Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

17.12.2007 | Алексей Макаркин

ЛДПР – в пятый раз в Думе

Только две российские партии смогли пройти в Государственную думу всех пяти созывов – КПРФ и ЛДПР. Но если результат коммунистов прямо связан с наличием значительного и стабильного «ядерного» электората, готового голосовать за преемницу КПСС, то политический успех ЛДПР невозможно объяснить таким обстоятельством. Дважды – в 1999 и 2007 годах – сторонникам Владимира Жириновского прочили поражение на выборах (в нынешнем году это было, в частности, связано с увеличением избирательного барьера с 5 до 7%), но оба раза эти прогнозы оказывались ошибочными.

Партия и пропорциональная система

Введение на региональных выборах в России принципа, согласно которому не менее половины мест в законодательных собраниях распределяются между партийными списками, а затем и переход на пропорциональную систему на федеральных выборах существенно усилили позиции ЛДПР. Практически все мандаты в 90-е годы партия получала за счет «пропорциональных» выборов, своих депутатов-одномандатников у нее практически не было. Пределом ее возможностей – никогда более не повторявшимся - были пять «мажоритарщиков» на триумфальных для партии парламентских выборах 1993 года. Поэтому даже тогда, получив свыше 22% голосов по списку, партия не смогла сформировать крупнейшую фракцию в Думе. В регионах же партия практически не имела своих законодателей, что резко уменьшало стимулы для развития местных организаций «жириновцев».

Теперь же ситуация изменилась. Достаточно сказать, что если в 1999 году партия (выступавшая под флагом «Блока Жириновского») получила 5,98% голосов и 17 мандатов, а четырьмя годами позже – 11,45% и 36 мандатов, то сейчас ее 8,14% «конвертировались» в 40 мандатов. Кроме того, в нынешней Думе будет действовать положение закона, согласно которому запрещен переход из одной фракции в другую, что уменьшает возможность эрозии депутатских объединений – напомним, что в палате предыдущего созыва «жириновцы» понесли существенные потери именно из-за ухода части ее членов к «единороссам» и «эсерам».

В регионах позиции ЛДПР за последние годы также серьезно усилились. Так, осенью 2005 года партия преодолела 7%-ный барьер в 10 регионах из 12, весной 2006 года – в 6 из 8, осенью того же года – в 4 из 10, в марте 2007-го – в 11 из 14. Кроме того, ЛДПР получила более 7% на выборах в Москве (декабрь 2005 года – только крайне высокий 10%-й избирательный барьер не позволил партии пройти в Мосгордуму) и в Красноярском крае (апрель 2007-го). Таким образом, целый ряд региональных функционеров и спонсоров партии получили депутатские мандаты регионального уровня, существенно повысив свой статус в рамках субъектов Федерации – и, соответственно, инвестиционную привлекательность партии.

Немаловажно и то, что у партии есть свой избиратель – пусть и не достигающий уровня коммунистического «ядерного» электората, позволяющего КПРФ гарантированно проходить в Думу. Представляется, что основной электорат «жириновцев» состоит из двух частей. Первая – это неудачники, социальные аутсайдеры, которые раздражены на весь политический истеблишмент, все равно какой – властный или оппозиционный. Для них голосование за Жириновского, самого «неправильного» и «крутого» из всех политиков – это, своего рода, плевок в лицо элите. В обычной жизни эти люди политикой не интересуются, и аргументы противников ЛДПР о том, что в партийные списки входит немалое количество представителей предпринимательской элиты – на эту часть электората не действуют. Вторая группа – это, напротив, достаточно успешные и лояльные по отношению к власти граждане, которые выделяют Жириновского из всех политиков как самого «прикольного» и яркого. Среди этой части партийного электората немало молодежи, для которой голосование за Жириновского является эпатажным действием.

Молодежная составляющая электората ЛДПР является для партии и плюсом, и минусом. Плюсом – потому что она постоянно воспроизводится (и, тем самым, дает партии перспективу), минусом – из-за достаточно высокого уровня абсентеизма данных избирателей. Пока что плюсы, как представляется, преобладают на минусами, обеспечивая партии дополнительные голоса, которых хватает для преодоления «повышенного» 7%-ного барьера на федеральных выборах.

