Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

Стало известно о прекращении «Роснефтью» деятельности в Венесуэле и продаже активов компании, принадлежащей российскому правительству. По условиям сделки «Роснефть» получит на баланс одного из своих дочерних обществ 9,6% собственных акций. Компания рассчитывает на снятие санкций, которые США регулярно вводили против дочек «Роснефти», работающих с Венесуэлой.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

02.11.2007 | Сергей Маркедонов

А Эдуард Амвросьевич против!

Каждый квалифицированный социолог знает, что означает понятие “формирующие соцопросы”. В результате “правильно собранных” и в нужный момент опубликованных данных кандидат или партия имярек теоретически может получить те самые результаты, которые эти самые опросы “формируют”. В политологии дефиниция “формирующие выступления” или “формирующие интервью” не используется. Между тем необходимо было бы заметить, что и в недавней истории, и в наши дни были сделаны (и написаны) многие знаковые заявления и интервью, которые формировали политическую повестку дня на многие годы и десятилетия вперед.

Чем, как ни “формирующим выступлением” можно назвать знаменитую фултонскую речь Уинстона Черчилля, выступление Слободана Милошевича на Косовом поле, мюнхенскую речь Владимира Путина или прощальное внешнеполитическое выступление Бориса Ельцина на Стамбульском саммите ОБСЕ, вильнюсский спич вице-президента США Ричарда Чейни. Все перечисленные выше публичные обращения формировали (и формируют) образы мира, позитивные и негативные ряды, предлагали свою философию глобальной и национальной политики.

В прочем, существуют “формирующие статьи” и выступления гораздо более низкого разряда. Они не претендуют на решение задач “первого плана”, однако играют значительную роль в формировании имиджа того или иного государства. К таковым можно отнести нашумевшую публикацию Юлии Тимошенко “Сдержать Россию”, опубликованную в известном издании ‘Foreign affairs”.

Из этого же ряда и недавно опубликованное в “Независимой газете” (24 октября 2007 года) интервью второго президента Грузии, экс-министра иностранных дел Советского Союза и экс-первого секретаря ЦК Компартии Грузинской ССР Эдуарда Шеварднадзе. Лейтмотивом этого интервью является тезис о необходимости “наказать Россию” за неконструктивную роль на постсоветском пространстве вообще, и за аннексионистскую политику по отношению к Грузии в частности. Эдуард Шеварднадзе призывает ведущие страны мира ни много, ни мало к бойкоту зимних Олимпийских игр в Сочи в 2014 году.

На вопрос журналиста, “Эдуард Амвросьевич, вы действительно считаете, что за отсутствие прогресса в урегулировании конфликтов на территории Грузии Россию надо наказывать подобным образом?”, интервьюируемый честно и жестко отвечает: “Убежден, что только такие серьезные меры могут подтолкнуть Москву к реальным шагам на этом направлении. Бойкот Олимпийских игр уже был – в 1980 году. Тогда, как известно, полмира в знак протеста против ввода советских войск в Афганистан проигнорировало Олимпиаду в Москве. Те Игры, конечно, состоялись, все было красиво, но праздник спорта тогда, без участия спортсменов из США, Западной Европы, получился не таким, как задумывалось. Ехать в страну, осуществившую агрессию, большинство государств цивилизованного мира тогда отказалось”. Не будем придираться к словам экс-министра Советского Союза, который должен бы помнить, что далеко не все страны Западной Европы проигнорировали Москву в 1980 году. А как бы иначе олимпийскими чемпионами в 1980 году стали бы британские легкоатлеты Стивен Оветт и Себастьян Коэ, пловец Дункан Гудхью, итальянский конник Федерико Роман и итальянский же бегун Пьетро Меннеа. Не будем забывать также, что бойкот московской Олимпиады поддержали и коммунистический Китай, и отнюдь не самое демократичное государство Европы -Албания. Сам же бойкот не принес желаемых геополитических результатов. Он не остановил афганскую авантюру СССР. Об этом в одном из своих интервью заявил уже упомянутый нами Себастьян Коэ: “Интуиция подсказывала мне, что в том, чего мы пытаемся добиться, есть интеллектуальная нечестность. История доказала нашу правоту, потому что четыре года спустя, когда мы поехали в Лос-Анджелес на Игры 1984 года, русские все еще были в Афганистане, бойкот не подействовал”. Но, в конце концов, цель интервью - это не поиск объективности и определение истины. Задача - припечатать оппонента посильнее, не церемонясь, подтасовывая факты или откровенно их перевирая.

