Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

26.11.2007 | Татьяна Становая

Кампания-2007: за неделю до выборов

В следующее воскресенье в России состоятся парламентские выборы. За неделю до подведения итогов имеет смысл выделить три системных проблемы избирательной кампании-2007, которые были во многом уникальны для современной России и которые с трудом удается (а где-то и нет) решать Кремлю. Это проблема мобилизации пропутинского электората, проблема партийной структуры будущей Думы и проблема низкой легитимности.

Проблема первая – мобилизация электората для голосования за партию власти. В отличие от всех предыдущих кампаний в ходе выборов-2007 эта проблема имела особую значимость. Готовящаяся смена главы государства значительно повышает ставки в политической игре. Владимир Путин должен привести к власти преемника, гарантировав как преемственность курса, так и возможность для себя и дальше оказывать решающее влияние на принятие политических решений. Пока не известно, как будет решена для Путина проблема-2008, однако одним из инструментов такой гарантии может стать максимизация присутствия партии власти в парламенте. Чем выше будет результат «Единой России», тем более управляемой будет политическая система.

Усугубляет проблему мобилизации и тот факт, что в отличие от прежних выборов Кремль делает однозначную и бескомпромиссную ставку на победу только одной партии – «Единой России». Стоит заметить, что на выборах в 1999 году «партнерами» Кремля были ЛДПР и СПС. Главными конкурентами – ОВР, и в меньшей степени - КПРФ. В 2003 году Кремль помогал «Единой России» и не мешал ЛДПР, а также активно содействовал блоку «Родина», ограничивавшему влияние Компартии. Главным конкурентом к тому времени стала именно КПРФ: в ходе избирательной кампании-2003 партия потеряла практически весь свой периферийный электорат, сохранив за собой лишь «избирательное ядро».

На нынешних выборах все политические партии, кроме «Единой России», превратились либо в реальных конкурентов, чье «допущение» в Думу всерьез обсуждается в Кремле (за исключением КПРФ, чей результат по возможности минимизируется), либо в спойлеров для этих конкурентов. Решение президента возглавить «ЕР» означало, что только одна политическая сила получила официальное право представлять «курс Путина». Тем самым парламентские выборы искусственно сводятся к референдуму о доверии Путину.

Проблему мобилизации пришлось решать масштабной, беспрецедентной кампанией за «Путина как национального лидера». Кампания должна была преодолеть кризис мобилизации, который произошел через некоторое время после решения Путина возглавить список «ЕР»: рейтинг партии просел на 6 пунктов (и, как показывают опросы, кризис преодолен – по данным ВЦИОМ и ФОМ, рейтинг «ЕР» составил на последней неделе 62% от активных избирателей, Левада-центра – 67%). Было создано движение «За Путина», которое при участии «Единой России» организовало пятитысячный форум сторонников президента. Главная задача Кремля в данном контексте (анализ ограничивается только предвыборной тематикой) – это наращивание электората «Единой России» сторонниками Путина, не желавшими ранее голосовать за партию власти. Именно для этого Путин и критиковал ее на встрече с рабочими из Красноярска, назвав «ЕР» «меньшим злом». Именно для этого Путин призывал голосовать за «ЕР» не на мероприятии самой партии, а на форуме своих сторонников, которые сохраняют видимую дистанцию от партии власти.

Одновременно встала и проблема идеологического содержания мобилизации. Идея мобилизации вокруг «плана Путина» оказалось недостаточной. Как показывали опросы, население не понимает, что стоит за этим «планом» и в чем его конкурентное преимущество. Потенциал роста социальной базы «плана Путина» был очень мал и ограничивался уже существующей поддержкой президента. В итоге Кремлю пришлось искать дополнительные основания для мобилизации, поднимая старые или многократно уже отыгранные темы, в числе которых антизападная, антиолигархическая и антикоррупционная мобилизация. Однако все они в той или иной степени исчерпаны, менее интересны избирателям или невозможны с точки зрения интересов самого Кремля. Так, антизападная мобилизация «работает» не один год, и ее дальнейшее «накручивание» могло привести к очень негативным последствиям для отношений с Западом, тем более что они и так весьма прохладны. Иными словами, антизападная мобилизация с электоральной точки зрения себя просто исчерпала.