Персоналистская партия

Основная особенность ЛДПР – ее ярко выраженный персоналистский характер. Владимир Жириновский является не только лидером, но и «лицом» партии, его публичный ресурс – основа избирательных кампаний ЛДПР как на федеральном, так и на региональном уровнях. Существует обоснованное мнение, что перспективы партии в значительной степени связаны с личной судьбой Жириновского.

В связи с этим для партии не является принципиальным вопрос о составе ее руководящего звена. Если для других политических сил уход нескольких значимых фигур может носить фатальный характер, то для ЛДПР это важно только как симптом общей ситуации в партии, но не более того. Серьезного самостоятельного электорального значения эти фигуры не имеют. Достаточно вспомнить, что, начиная с 1993 года, партийная фракция обновилась почти полностью, но имена ушедших из партии функционеров сейчас мало кто вспоминает, а попытки некоторых из них заняться политической деятельностью вне ЛДПР завершились неудачей.

Именно с учетом этих обстоятельств следует рассматривать уход от Жириновского значительной части членов партийной фракции предыдущего состава. Напомним, что среди них были миллиардер Сулейман Керимов, бывший кандидат в президенты от ЛДПР на выборах 2004 года Олег Малышкин, ветераны партии Алексей Митрофанов и Егор Соломатин. Керимов вошел в предварительный список кандидатов от «Единой России», но не попал в окончательный – как утверждают, после инвективы Владимира Путина в адрес представителей крупного бизнеса, получивших «проходные» места по квоте партии власти. Однако если он получил все же компенсацию (пост члена Совета Федерации от Дагестана), то Митрофанову и Соломатину повезло меньше. Они получили первые места в региональных подгруппах «Справедливой России» (соответственно, в Пензенской и Марийской), но в тех, где популярность партии Сергея Миронова была относительно невысокой. В результате они не прошли в новый состав Думы.

На первый взгляд, кажется, что ушедшие из ЛДПР соратники Жириновского совершили принципиальную ошибку, потеряв практически гарантированные им мандаты. На самом деле, не все так просто. Представляется, что «ветераны» партии (исключая Керимова, бывшего одним из спонсоров ЛДПР) покинули ее по двум соображениям. И первое из них – снижение их роли в ЛДПР по инициативе Жириновского, которому не нужны политические фигуры, претендующие на определенную самостоятельность и, как было сказано выше, при этом не обладающие собственным электоральным ресурсом. Таким образом, Митрофанов, Соломатин и Малышкин совершенно не гарантировано получали проходные места в партийном списке, как это было в прошлом составе Думы.

Об этом свидетельствует пример еще одного известного деятеля ЛДПР Сергея Абельцева, который бессменно избирался в Думу с 1993 года, а в последнее время получил некоторую известность в качестве резкого критика радикальной оппозиции (называл участников маршей несогласных «паршивыми овцами, которые идут вслед за козлами-провокаторами»). Во время нынешней избирательной кампании он довольствовался лишь «полупроходным» местом в списке и, в результате, не получил депутатского мандата.

По сути дела, в ЛДПР произошла минимизация влияния московских функционеров. Основу нынешнего состава партийной фракции составили две категории депутатов. Первая – активисты партии, которые являются составными частями «электоральной машины» партии; для наиболее успешных из них федеральный депутатский мандат является своего рода премией. Вторая – спонсоры, обеспечивающие финансовую состоятельность ЛДПР.

В то же время уход Керимова выглядел значительно более тревожным знаком, свидетельствовавшим о том, что «прогноз» электорального будущего ЛДПР являлся неоднозначным. Видимо, это было связано с многочисленными слухами о том, что российская власть «разочаровалась» в ЛДПР и более не рассматривает эту партию в качестве привилегированного партнера, что означает предоставление ее лидеру масштабного «выхода» на телевидение и отсутствие неформальных ограничений для возможных партийных спонсоров. Эти слухи появились, в частности, в связи с появлением нового проекта – «Справедливой России» - который с начала своего существования зарекомендовал себя как более прокремлевский и, как следствие, обладающий большим приоритетом.

