Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

07.12.2007

«Опасности двухпартийной Думы удалось избежать»

Завершилась первая часть сдвоенного выборного цикла. И с ее завершением на повестку дня сразу же встает вторая, главная, часть. С чем власть и общество подходят к началу кампании по выборам президента России? На вопросы «Политком.Ру» отвечает руководитель политологического департамента Центра политических технологий Алексей Зудин.

- Давайте подведем итоги думских выборов. За что голосовали россияне 2 декабря? Некоторые эксперты считают, что теперь им придется это дополнительно объяснять.

- Действительно, прошедшие выборы могут быть отнесены к числу трудных. И главная сложность – мотивационная. Выборы превратились в референдум доверия конкретному политику, принявшего форму голосования за политическую партию, с которой этот политик отождествляется далеко не полностью.

Это создавало для избирателей сложности в понимании того, что происходит, а также трудности с принятием решения.

- В чем же они проявились? Явка бьет все рекорды и итоги голосования довольно однозначны.

- Я вижу три причины феномена завышенной явки. Первая – использование административных методов – автобусы, открепительные талоны. Вторая – мобилизующая роль личности президента. Вряд ли политик, который вызывал бы меньше симпатии, оказался бы способен произвести такой эффект. Путин сделал себя центральной фигурой выборов, и это, конечно, сказалось на явке. Есть и третья причина, но вопрос о ее весомости пока неясен – на выборы впервые пришли люди, которые не участвовали в голосованиях все постсоветское время, потому что все нынешние выборы сильно отличались по стилистике, они были похожи на советские. А Путин был опознан людьми как лидер, который стремится к общественному благу в понятных для них формах – поскольку активно использует государственническую риторику: говорит о национальных проектах, о важности развития промышленности, о планах досрочного развития.

- То есть это люди, которые чувствуют стилистическое сходство «планов пятилетки» и «плана Путина»?

- Отчасти да. Чувствуя в вашем вопросе нотки иронии и разочарования происходящим, сразу скажу: ну что же делать, если у нас «нет других писателей». Хотя, скорее, люди почувствовали в «плане Путина» конкретное место для себя.

С другой стороны, кто сказал, что правильной является ситуация, в которой отсутствуют коллективные цели? Лидер обязан ставить цель – коллективную и перспективную, а государства продолжают развиваться только при наличии коллективных целей. Любая цель же – это в любом случае нечто еще не сбывшееся.

Плохо другое. У нас отсутствуют политические инструменты для реализации заданных целей.

- Каких последствий стоит ожидать от того, что прошедшие выборы вызывают отторжение у наиболее образованной части общества? Не получится ли так, что эта небольшая по количеству, но значимая часть общества окажется вычеркнутой из общественно-политической жизни страны?

- Итоги выборов благодаря методам и имиджу предвыборной компании действительно вызывают неприятие у наиболее активной части общества. В 2003 году надежды этой общественной группы - на СПС и Яблоко - не оправдались. Не оправдались они и на этот раз. Однако вопрос, почему эти люди, лишившись адекватного представительства в прошлый раз, не смогли его восстановить к этим выборам. Вряд ли дело только в притеснениях со стороны властей.

Думаю, если бы наша «продвинутая» социальная группа получила представительство в нынешней Думе, она бы и сами выборы и их итоги воспринимала по-другому. Хотя ее нынешнее отношение абсолютно закономерно.

Важная характеристика прошедших выборов – продолжение разрушения старой партийной системы. Этот процесс не завершен, и создание новой системы еще впереди. Я предполагаю, что оно будет трудным. Поскольку же больше всего пострадало именно активное социальное меньшинство, оно будет воспринимать негативно и все дальнейшие трансформации.

Но давайте посмотрим, как оценивает выборы общество в целом, и сравним это с отношением к прошлым парламентским выборам.

По данным Левада-центра, в ноябре 2003 года честными и законными считали выборы 23 процента опрошенных, а в ноябре 2007-го - 45 процентов. При том, что удельный вес затруднившихся ответить не изменился. А «грязными и нечестными» в 2003 году считали выборы – 54 процента, в этом году - только 33.

Интересна также разница в оценке политических дискуссий: то, что активное социальное меньшинство считает дискуссией, большинством воспринимается как склока между политиками. Потому что люди не видят, как эти переговоры могут повлиять на их жизнь, ведь обсуждаемые темы либо не имеют к ним прямого отношения, либо обсуждения происходят в демагогическом тоне.

У социально активного меньшинства завышенные требования и восприятие с высокой разрешающей способностью. Другие люди подобных деталей не замечают – для них это просто шум, поэтому меньшинство оценивает масштабы использования административного ресурса одним образом, а большинство - другим.

