Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

16.11.2005 | Георгий Мирский

ВОЙНА В ИРАКЕ И ТЕРРОРИЗМ В ИОРДАНИИ

После того как на референдуме 15 октября со скрипом был утвержден проект конституции Ирака и тем самым она вступила в силу, остается последний, завершающий этап процесса создания органов государственной власти - выборы в постоянное Национальное собрание. Они должны пройти 15 декабря, после этого будет избран постоянный президент и сформировано правительство. Если все это состоится, нынешние иракские власти, равно как и американцы, разработавшие весь график процесса, смогут триумфально объявить, что их замысел увенчался успехом, Ирак стал самостоятельным демократическим государством. Теоретически новые иракские власти будут даже иметь право предложить американским и другим оккупационным силам покинуть страну.

Фактически же дело будет обстоять далеко не так гладко. Легитимность новых властей будет весьма сомнительной - прежде всего потому, что значительная, если не преобладающая часть арабов-суннитов убеждена, что как январские выборы временного Национального собрания, так и октябрьский референдум означают их поражение и направлены на ущемление их прав в пользу арабов-шиитов и курдов. Ведь те выборы большинство суннитов по призыву своих лидеров бойкотировало, в результате чего суннитское представительство в парламенте оказалось незначительным, и образованная парламентом конституционная комиссия выработала такой проект основного закона страны, который, по мнению суннитов, содержит в себе угрозу расчленения Ирака. Курдистан уже объявлен автономным регионом (каковым он де-факто и был с 1991 года), и не исключается возможность создания других автономных образований; речь может идти, разумеется, о южных провинциях, где шииты составляют большинство. Сунниты опасаются, что если будет создан еще и шиитский регион, вся иракская нефть - а она добывается именно на шиитском юге и курдском севере страны - окажется в руках шиитов и курдов. Правда, чтобы их успокоить, временное Национальное собрание объявило, что доходы от всей иракской нефти будут распределяться равномерно, в соответствии с численностью населения. Но даже если сунниты этому поверят, все равно для них остается главная угроза, о которой суннитские лидеры официально не говорят, делая упор лишь на проблему автономных регионов (и при этом сознательно преувеличивая, даже специально раздувая эту проблему). Эта угроза - превращение Ирака в государство, в котором будут доминировать шииты и курды, что будет означать зеркальное отображение того политического устройства, которое существовало в течение столетий: сунниты у власти, они господствуют в стране, шииты - дискриминируемая община. Теперь же шииты, да еще при поддержке ранее вообще бесправных, хотя постоянно бунтовавших курдов, будут наверху, а сунниты окажутся стоящей на самом низу неравноправной общиной.

Вот в чем сунниты видят опасность реализации проекта, разработанного американцами, шиитами и курдами. Это будет конец эры суннитского господства. Но беда для суннитов в том, что против них работает демографическая реальность: их в три раза меньше среди арабского населения Ирака, чем шиитов, а поскольку американцы, свергнув Саддама Хусейна, принесли в Ирак все принципы формальной демократии ("один человек - один голос" на выборах), сунниты всегда будут в меньшинстве в ходе любого избирательного волеизъявления. Следовательно, сунниты не могут не видеть в нынешнем процессе формирования конституционной власти опасность для своего положения и просто обязаны (так по крайней мере полагают их лидеры) пытаться этот процесс сорвать. Именно поэтому лидеры суннитов стремились к тому, чтобы на референдуме 15 октября проект конституции был отвергнут; они рассчитывали воспользоваться законом, по которому если в каких - либо трех провинциях большинством в две трети голосов население выскажется против конституции, она не сможет вступить в силу. В двух из трех провинций "суннитского треугольника" так и получилось, но в третьей суннитам не удалось набрать две трети голосов "против", и референдум в целом они проиграли.

В каком-то смысле с точки зрения "умиротворения" страны, может быть, было бы даже лучше, если бы конституция была отвергнута: у суннитов было бы "хорошее настроение" (они своего добились), и многие представители суннитской политической элиты решили бы, что вместо того, чтобы продолжать воевать с американцами и багдадскими властями, можно попробовать и дальше действовать в рамках конституционного процесса - опять организовать выборы во временный парламент, причем на этот раз уже не бойкотировать их, а, напротив, добиваться максимального суннитского представительства. Дальше можно было бы и выработать новый проект конституции, исключающий возможность шиитской автономии. Но сейчас об этом говорить уже поздно, и многие сунниты, разочарованные и озлобленные результатами референдума, согласятся с тем, что на мирные конституционные процедуры рассчитывать больше бессмысленно, надо воевать. Поэтому можно ожидать новой волны терроризма, как в преддверии декабрьских выборов, так и после них - ведь ясно, что большинство в постоянном Национальном собрании, как и в нынешнем временном, все равно составят шииты и курды.