Однако нельзя не отметить, что изначальный рейтинг ЛДПР был выше, чем у «эсеров» - и такое соотношение сохранялось почти без изменений до самого декабря. Кроме того, уже в ходе избирательной кампании ситуация для партии изменилась. «Эсеры», подпортившие отношения с частью путинского окружения, вынуждены были тратить время на восстановление своих позиций. В то же время у «жириновцев» таких проблем не возникало. Также в выборах не приняли участие политические силы националистической направленности, даже вполне лояльные по отношению к Кремлю представители «Народного союза» Сергея Бабурина. Для власти любое, даже минимальное использование конкурирующими политическими силами националистической риторики после Кондопоги является принципиально неприемлемым. В этой ситуации Жириновский сориентировался наиболее успешно – если на прошлых выборах главным лозунгом ЛДПР был национально ориентированный «Мы за бедных, мы за русских!», то сейчас куда более нейтральный – «Не врать, не бояться!». Что касается прежнего лозунга, то он был не только отодвинут на второй план, но и принципиально трансформирован: «Хорошо для русских – хорошо для всех!». При этом часть избирателей-националистов входят в состав «антиэлитной» составляющей электората ЛДПР и голосуют за нее вне зависимости от особенностей риторики ее лидера. Таким образом, партия сохраняла свою важную для власти роль политической силы, отвлекающей от радикальных националистов часть их потенциального электората.

ЛДПР, власть и бизнес

ЛДПР, имеющая многолетний опыт партнерства с властью, уже к концу 1990-х годов превратилась из «анфан террибль» российской политики в партию, от которой не стыдно баллотироваться в парламент. Напротив, такой прагматичный шаг является в высшей степени рациональным. В нынешнем составе парламента эта тенденция укрепилась – в Думу по списку ЛДПР прошел бизнесмен Арсен Каноков (кабардинец, основной бизнес которого находился в Москве), позднее занявший пост президента Кабардино-Балкарии. Кроме того, в список в 2003 году был включен тогда мало кому известный «государев человек» Владимир Чуров, работавший под началом Владимира Путина в питерской мэрии - это само по себе является признаком кремлевского доверия партии. В нынешнем году Чуров по квоте ЛДПР стал членом ЦИКа, а затем сменил Александра Вешнякова на посту председателя Центризбиркома. На нынешних выборах был реализован несколько иной проект – в «первую тройку» партийного списка включен Андрей Луговой, который обвиняется британскими правоохранителями в убийстве Александра Литвиненко. Большую карьеру он в политике вряд ли сделает, но сам факт его избрания в Думу можно трактовать как ответ Кремля властям Великобритании, отношения которой с Россией по-прежнему остаются напряженными (свидетельством этого является возобновление акций движения «Наши», направленных против британского посла Брентона). Такую демонстрацию можно было провести только с помощью ЛДПР – другие «проходные партии вряд ли согласились бы включить такую фигуру в свои списки. Для Жириновского же дополнительный скандальный фактор в ходе кампании является явным плюсом.

При этом у ЛДПР есть одна существенная особенность – члены партии или фракции (в частности, Чуров избирался в Думу как беспартийный), занявшие важные государственные посты, дистанцируются от ЛДПР (это относится как к Канокову и Чурову, так и к псковскому губернатору Михаилу Кузнецову, а еще ранее – к его предшественнику Евгению Михайлову). Существуют определенные правила игры, которые партия соблюдает в полной мере – «не держаться» за своих бывших коллег, сделавших значительную карьеру и, тем более, не подвергать их даже малейшей критике за отказ от публичной идентификации с ЛДПР. И до сих пор в фракции состоят политики, являющиеся, по сути дела, протеже Кремля – например, Константин Ветров, уже в третий раз избранный в Думу по списку «жириновцев».

Жириновский понимает пределы возможного в отношениях с властью и в других вопросах – пока националист Николай Курьянович выступал со своими «филиппиками», он оставался в составе ЛДПР, но стоило ему вступить в системный конфликт с Кремлем, как его тут же исключили из фракции, и в новый состав Думы он не прошел. Таким образом, политик, который всерьез решил использовать националистическую тему для собственной «раскрутки», оказался на глубокой политической периферии. Кроме того, такое решение оказалось выгодно и самому Жириновского, который, как отмечалось выше, не заинтересован в появлении внутри партии даже потенциальных конкурентов.

