Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

09.12.2005 | Георгий Мирский

ИРАК - ЭТО НЕ ВЬЕТНАМ. ЭТО ЕЩЕ ХУЖЕ

За последние несколько месяцев в Соединенных Штатах все более интенсивно развертывается полемика вокруг самого злободневного вопроса - уходить из Ирака или нет, а если более конкретно, надо ли заранее обнародовать график вывода американских войск. Эта дискуссия идет на фоне неуклонно снижающегося рейтинга президента Буша и растущего недовольства тем, как он ведет войну в Ираке и как он намерен с этой войной покончить. По данным опросов, уже 60% американцев считают, что вообще не надо было влезать в Ирак.

Все это позволяет понять, почему появились аналогии с вьетнамской войной. Первым об этом сказал сенатор Эдвард Кеннеди, заявивший, что Ирак становится Вьетнамом Джорджа Буша. Сразу же последовали возражения; в частности, Мэлвин Лэйрд, занимавший одно время должность министра обороны при президенте Никсоне, утверждает на страницах журнала " Форин аффэйрз ", что американцы проиграли ту войну не на полях сражений во Вьетнаме, а у себя на родине, когда Конгресс США под напором общественного мнения прекратил оказание помощи южновьетнамскому режиму. " Мы предали наших союзников ", - считает Лэйрд, и он предостерегает против повторения этой ошибки в Ираке.

По мнению Буша, главное сейчас - не поддаваться панике и пораженческим настроениям. Выступая с целой серией речей перед различными аудиториями, он пытается убедить американцев в том, что у него имеется вполне реальный план выхода из критического положения. Все очень просто: да, войска надо выводить, и мы это сделаем, но не раньше, чем иракские вооруженные силы сами будут в состоянии справляться с боевиками, повстанцами и террористами. Еще недавно называлась цифра в 50 батальонов иракских военнослужащих, подготовленных американцами и готовых воевать, сейчас говорят уже о 200 батальонах. Но люди, имеющие информацию "из первых рук" о том, что творится в Ираке, относятся к этим цифрам весьма скептически: во - первых, лишь небольшая часть из этих батальонов состоит из людей хорошо обученных и - самое главное - готовых идти в бой, рискуя своей жизнью; во- вторых, террористы ежемесячно убивают в среднем 250 полицейских, кадетов полицейских и военных училищ и молодых людей, желающих завербоваться в полицию и армию. Если так будет продолжаться, перспективы набора добровольцев, готовых воевать за сотрудничающую с оккупантами багдадскую власть, выглядят довольно сомнительными.

Но самое главное в том, что как среди иракцев, так и среди американских военнослужащих усиливается ощущение некоей безвыходности, полной тупиковости ситуации. Еще недавно считалось, что ресурсы повстанцев и террористов уменьшаются, чуть ли не большинство наиболее упорных и боеспособных суннитских боевиков и нахлынувших из-за границы террористов из "Аль-Каиды" уже перебито американской морской пехотой. Но сейчас очевидно, что на место тысяч убитых встают все новые и новые бойцы, а через границу с Сирией продолжают переправляться в Ирак арабские муджахеды, пополняющие силы, которыми командует Абу Мусаб аз-Заркауи, который оказался наиболее способным и энергичным из всех сподвижников Усамы бен Ладена. Закрыть огромную границу с Сирией у американцев просто нет сил, для этого понадобилось бы посылать в Ирак новые войска, но это невозможно в условиях, когда американское общество требует, напротив, скорейшего вывода уже имеющихся там войск. К тому же мало кто всерьез надеется, что выборы в Национальное собрание, которые состоятся 15 декабря и призваны завершить весь процесс формирования постоянных органов власти в постсаддамовском Ираке, коренным образом изменят ситуацию к лучшему. Многие иракцы уверены, что новая власть будет такой же марионеточной, как и те органы управления, которые сменяли друг друга в Багдаде после свержения режима Саддама Хусейна. Особенно скептически будут относиться к новой власти арабы-сунниты, которые еще раз убедятся в том, что в Ираке собираются господствовать шииты и курды. Новые люди из числа молодежи, проживающей в "суннитском треугольнике", примкнут к повстанцам, как только их лидеры растолкуют им, что никакие избирательные процедуры не обеспечат суннитской общине равноправия и что остается только воевать, чтобы заставить американцев уйти, а уж потом справиться с шиитами будет не так уж трудно.

