Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

Стало известно о прекращении «Роснефтью» деятельности в Венесуэле и продаже активов компании, принадлежащей российскому правительству. По условиям сделки «Роснефть» получит на баланс одного из своих дочерних обществ 9,6% собственных акций. Компания рассчитывает на снятие санкций, которые США регулярно вводили против дочек «Роснефти», работающих с Венесуэлой.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

11.12.2007 | Татьяна Становая

Медведев не отпускает Путина

Сразу после раскрытия интриги вокруг имени преемника Владимира Путина исчезла и последняя интрига последних лет – куда уйдет Путин после того, как покинет пост президента. Разгадка оказалась хоть и прогнозировавшейся, но на самом деле мало кем ожидаемой. Путин станет премьер-министром. Соответствующее предложение было сделано сегодня будущим президентом России Дмитрием Медведевым своему протеже на консультациях в Госдуме. Скорее всего, это приведет к ощутимому перераспределению неформальных властных полномочий между президентом и премьером. Говорить же об усилении парламента при этом вряд ли приходится.

Вариант «Путин – премьер-министр», также как и вариант «Медведев – преемник» – обсуждался очень давно. Однако если с преемником все более или менее понятно, то к сценарию назначения Путина главой правительства было очень много вопросов. Мало кто из наблюдателей действительно верил в реалистичность данной «рокировочки». Не поверили Путину даже тогда, когда он сам 1 октября на съезде «Единой России» дал понять, что может возглавить кабинет министров. Напомним, что тогда Владимир Путин не только принял предложение возглавить избирательный список «Единой России», но и не исключил, что может принять и другое предложение – возглавить правительство. «Это вполне реалистичное предложение», - сказал тогда Путин, добавив, что для его реализации нужно выполнить два условия. «Первое – «Единая Россия» должна победить на выборах в Государственную Думу 2 декабря текущего года». Данное условие выполнено. «Второе – президентом страны должен быть избран порядочный, дееспособный, эффективный, современный человек, с которым можно было бы работать в паре». И эта проблема решена. Тем самым, сейчас сценарий «Путин – глава правительства» выглядит фаворитом среди всех других сценариев.

Он означает, что правительство значительно утяжеляется, что в целом противоречит тому представлению о распределении полномочий во власти, которое доминировало еще вчера. Сам факт назначения преемником Дмитрия Медведева, а не технического президента, означал, что Путин все-таки не просто покидает пост главы государства, но передает все реальные рычаги преемнику. За собой же он оставляет право влиять и давать советы, играя роль учителя, к которому вынужден прислушиваться ученик, одновременно взваливающий на себя ответственность за принятие решений.

Предложение Медведева назначить Путина премьером ломает эту схему: Путин в этом качестве будет не просто влиять - он будет реально принимать решения вместе с Медведевым (как сказал сам Путин, «в паре»). Это уже отношения не ученика и учителя, это отношения старшего и младшего партнера. При этом сами отношения оказываются крайне запутанными, ведь старший по должности партнер – Медведев будет младшим по своему реальному влиянию и «весу». Путин, напротив, при формально меньшем влиянии будет обладать гораздо большим политическим весом.

Такое положение дел в действительности очень нестабильно. Логика политической системы будет проводить его в более естественное положение, при котором реальный вес президента будет расти и постепенно приходить в соответствии с формальным наполнением президентских полномочий, а возможности премьера будут приходить в соответствие с формальным местом главы исполнительной власти в системе принятия решений. Сегодня политическая система устроена так, что центр принятия решений находится в Кремле, хотя Конституция и создает предпосылки для появления второго, менее влиятельного, но в некоторой степени автономного центра на уровне правительства. Так, например, правительство Михаила Касьянова имело свою степень автономии от Кремля. Путин как человек, взявший неформальные обязательства перед семьей Ельцина, не должен был отправить его в отставку в течение первого срока своего правления. Однако даже несмотря на это, правительство Касьянова не могло принимать никаких противоречащих планам Кремля самостоятельных решений, так как парламент контролировался администрацией президента.

Если Путин даст согласие на должность главы правительства, он сильно рискует. Впрочем, у него есть три способа минимизации рисков, связанных с ростом конкуренции между центрами влияния в виде правительства и АП.

Первый, радикальный, наименее вероятен (точнее, невероятен вовсе, но заслуживает внимания как один из обсуждаемых). Это институционализация возросшего неформального влияния премьер-министра, то есть внесение изменений в Конституцию, позволяющих усилить правительство, опирающееся на парламентское большинство. В этом случае и роль «Единой России» как партии власти значительно вырастет. Однако этот вариант скорее гипотетический. Сам Путин не раз признавал, что в России президентская власть должна быть сильной. В последний раз это четко прозвучало на встрече с представителями «валдайского клуба». «Россия не может быть сильной при слабой власти Президента… В среднесрочной исторической перспективе Россия будет нуждаться в сильной президентской власти… Ну какая может быть парламентская республика при отсутствии нормальных политических партий? Это будет хаос», - говорил Путин. Президент также не раз и совершенно четко выступал против внесения изменений в Конституцию. Много критики вызывает у Путина и усиление роли парламента. Маловероятно, что Владимир Путин хотел бы оказаться в зависимости от «Единой России». На сегодня стратегия Кремля такова - сохранить за ЕР роль инструмента легитимации политических решений в парламенте, так что никакого превращения ее в правящую партию не предвидится.

Отсюда возникает второй вариант – сохранение существующей формы правления при пересмотре распределения полномочий между президентом и премьером через федеральное законодательство. Изменения в этом случае будут не кардинальными, весьма умеренными, но могут позволить сделать кабинет более весомым. Сущностно же роль правительства так и останется неполитической. В рамках этого сценария Путин может рассчитывать на опору в Госдуме. Однако этот вариант на самом деле мало что меняет. Постепенно президент будет набирать вес, а парламентское большинство медленно начнет переориентироваться на Кремль. Эти процессы неизбежны, но данный сценарий все-таки может позволить Путину на определенное время оставаться доминирующим игроком. В последующем он может либо покинуть власть, либо вернуться на пост президента.

Наконец, третий сценарий – «переходный». Он означает, что существенных перемен в распределении формальных полномочий между правительством и Кремлем не будет, а сам Путин рассчитывает на посту премьер-министра обеспечить более гармоничное и политически безопасное «взросление» Медведева. Пока Медведев фигура политически слабая и относительно интересов путинского окружения не консенсусная. Это означает, что в первые месяцы его правления крайне высоки риски межэлитных конфликтов, падения доверия к власти, политической дестабилизации. Возможно, чтобы этого избежать и выдержать некий «инкубационный» период, Путин придет в правительство, обеспечивая баланс сил внутри элит.

Все эти размышления относятся к варианту, при котором действующий президент принимает предложение Медведева. Однако нельзя исключать, что Путин откажется и предпочтет другой вариант: уж больно странно он будет выглядеть, делая доклад об итогах работы правительства перед Медведевым или выступая перед депутатами Госдумы с отчетом о проделанной работе.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net