Сегодня пенсионер всегрузинского значения не представляет ни одну из политических сил своей страны. Да и популярность его внутри Грузии стремится к нулевой отметке. Однако слово отставного политика значит намного больше, чем его сегодняшний статус и рейтинг популярности (скорее уж антипопулярности). Для многих россиян (особенно военносулужащих) Эдуард Шеварднадзе будет еще долгое время ассоциироваться с распадом СССР, “сдачей Восточной Европы” и поражением нашей бывшей родины в “холодной войне”. Хотя персональная ответственность экс-министра иностранных дел зачастую не просто переоценивается, но и демонизируется. Для многих грузин президентство Шеварднадзе будет еще долго ассоциироваться не только с потерей Абхазии и Южной Осетии, но и с темнотой. В отличие от постреволюционной Грузии в период легислатуры второго президента даже Тбилиси нередко погружался во мрак. Наверное, пройдут годы, и объективные аналитики отметят, что именно Шеварднадзе выстроил каркас грузинской государственности (переборол наследие времен полевых командиров и авторитетных уголовников типа пресловутого Джабы Иоселиани), добился ее реального, а не формально-правового международного признания. Однако это еще впереди.

Сегодня Шеварднадзе в Грузии немногим боле популярен, чем в России. Но обо всем этом в США и в Европе не очень хорошо знают (и не очень сильно хотят знать). В данном случае речь идет не столько о действующих политиках, сколько об общественном мнении, восприятии тех или иных образов. В конце концов, колебания общественного мнения по ситуации на Балканах определялись не реальной динамикой событий, а “картинкой” и тысячами “формирующих” публикаций, интервью, комментариев. Так вот для многих в ЕС и в Штатах “белый лис”- это архитектор “нового мышления”, конструктор “новой Европы”, авторитетный демократ (несмотря на многолетний партийный стаж). И к его словам о роли РФ в конфликтных точках Грузии и всего СНГ будут внимательно прислушиваться. Их будут цитировать. К его мнению будут апеллировать. В чем опытный политик прав на все сто, так это в том, что его призыв найдет дорогу к определенным сердцам: “Реакция, насколько знаю, уже есть. В западной прессе уже пошли публикации в связи с моими заявлениями”. А потому к тезисам второго президента Грузинского государства следует подойти внимательно (равно как и к их содержательной, а не эмоциональной критике). В военно-политических противостояниях на постсовестском пространстве, как показали события 1990-х гг., выигрывает зачастую не тот, кто лучше вооружен и у кого сильнее административный ресурс, а том, у кого грамотная PR-кампания и система политико-правовых аргументов. Это продемонстрировала и «первая Чечня», и армяно-азербайджанский конфликт из-за Нагорного Карабаха. Увы, но, ведя винно-боржомные и визовые войны с Грузией, Россия молчит и не объясняет причины нашего вовлечения в мирное урегулирование.

“Что бы кто ни говорил, но решение этих проблем (Абхазии и Южной Осетии) зависит именно от позиции России. Ключи, как говорится, были и остаются в Москве, а не на Западе”, - заявляет бывший лидер Грузии. Что ж, придется вспомнить, что на территории Абхазии (равно как и Мегрелии и Сванетии) в начале 1990-х гг. грузинское население демонстрировало поддержку Звиада Гамсахурдиа. Для того, чтобы получить на этих территориях дополнительную легитимность Эдуарду Шеварднадзе, пришедшему на смену «неистовому Звиаду» требовалась патриотическая консолидация. И «белый лис» допустил, наверное, главную политическую ошибку в своей жизни, когда избрал абхазскую территорию объектом «патриотических упражнений». А ведь в 1977-1978 гг. тогдашний первый секретарь ЦК Компартии Грузии сумел «заморозит» межэтнический конфликт. «Заморозка» действовала целых 11 лет. Уже перестроечные события 1989 года изменили сложившийся при Шеварднадзе- первом секретаре баланс.