Антикоррупционная тематика, в отличие от 2003 года, носит еще более ограниченный характер. Путин создал такую систему, в которой проведение широкой антикоррупционной кампании способно поставить под удар любого из ближайших его соратников. Борьба с коррупцией проводится по мере возможностей тихо, и ни в коем случае не допускается ее превращение в «кампанейщину». Стоит также напомнить, что дела в отношении чиновников, которые сегодня ведутся, не столько имеют под собой антикоррупционную составляющую, сколько являются следствием межклановых разборок в путинском окружении.

Наконец, антиолигархическая тема во многом себя исчерпала. Став одной из самых «трендовых» в 2003 году, она потеряла актуальность в последние годы: отношения власти и бизнеса выстроены, громкие дела против «олигархов» (которых, кстати, уже и нет – крупный бизнес не вмешивается в политику) избыточны и опасны для экономики России.

Таким образом, сложилась ситуация, при которой мобилизация вокруг «плана Путина» недостаточна, а контрмобилизация против «врагов» малоактуальна. Тем не менее, за не имением другого Кремль был вынужден обращаться к старым идеям. Так, на форуме сторонником президента Путин вновь заговорил об опасности «олигархического реванша», фактически обвинив в его подготовке СПС. Жестко звучала и антизападная риторика: оппоненты «Единой России» обвинялись президентом в стремлении ослабить и разрушить Россию при поддержке Запада. Возобновление антиолигархической темы, а также сравнение современной России с 90-ми годами как раз и свидетельствуют о том, что Кремль столкнулся с проблемой консолидации провластного электората.

Разрешение проблемы мобилизации имеет свою ощутимую цену. В первую очередь здесь важно отметить, что Путин впервые за свою политическую карьеру решился на противопоставление себя всем иным политическим силам, кроме «Единой России». Тем самым Путин значительно затрудняет позиционирование себя как национального лидера, как главы всех россиян, надпартийного главы государства. Здесь произошло столкновение двух задач, которые Кремль пытался решить одновременно: расширение поддержки «Единой России» за счет рейтинга Путина как национального лидера и попытка не допустить голосования симпатизантов Путина за КПРФ или СПС. Президент заострил выбор до известного с советских времен предела: «кто не с нами, тот против нас», рискуя, однако, оттолкнуть от себя потенциальный электорат оппозиции «ЕР».

В рамках проблемы мобилизации особое внимание Кремлю приходится уделять и повышению явки. Многие избиратели, видя «предопределенность» победы «Единой России», могут просто не прийти на избирательные участки. Проблема явки – одна из наиболее сложных на этих выборах. Путин на форуме предупредил: «Ничего еще раз и навсегда не предопределено».

Вторая системная проблема избирательной кампании-2007 – это проблема партийной структуры Думы: все партии, кроме «ЕР», теперь в той или иной степени оппозиционны, а, значит, нужно искать оптимальный состав парламента, при котором управляемость сохранится на максимально высоком уровне, не повредив легитимности. Отсюда возникает одна из главных интриг нынешних выборов – интрига третьей партии.

Кремль прошел два этапа решения проблемы оппозиции. Первый этап – отделение системной оппозиции от внесистемной. Последняя не была допущена до участия в выборах. Второй этап – это разделение парламентской и непарламентской оппозиции.

Из участвующих в выборах конкурентов «ЕР» важно выделить два типа: первые – реальная оппозиция, представляющая какую-то проблему для власти, вторая - слишком слабая или вообще имитационнная. К числу первых стоит отнести КПРФ и СПС. Именно на них была обращена вся критика Владимира Путина на форуме своих сторонников. «Яблоко» всерьез не рассматривается Кремлем как опасная сила, да и сама партия отказывается от радикальных методов ведения политической борьбы. Оппозиционность же остальных партий явно имитационна. Коммунистов Путин обвинил в том, что они «в конце 80-х годов оставили людей без самых элементарных услуг и товаров: без сахара, без мяса, без соли, без спичек», а также развалили СССР. Значительно больнее досталось СПС: президент весьма эмоционально обвинил их в попытке обмана народа, нищете, дефолте 1998-го года, коррупции и т.д. Путин намекнул на связи «этих» людей с иностранными государствами и предостерег от попыток использовать «оранжевые технологии».

В ходе избирательной кампании Кремлю пришлось решать вопрос, какой состав Госдумы является более оптимальным, с учетом того, что двухпартийный парламент – нежелательный вариант. Пока очевидно, что из оппозиции гарантировано в парламент проходит лишь КПРФ, и в этом особой интриги нет – Кремлю важно лишь минимизировать результат партии. По последним данным ВЦИОМ, партия проходит в Госдуму с минимальным перевесом: 12% голосов. ФОМ по опросам показывает 12%, а Левада-центр – 14%.