Как и сейчас, террористические акты будут направлены не столько против американских военнослужащих - противостоять морским пехотинцам в бою невозможно, хотя по-прежнему их при случае будут взрывать придорожными минами дистанционного управления, сколько против двух других объектов. Первый - это молодые люди, в основном шииты, которые записываются в полицию и армию; боевики-смертники убивают их на вербовочных пунктах. Второй - это мирное шиитское население, которое гибнет главным образом при выходе из мечетей, когда в толпу врезается на полной скорости автомашина со смертником, взрывающим себя вместе с десятками людей. Цель таких акций вовсе не ненависть к шиитам как таковым, а попытка развязать межконфессиональную войну, сознательная провокация, рассчитанная на то, чтобы вызвать ответный удар со стороны шиитских вооруженных формирований, таких как "Бригада Бадр", подчиняющаяся одной из главных шиитских политических партий - Верховному совету исламской революции в Ираке, и "Армия Махди", возглавляемая молодым радикальным клериком Муктадой ас-Садром. Каждое из этих формирований насчитывает, как полагают, примерно 10 тысяч бойцов. Сейчас они проводят ответные " карательные операции " против суннитов, но пока еще небольшого масштаба. Задача суннитских боевиков - спровоцировать подлинную гражданскую войну, вызвать в Ираке такой кошмарный хаос, чтобы американская общественность, окончательно убедившись, что ситуация в этой стране безнадежна, решительно потребовала от Буша начать вывод американских войск. В Ираке находится 135 тысяч американских военнослужащих, и это обходится налогоплательщикам США примерно в 50 млрд. долларов ежегодно.

А когда американцы уйдут, сунниты рассчитывают своими силами справиться с шиитами, которых они презирают и в превосходстве над которыми абсолютно уверены; ведь значительная часть суннитских боевиков, общая численность которых составляет от 30 до 50 тысяч бойцов - это имеющие боевой опыт бывшие офицеры и солдаты саддамовской армии, элитной Республиканской гвардии и спецслужб. Создаваемая и обучаемая американцами иракская полиция насчитывает около 105 тысяч человек, к этому надо добавить 80 тысяч солдат и офицеров армии и спецназа. Против повстанцев и террористов действуют уже 90 батальонов правительственных войск, но далеко не все они обладают достаточной подготовкой и высоким моральным духом; во всяком случае суннитские повстанцы не сомневаются, что без американцев иракская армия и полиция не сможет им противостоять. На их стороне воюют к тому же несколько тысяч боевиков иракского филиала "Аль-Каиды", во главе которого стоит уже ставший знаменитым Абу Мусаб Аз-Заркауи, иорданец по происхождению, самый выдающийся из последователей и учеников Усамы бен Ладена. Руки его по локоть в крови, он лично участвовал в казнях как иракцев, так и иностранцев, захватываемых его людьми. Аз-Заркауи, ваххабит, ненавидящий шиитов почти так же, как американцев и евреев, твердо намерен выгнать из Ирака американцев, нанеся тем самым унизительное поражение "Большому Сатане", а затем создать там исламистское теократическое государство наподобие того, которое было образовано талибами в Афганистане. Режим талибов был уничтожен американцами, но в Ираке исламисты-ваххабиты надеются взять реванш.

Теперь Аз-Заркауи добрался и до своей родины - Иордании. Он взял на себя ответственность за взрывы в трех гостиницах в Аммане, назвав их " гнездами сионистов и крестоносцев", и гордится этой варварской акцией. Цель ее заключалась в том, чтобы, во-первых, "наказать" короля Абдаллу за его фактическую поддержку Америки в иракской интервенции (напомним, что аналогичные акции проводились в Саудовской Аравии, Египте и Турции, тоже считающихся проамериканскими государствами; по логике вещей, надо ждать взрывов и в Кувейте). Во-вторых, Аз-Заркауи должен был продемонстрировать Западу и своим иракским сподвижникам свое могущество, способность наносить удары когда и где захочет. В-третьих, Амман является "перевалочным пунктом" для западных бизнесменов и официальных лиц, направляющихся в Ирак и обратно, и таких людей надо напугать, показав им, что может быть с теми, кто рискует иметь дело с нынешними иракскими властями, "американскими марионетками". Впрочем, возможно, что акция в Аммане окажется для Аз-Заркауи контрпродуктивной: иорданское население, глубоко почитающее хашимитскую династию, которая ведет свое начало от пророка Мухаммеда, крайне возмущено атакой на короля, а также тем, что "арабы убивают арабов" (исполнители теракта в Аммане оказались иракцами). Так или иначе, последние события показывают, что транснациональный исламистский терроризм интенсифицирует свою деятельность, глобальная антитеррористическая коалиция пока что ничего не может с ним поделать, а американо-британская операция в Ираке объективно сыграла исламистам на руку, позволив им создать в этой стране новый плацдарм, гораздо более важный, чем тот, который они имели в Афганистане.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net