Напомню, что в конце 1977 года в союзные органы власти было направлено т.н. «Письмо 130» (подписантами были представители абхазской интеллигенции). Это был уже не первый всплеск массового недовольства в Абхазии. Авторы обращения 1977 года ставили вопрос о выходе Абхазской ССР из состава Грузинской ССР с последующим конституционным закреплением этой сецессии. 22 февраля 1978 года это обращение стало предметом рассмотрения на Абхазском бюро обкома под названием «О неправильных взглядах и клеветнических измышлениях, содержащихся в коллективном письме от 10 декабря 1977 года». Однако решение обкома вызвало жесткую реакцию населения. 29 марта 1978 года собрался сход жителей села Бзыбь и нескольких сел Гудаутского района в поддержку «Письма 130». Более того, на сходе прозвучало требование (оно выдвигалось и во время массовых акций 1967 года) о прекращении миграции грузин на территорию Абхазии (таковая поощрялась властями в Тбилиси). В 1978 году при принятии Конституции Абхазской ССР было принято компромиссное решение, абхазский язык наряду с грузинским и русским стал государственным на территории автономии. На XI Пленуме ЦК Компартии Грузии (27 июня 1978 года) тогдашний первый секретарь Эдуард Шеварднадзе высказался против «перегибов» грузинских коммунистов в «абхазском вопросе». По мнению большинства грузинских исследований брежневский СССР предпринял целый ряд проабхазских мер. Грузинский алфавит, на котором была основана абхазская письменность, был заменен кириллицей. Про конституционные трансформации мы уже писали выше. Были введены специальные квоты для абхазов (в частности, должность первого секретаря Гагрского горкома становилась абхазской, а второго секретаря - грузинской). Кстати, в будущем главой прогрузинского Абхазского правительства (затем правительства в изгнании) станет экс-второй секретарь Гагрского горкома Тамаз Надарейшвили…. Однако уступки Эдуарда Шеварднадзе абхазской элите в 1978 году удержали Абхазию в составе Грузии, дали возможность жителям этой автономии не почувствовать себя людьми «второго сорта»Пойди Тбилиси в начале 1990-х гг. на некий аналог переговоров РФ с Татарстаном, сегодня не пришлось бы вести виртуальные переговоры с «Абхазским правительством в изгнании» (состоящим из одних лишь этнических грузин). Но Тбилиси в августе 1992 года пошел по другому пути - инструментализации этнического конфликта для обеспечения национальной консолидации (забыв при этом, что Грузия - это государство не одних лишь этнических грузин). В августе 1992 года Госсовет Грузии выпустил «Манифест великого примирения», обращенный к сторонникам Звиада Гамсахурдиа и предполагавший амнистию за участие в вооруженных действиях против центральных властей.

