единой России' все же сугубо технологическая, прикладная. Ей выборы выигрывать надо и поддерживать единство системы власти.

Есть и еще одно соображение.

Власть немыслима без официальной идеологии. Или, по крайней мере, без риторики. Без суммы, набора идей и лозунгов, которые она транслирует обществу, продает, порой навязывает. Партия власти тем более немыслима. Из истории известно, что государственные идеологии могут быть относительно 'чистыми' (идеологиями в полном смысле слова), но обычно они синкретические. Риторики всегда синкретичны. Нельзя забывать и ту банальность, что власть - это в первую очередь люди, носители власти. Живые люди со своими амбициями, опытом и комплексами. Со своими убеждениями и сомнениями. Они могут быть убеждены в своей правоте, знать 'как надо' и могут искать, выбирать и, разумеется, ошибаться. Могут верить и могут врать. Естественно, на практике все много сложнее, ведь перманентно идет и конкуренция идей, и борьба людей.

Несмотря на то, что российскую власть принято обвинять в отсутствии идеологии, она у нее всегда была. Даже в каком-нибудь 1994 г. Сомнительная, но была. Тем более есть идеология и сейчас. Толком не сведенная и не оформленная, противоречивая, вбирающая в себя и левые, и правые, и либеральные концепты. Власть ищет, подбирает, сравнивает. Между разными ее представителями и группами давно идет как раз самая настоящая дискуссия. Лично я считаю, что в последние годы наметился определенный уклон вправо, в сторону идей порядка, патриотизма, государственничества. Безусловно, многие практические мероприятия власти серьезно расходятся с ее декларациями, она постоянно дает поводы для критики. Но реальная политика никогда полностью не совпадает с идеологией. Это раз. Второе, ожидать от людей, политически сформировавшихся или 'переформатированных' в 1990-е гг. немедленного обращения к какой-нибудь 'смыслократии' совершенно черезмерно. В таких случаях быстро не выздоравливают ни государства, ни общества, ни люди.

Возвращаясь к 'единороссовской' дискуссии следует заметить, что при всей ее 'потешности' и 'технологичности' она во многом отражает и продолжает реальную борьбу идей во власти, реальную попытку как-то выбрать между 'социал-консервативным' (т.е. лево-правым) или 'либеральным' (право-либеральным) синтезом.

Можно сколько угодно хихикать, морщить нос, браниться нехорошими словами и совершать другие высокоинтеллектуальные упражнения. Но желательно еще понимать, что итоги этих публичных и непубличных споров определят, хотя бы частично, ближайшие шаги власти, а значит, будущее страны.

Версия для печати

Экспресс-комментарии

Экспертиза

Победа на президентских выборах в Бразилии крайне правого политика Жаира Болсонару вызвала резко негативную реакцию ведущих мировых СМИ. Избранного президента страны (он должен приступить к своим обязанностям 1 января 2019 года) иногда называют «бразильским Трампом», но тот по сравнению с Болсонару выглядит умеренным политиком. Болсонару имеет репутацию жесткого противника либерализма, социал-демократии, коммунизма, а также христианского фундаменталиста (он католик, но политически близок к бразильским протестантам-евангелистам) и гомофоба.

Владимир Путин и Синдзо Абэ на встрече в Сингапуре 14 ноября договорились ускорить переговорный процесс на основе Советско-японской совместной декларации 1956 года, предполагающей возможность передачи Токио после заключения мирного договора острова Шикотан и группы островов Хабомаи. На встрече Абэ выразил надежду, что Россия и Япония решат территориальный спор и заключат мирный договор. А Путин подтвердил, что переговоры об островах начались именно на основе декларации 1956 года.

Предсказывать исход и даже интригу президентских выборов в США, когда до них еще более двух лет, ни один уважающий себя эксперт не решится. Но о некоторых параметрах президентской гонки 2020 года можно рассуждать уже сейчас. Смысл этой статьи – показать, за чем и за кем следить, потому что американская политика, как внутренняя, так и внешняя, во все большей степени будет определяться «прицелом» на эти выборы.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net