Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

26 марта президент РФ Владимир Путин провел встречу с представителями российского бизнеса. На встрече присутствовали 26 человек, включая гендиректора Mail.ru Group Бориса Добродеева, гендиректор сервиса Okko Яну Бардинцеву, совладельца сети Hoff Михаила Кучмента, президента Faberlic Алексея Нечаева, гендиректора «AliExpress Россия» Дмитрия Сергеева, основательницу сети кафе «Андерсон» Анастасию Татулову и президента ГК «Балтика-транс» Дмитрия Красильникова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Главное

20.12.2007 | Татьяна Становая

Шварцман пошел в политику

Скандальный бизнесмен Олег Шварцман впервые дал интервью иностранному СМИ. В нем он подтвердил свои основные тезисы, озвученные в свое время в «Коммерсанте», но ушел от упоминаний имен крупных чиновников. Одновременно он заявил о намерениях создать политическое движение и обвинил противников «силовиков» в попытках использовать его. Судя по всему, в Кремле дали санкцию на начало публичной деятельности Шварцмана с тем, чтобы легитимировать его первые высказывания и увести фокус внимания с фигур «кремлевских чекистов» на идеи.

В своем последнем интервью Олег Шварцман начал продвижение концепции так называемой «бархатной реприватизации». Если в интервью «Коммерсанту» это походило на некое объяснение происходящего, то сейчас имеет место в большей степени попытка убедить общество в правильности самой идеи возвращения активов. Тем самым, Шварцман пытается изменить отношение к своей персоне, позиционируя себя не как агента Кремля, фактически занимающегося государственным рэкетом, а как миссионера, озабоченного восстановлением справедливости в интересах народа.

Как пишет Financial Times, Шварцман в своем интервью говорит, что хочет возглавить «бархатную реприватизацию» активов, «незаконно» розданных в ходе российской приватизации 1990-х годов. Причем не только стратегических активов, которые уже стали мишенью для государства, но и мелких и средних предприятий в регионах. Очевидно, в такой ситуации эта «благородная» миссия сопряжена и с особым бременем: для определения «законности» Шварцману придется подменить собою судебную власть. В интервью «Коммерсанту» он рассказывал, что, как правило, предметом интереса становятся предприятия, на которых существуют конфликтные ситуации: это позволяет воспользоваться уязвимостью и с помощью «добровольно-принудительных инструментов» заставить продать актив по заниженной цене. Однако сейчас Шварцман заговорил совсем иначе. Он заявил, что работает по контрактам с фондом федерального имущества для консолидации контроля над средними предприятиями, которые игнорируют права собственности государства и платят недостаточно налогов. Однако он опроверг, что его компания может использовать правоохранительные структуры для принуждения владельцев к передаче контроля над своими активами. Шварцман также призвал Запад не бояться идеи «бархатной реприватизации». Когда государственная консолидация будет завершена, западным компаниям будут предложены доли в компаниях как способ получить от них чрезвычайно востребованные технологии и опыт, сказал он.

На этом попытка придать себе респектабельный имидж завершилась. Дальше Шварцман фактически заявил о начале политической деятельности. «Предприятия создавались нашими отцами и дедами и ни с того ни с сего в один момент, по решению одного чиновника, которому заплатили, они стали принадлежать частным лицам. Это несправедливо. Народ это не поддерживает», – заявил Шварцман в интервью Financial Times. Тем самым, он занялся чистой воды политическим популизмом, причем с привлечением радикальных левых идей. Для их продвижения будет создано новое движение «За прозрачную Россию». В одночасье Шварцман превратился из государственного рэкетира, опирающегося на влиятельных кремлевских чиновников, в защитника «силовой идеологии».

В этот раз он был намного осторожней и избегал конкретизации политических оснований в работе его компании «Финансгрупп». На вопрос о кремлевских связях покровителей, он заявил: «Мы не собираемся проверять, являются ли (инвесторы) родственниками чиновников администрации». «У меня есть партнеры, которые вступают в дело либо на условии, что они приносят деньги, либо на условии, что они приносят возможности», – добавил он, очевидно, подразумевая под возможностями политические и аппаратные связи инвесторов. Напомним, что в интервью «Коммерсанту» он назвал своим покровителем замруководителя администрации президента Игоря Сечина, что и сделало его высказывания чрезвычайно скандальными. Фактически речь шла о неких формах государственного рэкета, при котором административный ресурс используется для банального передела собственности. Шварцман опроверг свои тогдашние заявления, несмотря на представленные «Коммерсантом» аудиозаписи его слов и заверенные им страницы текста интервью. Опровержение было неизбежным: интервью жестко «подставляло» Сечина.Это изначально дало основания полагать, что Шварцман был привлечен специально для нанесения удара по «кремлевским силовикам». Впрочем, данная версия маловероятна, так как интервью было спонтанным, случайным, а сам Шварцман в действительности фигура очень периферийная: вряд ли он стал бы рисковать всем. Более правдоподобной версией выглядит его неискушенность в публичной деятельности. Грубо говоря, он просто не понимал, «что такого» сказал.

Однако сам фон межклановых войн, которые постоянно обнаруживают себя в СМИ, создал хорошую почву для появления новой, «правильной» легенды». Со слов Шварцмана получается, что он не подставлял Сечина, а был использован «в темную» с целью нанесения удара по «силовикам». Он говорит, что «Коммерсант» выставил его жертвой политических распрей, которые разгорелись на фоне подготовки России к трансферту власти в следующем году.

«Это элемент внутриклановой борьбы, – говорит он про интервью «Коммерсанту», которое было опубликовано после ареста замминистра финансов Сергея Сторчака в связи с расследованием предполагаемой растраты. Многие считают это расследование атакой сторонников жесткой линии во главе с Игорем Сечиным, замглавы кремлевской администрации, на более либеральные группы во власти. – Ситуацию использовали, чтобы, среди прочих, дискредитировать «силовые» министерства, и в определенной степени им это удалось. Я стал заложником этой ситуации». Таким образом, фактически Шварцман назвал заказчиков «наезда» на Сечина: «либеральные группы». Получается, что скандальная и, возможно, случайная история вокруг интервью в итоге все-таки оказалась вписана в межклановую борьбу, что не только подтверждает рост напряженности и конфликтности внутри путинского окружения, но и показывает высокую динамику роста этой конфликтности.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net