Однако «национального примирения» так и не наступило. Грузинские звиадисты Абхазии были вовлечены в войну на стороне Тбилиси и оплатили «национальное примирение» своим будущим изгнанием. Что же касается звиадистов Мегрелии, то они и вовсе нанесли Грузии удар, подняв 28 августа 1993 года антитбилисское восстание (переросшее затем во внутригрузинскую гражданскую войну). Таким образом, Тбилиси не решил и проблему национальной консолидации, и Абхазию потерял. Может быть, экс-президенту Грузии было бы более перспективно рефлексировать по поводу своих собственных ошибок, а не пытаться видеть в России причину грузино-абхазского противоборства. Ведь не начни грузинское руководство “маленькую победоносную войну” не было бы и вмешательства России, и поддержки “агрессивного сепаратизма” Москвой. Более того, в 1993 году еще накануне штурма Сухуми российские лидеры предлагали Шеварднадзе план- введение российских миротворцев в район реки Гумиста. При таком раскладе Сухуми и восточная часть Абхазии оставались бы за грузинами, а сегодня наши “голубые каски” стояли бы на Гумисте, а не на реке Ингури. Однако “белый лис” после консультаций со своими военными, гордо заявил: “Сухуми продержится”. Тем самым судьба грузинского населения Абхазии была поставлена под удар. Сдача Сухуми стала не только военным поражением Шеварднадзе, но и исходом грузинского населения бывшей автономии, чего можно было бы избежать, прислушайся “Шеви” к советам и предложениям “российских агрессоров”. И если уж быть совсем откровенным, то можно вспомнить об обещании Шеварднадзе свести счеты с жизнью в случае сдачи Сухуми. За грехи же первых лиц Грузинского государства были вынуждены расплачиваться другие, в частности Жиули Шартава, председатель прогрузинского Совета министров Абхазии, национальный герой Грузии. Брошенный в Сухуми своим верховным главнокомандующим (обещавшим спасение города), он был убит после успешного захвата абхазской столицы. Добавим лишь, что его убили не русские агрессоры, которые в реальности пытались предотвратить наступившую после взятия города вакханалию…

“В Абхазии стоят не миротворцы, там стоит российская армия. И ее надо оттуда выводить. Для этого Москве надо пойти на, конечно же, непростой шаг – в одностороннем порядке заявить: мы из Абхазии уходим. А что касается Коллективных сил, то это только на бумаге. В свое время мы с бывшим президентом Украины Леонидом Кучмой всерьез обсуждали возможность направления в Абхазию украинских миротворцев – в соответствии с подписанным в рамках СНГ документом. Но тогда на украинского президента надавили, и он от этой идеи в итоге отказался”,- такие жесткие выводы делает в интервью Шеварднадзе. Жаль, что он не говорит о том, кто же “надавил” на Леонида Кучму. Украинский лидеры был готов отправить украинских миротворцев в рамках операции под мандатом ООН. А Организация Объединенных Наций, как назло, ограничивалась (и ограничивается сейчас) Миссией наблюдения в Грузии, одобряя в целом действия российских миротворцев. Более того, ни одно из государств СНГ (за исключением Украины) никогда не выступало с инициативой, хотя на первых порах Москва просила об этом. Между тем именно российские миротворцы обеспечили возвращение порядка 55 тыс. Грузин в Абхазию (прежде всего, в Гальский район), а также не дали конфликту “разморозиться” в 1998 и в 2001 гг.

В прочем Эдуард Амвросиевич не видит будущего решения конфликта на путях военного реванша: “Новая война? Подобный поворот крайне нежелателен, и не думаю, что нынешнее руководство Грузии пойдет на такие шаги. Еще будучи президентом, я подчеркивал, что выход из тупика можно найти только за столом переговоров. На той же позиции остаюсь и сегодня”. Однако для этого не нужно бойкотировать Олимпиаду-2014 в Сочи. Хорошо было бы соблюсти два условия. Во-первых, грузинской стороне необходимо осознать, что Грузия - это не страна, существующая исключительно для выражения этнических интересов грузин. Для превращения Грузии в полноценное и эффективное государство необходим реальный отказ от принципа «Грузия для грузин» и этнонационализма как государственной идеологии в пользу концепции политической нации «Грузия для граждан Грузии» (именно реальный, поскольку в риторике Михаила Саакашвили это уже присутствует).

Во-вторых, грузинской элите следует четко представлять себе, что мир и безопасность в Грузии (в границах Грузинской ССР 1989 г.) могут обеспечить только внешние силы. Хорошо, если на основе координации их усилий. Населяющие Грузию этнические меньшинства (абхазы, армяне, осетины, русские) заинтересованы в полноценном российском присутствии в Грузии, а в российских миротворцах видят залог мирного существования и политической стабильности.

Сергей Маркедонов - зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net