Конечно, мало кто из рядовых американцев разбирается в тонкостях внутренней ситуации в Ираке, но они знают одно: в этой стране, где дерутся между собой сунниты, шииты, международные террористы, где все убивают друг друга, а заодно и американских солдат, Америке делать нечего. Кровавый хаос будет лишь усиливаться, и за что там теперь умирают "наши ребята" после того, как Саддам свергнут, а оружия массового поражения так и не нашли? Надо уносить оттуда ноги, и чем скорее, тем лучше, и пусть эти осатаневшие от взаимной ненависти иракцы, которые не ценят, что их освободили от тирана, и понятия не имеют о демократии - пусть они режут и взрывают друг друга, раз им это нравится. (Между прочим, это же могли говорить советские люди, когда война в Афганистане зашла в тупик, однако попробовал бы кто-либо об этом тогда заикнуться. Но Соединенные Штаты - это не Советский Союз, и игнорировать настроения общественности ни один президент не может; собственно, поэтому США и ушли из Вьетнама, и в этом смысле Мэлвин Лэйрд прав: та война была проиграна внутри самой Америки).

Тем не менее, Буш, видимо, сможет держать американские войска в Ираке, пока не кончится срок его президентства. Но рано или поздно Америка уйдет из Ирака, и последствия этого будут хуже, чем то, что случилось поле бесславного завершения вьетнамской авантюры в 1975 г. Тогда все успокоилось, коммунисты, овладев Вьетнамом, вопреки опасениям сторонников "теории домино", не стали заниматься никакой экспансией в Юго-Восточной Азии, ни одна другая страна этого региона не стала "красной", и вообще к середине 70-х гг. уже мало кто считал, что в этой части земного шара развертывается грандиозная, решающая битва между Западом и коммунистическим миром (да и этот мир был расколот вследствие советско-китайского конфликта). А вот Ирак уже сейчас стал главной базой транснационального исламистского терроризма, гораздо более опасной, чем был Афганистан, хотя бы потому, что он расположен в несравненно более важном в геостратегическом и политическом плане регионе. Ставки американцев в Ираке куда более высоки, чем во Вьетнаме, здесь им брошен прямой вызов со стороны тех, кто не скрывает своих намерений нанести Америке катастрофическое поражение глобального масштаба (о чем вьетнамские коммунисты и не помышляли). А раз так высоки ставки, то и неудача будет гораздо болезненнее. Авторитет сверхдержавы пошатнется во всем мире, исламисты объявят ее "бумажным тигром", ее союзники в мусульманском мире потеряют к ней доверие. После ухода американцев из Ирака там начнется настоящая кровавая баня, которая может кончиться либо образованием шиитской "исламской республики", клиента глубоко враждебного Америке Ирана, либо восстановлением суннитского баасистского режима (только без Саддама), либо установлением военной диктатуры. Все три варианта пагубны для Соединенных Штатов.

И еще одна опасность: после вывода советских войск из Афганистана боевики "Аль-Каиды" разбрелись кто куда - в Боснию, Египет, Чечню. Нынешнее поколение "детей бен Ладена" получает в Ираке гораздо больший боевой опыт, чем их предшественники в Афганистане: те воевали против войск, которые к концу существования Советского Союза уже существенно деградировали и в чисто профессиональном и в моральном плане; во всяком случае те советские войска не идут в сравнение с американской морской пехотой. Сегодня боевики в Ираке сражаются с армией, которая, вероятно, может считаться лучшей в мире, и набираются бесценного боевого опыта. Наивно думать, что они потом просто разбредутся по своим странам. Вкусив сладость победы над второй сверхдержавой (вспомним, что говорил бен Ладен после афганской войны: "советский флаг сброшен в мусорную яму, и рассеялся миф о могуществе сверхдержав"), транснациональные террористы попытаются найти новое поле битвы. И здесь опять нельзя не вспомнить о Чечне: как говорит исламисты-джихадисты, "кого русские убивают в Чечне? Мусульман, провозглашающих "Аллах акбар". Так намного ли русские лучше сионистов и американцев?"

Конечно, есть и оборотная сторона медали. Как говорится, нет худа без добра. Первой жертвой непродуманной американской авантюры в Ираке может стать тот самый имперский "унилатерализм", высокомерный гегемонизм американских неоконсерваторов и "христианских правых" с его идеей одностороннего насаждения демократических идеалов повсюду в мире, который фактически обеспечил вторую победу Буша на выборах. Получив горький урок в Ираке, сторонники этой тенденции в американской внешней политике уже не смогут безоглядно и односторонним образом действовать так, как им бы хотелось, да и число их сторонников в США заметно поубавится. Тяжелое похмелье принесет отрезвление. И уже это, может быть, откроет путь к многосторонним согласованным действиям ведущих мировых держав (включая, разумеется, Россию) в борьбе против "чумы ХХI века" - транснационального исламистского терроризма, который, к сожалению, после иракской войны, несомненно, окрепнет.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net