Таким образом, партия остается политически допустимым инвестиционным проектом, что привлекает в ее избирательный список представителей бизнес-структур. Так, Аркадий Саркисян в течение многих лет входит в число ближайших соратников Олега Дерипаски – еще с начала 90-х годов, когда тот возглавлял компанию «Алюминпродукт». В 2001-2006 году он представлял Хакасию в Совете Федерации, но был вынужден покинуть его вместе с рядом других сенаторов (формально он сделал это по собственной инициативе). Теперь Саркисян, получив депутатский мандат, вновь возвращается в официально признанную государством часть политической элиты. В «Алюминпродукте» начала свою предпринимательскую карьеру и Татьяна Дубровская, возглавившая список ЛДПР по Москве. Позднее она долгое время работала в структурах Дерипаски, а в последнее время – в компании «Металлоинвест» (ключевой фигурой в которой считается Алишер Усманов) и инвестиционной компании «Кортес». Уже в третий раз по списку ЛДПР проходит в Думу известный предприниматель Ашот Егиазарян.

Кроме того, как обычно, в будущем составе думской фракции ЛДПР немало региональных предпринимателей, лояльных властям своих субъектов Федерации. Самый яркий пример – Михаил Питкевич, коммерческий директор ООО «Дельта-Холдинг», сын премьер-министра Удмуртии. Но если Питкевич ранее не участвовал в политической деятельности, то другой будущий депутат – Сергей Петров – представляет другой тип политика-«жириновца». Он занимался бизнесом, в 2005 году был избран депутатом тверского Законодательного собрания по списку ЛДПР, а сейчас занял «проходное» место уже в общефедеральном списке партии. Крупный ростовский бизнесмен Игорь Рожков в 90-е годы неоднократно участвовал в выборах по одномандатным округам в качестве независимого кандидата, но неудачно. С переходом на пропорциональную систему у него не осталось другой возможности пройти в Думу, кроме как по партийному списку.

Таким образом, в состав фракции входят либо представители крупнейших коммерческих структур общероссийского масштаба, либо знаковые фигуры среднего в масштабах страны (но крупного для конкретных регионов) бизнеса. Ярко выраженных «идеологических» фигур в списке не видно – представляется, что это результат неудачного опыта с Курьяновичем.

Продолжение достоинств

Как уже упоминалось выше, главный ресурс ЛДПР – это Жириновский, он не только бессменно возглавляет списки партии на федеральных выборах, но и ее приличные результаты в регионах, в первую очередь, объясняются активным участием партийного лидера в избирательных кампаниях. Но любой плюс может со временем превратиться в минус. Политическая судьба ЛДПР зависит от судьбы «первого номера» – пока он активен, у нее есть перспективы, когда он сойдет с политической арены, партия имеет значительные шансы «сдуться». Такова судьба всех лидерских политических проектов, органически не предусматривающих наличия «человека номер два», готового при необходимости занять высший партийный пост (не случайно, что когда лидер ЛДПР стал вице-спикером Думы, его преемником на посту лидера фракции стал собственный сын, до сих пор остающийся в роли исполнителя воли своего отца). Так что функционерам ЛДПР остается надеяться на политическое долголетие своего шефа – по аналогии с Жан-Мари Ле Пеном, который и в 80 лет оказался способен занять четвертое место на президентских выборах во Франции.

В ближайшее же время Жириновский примет участие в президентских выборах. В 2004 году он проигнорировал их, чтобы не отбирать часть голосов у Владимира Путина, и, действительно, «обозначавший» участие в выборах Олег Малышкин получил лишь 2% голосов (при том, что ЛДПР на думских выборах, как отмечалось выше, набрала более 11%). Теперь же действующий президент не будет в числе кандидатов, и встает вопрос о повышении явки на выборы, которые впервые в российской истории оказываются относительно второстепенными по сравнению с думскими. И харизматичный лидер ЛДПР будет способствовать привлечению большего числа избирателей на участки.

Алексей Макаркин – заместитель генерального директора Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net