Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Интервью

28.12.2007 | Алексей Макаркин

Удар исламистов

Гибель Беназир Бхутто накануне возможного успеха на парламентских выборах в Пакистане – сильнейший удар по позициям и ее собственной Пакистанской народной партии, и президента Первеза Мушаррафа, и Соединенных Штатов. Самая распространенная версия – убийство Бхутто является делом рук исламских радикалов – представляется и наиболее вероятной. В ее пользу говорит и метод убийства – террорист-смертник, и старинный принцип «кому выгодно».

При этом лежащий на поверхности аргумент – исламисты убили Бхутто, чтобы не допустить женщину на пост главы мусульманского государства – выглядит лишь возможным прикрытием истинных целей убийства. Занятие женщиной высших постов в исламских странах не есть что-то из ряда вон выходящее. Достаточно вспомнить пример Бангладеш (бывшего Восточного Пакистана), в котором последние полтора десятилетия основными конкурентами в борьбе за власть являются именно женщины – дочь первого лидера государства и вдова одного из последующих президентов. В данном случае – как и в Пакистане – женщина воспринимается как глава клана, принявшая на себя эти обязанности после гибели прежних лидеров-мужчин. Не случайно, что многие истовые мусульмане были готовы проголосовать за Бхутто, видя в ней преемницу своего отца, харизматичного премьер-министра 70-х годов, свергнутого в результате военного переворота и вскоре погибшего на эшафоте.

Гибель Бхутто дискредитирует Первеза Мушаррафа – как минимум, его обвиняют в неспособности обеспечить политическую стабильность в стране, как максимум – в причастности к убийству. Если рассуждать логично, Мушаррафу гибель одного из его главных политических оппонентов была крайне невыгодна – сейчас он заинтересован в легитимации своего режима, в признании со стороны Запада, который весьма негативно воспринял введение в стране чрезвычайного положения в начале ноября.

Единственной возможностью «отмыться» от обвинений в диктатуре для Мушаррафа стало скорейшее проведение реально конкурентных выборов с участием хотя бы одного из двух его основных соперников – бывших премьеров Беназир Бхутто и Наваза Шарифа. Причем если конфликт Мушаррафа с Шарифом носил системный характер – первый сверг второго, совершив военный переворот, то с Бхутто имелись возможности для компромиссов, в том числе и в формате «Мушарраф – президент, Бхутто – премьер», который активно лоббировали американцы. Напомним, что именно при Мушаррафе Бхутто смогла вернуться в страну, которую покинула еще до его прихода к власти. Теперь же возможная победа партии Мушаррафа на выборах будет воспринята как сильнейшая несправедливость не только многочисленными сторонниками Бхутто (и, соответственно, всеми другими оппонентами Мушаррафа внутри страны), но и на Западе. Его легитимность как лидера государства будет заведомо ущербной.

Для Пакистанской народной партии убийство Бхутто – это не просто гибель многолетнего ее лидера, способного успешно апеллировать к народным массам, видящим в ней «дочь мученика». Эти массы в своей значительной части не верят обвинениям в коррупции и некомпетентности, которые в немалых количествах выдвигались против Беназир и близких ей людей. Они еще при ее жизни считали, что все эти обвинения и даже судебный приговор – результат политических интриг куда менее популярных противников, стремившихся политически уничтожить яркого лидера. Теперь же они еще более утвердятся в этом мнении – после убийства Беназир станет легендой (как, к примеру, Индира Ганди, к которой при жизни в индийском обществе относились весьма противоречиво). Проблема в том, что в ближайшее время партии Бхутто будет крайне сложно выдвинуть адекватного преемника, который будет способен привести ее к победе на выборах. Вспомним, что оба брата Беназир давно умерли – один при загадочных обстоятельствах в эмиграции еще в 80-е годы (полагали, что его убили агенты генерала Зия-уль-Хака, настоявшего в свое время на казни Бхутто-отца), второй же был убит в 1996 году, будучи одним из радикальных противников собственной сестры. Что касается мужа Беназир, то он подвергался тем же коррупционным обвинениям, как и его жена (и дальше в большей степени – критики за склонность к откатам «приклеили» к нему кличку «Мистер десять процентов»), но лишен ее харизмы. Их сыну всего 19 лет, так что для начала серьезной политической карьеры ему еще как минимум надо завершить образование.

Наконец для Запада Бхутто была одним из основных политических союзников в Пакистане. С юных лет – времени получения образования в Гарварде и Оксфорде – она была очарована современной демократией и рассматривала Запад в качестве естественного партнера Пакистана. Бхутто дважды приходила к власти в результате свободных выборов и, несмотря на коррупцию, поразившую ее правительство, отстаивала демократические ценности, выступая против авторитаризма и радикального исламизма. Популярная Бхутто была «страховкой» Запада в ситуации, когда режим Мушаррафа быстро терял свою популярность – теперь подобные схемы не актуальны. Напомним особую значимость Пакистана для американцев – с учетом нерешенности проблемы талибов и де-факто ядерного статуса этой страны.

Маловероятно, что в обозримой перспективе реализуются алармистские сценарии прихода к власти в стране фундаменталистов, которые смогут получить контроль над ядерным оружием. Более вероятно другое. Ослаблением позиций режима Мушаррафа и возможной дестабилизацией политической ситуации могут воспользоваться группы в пакистанском военном руководстве, более критично настроенные по отношению к Западу и в большей степени разделяющие исламские ценности, чем нынешний президент страны. Отметим, что армия в Пакистане, в отличие от Турции, не является гарантом сохранения светского характера государства – напротив, именно при авторитарном режиме генерала Зия-уль-Хака в стране были введены шариатские меры наказания.

При этом даже «исламизированные» генералы не допустят к власти (и, соответственно, к ядерной бомбе) фанатиков, сколько-нибудь связанных с «Аль-Каедой» и прочими террористами, но в случае их успеха исламисты получат куда более значительные возможности для политической активности, чем сейчас, в том числе для вербовки новых сторонников. Не исключено, что именно с этим и связаны реальные причины убийства Беназир Бхутто.

Алексей Макаркин — вице-президент Центра политических технологий

Опубликовано в «Ежедневном журнале», 28 декабря 2007 г.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

В последнее время политическая обстановка в Перу отличатся фантастичной нестабильностью. На минувшей неделе однопалатный парламент - Конгресс республики, насчитывающий 130 депутатов, подавляющим большинством голосов отстранил от должности в виду моральной неспособности выполнять обязанности президента Мартина Вискарру.

18 октября 2020 года в Боливии прошли всеобщие выборы. Предстояло избрать президента, вице-президента, двухпалатную законодательную Ассамблею. Сенсации не произошло. По подсчетам 90 процентов голосов победу одержал Луис Арсе, заручившийся поддержкой 54, 51 % граждан, вышел вперед в 6 департаментах из 9, в том числе в 3 набрал свыше 60 %. За ним следовал центрист Карлос Месса, имевший 29, 21 % голосов.

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net