Причем не надо считать это большинство потенциальными холуями. На вопрос того же Левада-центра «Сталкивались ли вы или ваши близкие с принуждением со стороны начальников к участию в выборах?» 17 процентов ответили «да» и 76 процентов ответили «нет». На вопрос «Следует ли наказывать начальников, которые принуждают к участию в выборах или они только помогают исполнению гражданского долга?» только 11 процентов ответили, что наказывать за это не нужно.

Главное противоречие прошедших выборов возникло между ресурсами поддержки и теми способами, которыми они были мобилизованы. Но ущерб этим противоречием нанесен лишь меньшинству.

- Что же теперь делать этому меньшинству (такому важному для страны)? Как воспринимать политическую действительность и как дальше участвовать в политической жизни?

- Я полностью согласен с тем, что это важная для страны часть общества. Стратегически важная, потому что именно там находится часть высокообразованных специалистов, часть предпринимателей и часть городского населения (сейчас уже известно, что в крупных городах итоги для «Единой России» ниже, чем в среднем по стране).

Афористично эта тенденция была сформулирована так: горожане стали все более тяготиться деревенской стилисткой партии власти. Кстати, кроме того, это означает и возвращение КПРФ в крупные города.

Хорошо, что удалось избежать опасности двухпартийной Думы. Плохо, что партийная структура новой Думы сохраняет старый изъян – полное отсутствие либералов. На фоне консолидации путинского большинства отсутствие представительства у социального меньшинства становится реальной проблемой новой политической системы.

У представителей власти большой соблазн сказать: «Либералы сами виноваты». И пусть они правы, но проблема в том, что за ошибки либералов придется отвечать властям, потому что они отвечают за политическую ситуацию в стране в целом. А при отсутствии либерального представительства ситуация будет с ущербом, и адекватной ее признать уже будет нельзя. Решение же этой проблемы потребует много времени.

На вопрос «Что делать меньшинству», оставшемуся не у дел, я отвечу так: страдать. Или поискать своих представителей во власти. Или поучаствовать в создании такого представительства.

- Я отчасти вернусь к первому вопросу о том, что выбирали россияне 2 декабря. Некоторые аналитики считают, что теперь Владимиру Путину предстоит тяжелый процесс «открещивания» от «Единой России» и утверждения в новом статусе «национального лидера». Но ведь нужно еще объяснить людям, на что им такой лидер пригодится.

- Проголосовав «за Путина», избиратели осуществили акт делегирования своих полномочий ему – чтобы он принимал решения. В этом и состоит суть выборов – происходит делегирование полномочий какому-то представителю. Вторая сторона этого действа состоит в превращении выбирающих людей в определенные социально-политические группы.

Я, откровенно говоря, не вижу такой проблемы - «как теперь Путину выпутываться из этой ситуации». Единственное обещание, которым он связан – это обещание остаться в политике ( чего от него и хотят сторонники) и обещанием работать на общественное благо, то есть реализовывать те цели, которые заявлены в «плане Путина». Ему выдан карт-бланш на конкретные действия. Но свобода действий у него достаточно большая. Он был достаточно разумен для того, чтобы позаботиться о ее сохранении.

Новое состояние, в которое переходят Путин и выстраиваемая новая политическая система, является не импровизацией, а результатом долгосрочного политического планирования, наличие какового абсолютное большинство экспертов последовательно отказывается признавать за Кремлем. Думаю, потому, что в 90-х для большей части политических игроков был свойственен узкий горизонт планирования.

В чем можно видеть признаки этого долгосрочного планирования, или, как говорится, «чем докажете»?

Во-первых, Кремль в 2006 году демонополизировал кремлевскую политическую нишу привилегированной партии, в результате чего рядом с ЕР появилась «Справедливая Россия», которая важна для реализации именно долгосрочных интересов и создана была для того, чтобы доминирование «Единой России» не превратилось в политическую монополию. Этот шаг имел в основе три мотива. Первый связан с пониманием самого факта, что партийная монополия - это плохо. Второй мотив прагматический: стремление сохранить свободу рук, поскольку можно оказаться в зависимости от партийной монополии. Третий мотив – путинское большинство не вписывается в «Единую Россию» целиком.

Здесь же следует отметить, что один из итогов этих выборов состоит в том, что путинское большинство стало двухпартийным, хотя в нем и доминирует «Единая Россия».

Те, кто считают, что теперь Путину трудно будет выпутаться из ситуации, наверное, забыли, каким образом он встал во главе партийного списка. Путин возглавил список ЕР, подчеркнув свою беспартийность, и на завершающем этапе кампании присоединился к критическому отношению части избирателей к «Единой России», сказав в Красноярске, что ЕР - «не идеальная партия, но лучше у нас нет».

Просто критикам хочется, чтобы Путин был незаинтересованным политическим игроком. А это оксюморон, так не бывает. Он игрок с долговременными интересами. Играя сейчас, он думает о будущем в рамках той системы, в которой действует. И избиратели чувствуют это.

Беседовала Любовь Шарий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net