На место третьей партии претендует «СР» и ЛДПР. С одной стороны, есть потребность «пустить» одну из имитационных оппозиционных сил в Госдуму с тем, чтобы не дать КПРФ монополизировать статус парламентской оппозиции. С другой стороны, кого пустить – вопрос далеко не праздный. «СР» - партия, претендующая в перспективе на глобальную роль главной левоцентристской партии в двухпартийной системе. В этом плане потенциально она нежелательна для политтехнологов Кремля, курирующих партию власти. С другой стороны, у Путина есть долгосрочный стратегический интерес, связанный с формированием двухпартийной системы без КПРФ. По данным «Коммерсанта», в администрации президента «не дано указаний» «тянуть» «СР». А ВЦИОМ показывает, что, по данным опросов, число сторонников «Справедливой России» среди активных избирателей сократилось с 7-8% в августе - сентябре до 3-6% в октябре – ноябре. Правда, самый последний опрос показал вновь 7%. ФОМ дает те же данные. Интересно, что вновь зазвучали проекты «расчленения» «Единой России» на две партии, что является одним из вариантов решения проблемы замены КПРФ. В любом случае тенденция падения политической актуальности «СР» очевидна, что подтверждается и повальным выходом из партии ее кандидатов (полностью снимается с выборов кировский и нижегородский списки партии).

Противоречива ситуация с ЛДПР. В начале избирательной кампании упорно ходили слухи, что ЛДПР может не попасть в Госдуму: якобы это было связано с тем, что дано указание «пропустить» «СР», а, значит, прохождение четвертой партии может быть опасно для большинства «Единой России». Сейчас такие разговоры утихли. Можно предположить, что воскрешение идей о разделе «ЕР», конец кампании против ЛДПР и достаточно нестабильная ситуация с «СР» говорят о том, что третьей партией может оказаться все-таки ЛДПР. В любом случае интрига третьей партии будет одной из самых интересных. Рейтинг партии Жириновского по ВЦИОМ - 8%, по ФОМ – 9%, по Левада-центру – 6%. Однако, как правило, он в действительности оказывается ощутимо выше.

Таким образом, если основываться на данных соцопросов, на место третьей партии претендует ЛДПР. «СР» балансирует на грани прохождения. Однако стоит заметить, что прохождение четвертой партии может создать угрозу конституционному большинству для «Единой России», и прохождение «СР» во многом будет основано на проблемах долгосрочной политической целесообразности – необходимости, с точки зрения Путина, поддерживать контролируемых левоцентристов.

Стоит заметить, что, по данным ВЦИОМ, все оппозиционные партии, кроме ЛДПР и «СР», набирают около 1%, что вытесняет их на глубокую периферию. По расчетам ФОМ, более 1% (2-3%) могут получить лишь АПР и «Яблоко».

И последняя, третья, системная проблема выборов-2007 – беспрецедентно низкая легитимность выборов. Отказ наблюдателей ОБСЕ проводить мониторинг выборов, открытое использование административного ресурса, повсеместные препятствия для оппозиционных партий, а также неприкрытая и крайне сомнительная агитация в пользу партии власти и со стороны президента, и со стороны СМИ – все это окажет самое негативное влияние на уровень не только внешней, но и внутренней легитимности выборов. В ближайшее время это не будет иметь серьезных последствий ни для отношений России с Западом, ни для внутренней ситуации. Однако в перспективе создается множество оснований для признания нынешних выборов нелегитимными. Пренебрежительное отношение к формальным процедурам означает, что создается большая база для оспаривания результатов выборов, что, в свою очередь, значительно поднимет политическую цену «победы» «ЕР» в будущем.

Кампания показывает, что ни одна из трех системных проблем не решена и не может быть решена Кремлем полностью. Рейтинг «Единой России» оказалось очень сложно поднять до уровня чуть более 70% - именно с результатом Путина на выборах в 2004 году будут сравнивать и оценивать результат партии власти. Решение проблемы оппозиции привело к ее радикализации, а ставка Путина только на одну партию власти, ставшую безальтернативной, означает риск политической поляризации общества, которая может усиливаться в случае обострения социальных проблем. Наконец, низкая легитимность может создать большие проблемы для власти в будущем и рано или поздно потребует компенсации в виде политико-административного ужесточения режима. Выборы-2007 году оказались этапными не столько и не только по причине важности их результатов (как раз здесь все было более или менее известно давно), сколько по причине характера и методов их проведения.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента ЦПТ

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net