Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

Арбитражный суд Москвы признал незаконным решение ФАС о том, что ЛУКОЙЛ завышал цену перевалки нефти на принадлежащем ему морском терминале в Арктике. Суд проходил в рамках спора компании «Роснефть» и ЛУКОЙЛа о ставке перевалки через терминал «Варандей», который начался практически с момента перехода «Башнефти» под контроль «Роснефти» в 2017 году. Решение Арбитражного суда называют победой ЛУКОЙЛа, однако с большой долей вероятности окончательной точкой в споре оно не станет. Представитель ФАС сообщил о намерении ведомства оспорить решение суда.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

29.12.2007 | Татьяна Становая

Он уходит

2007 год стал одним из самых политически интересных в истории новой России. Дальше будет еще интересней. Политическая спячка заканчивается - впереди нас ждет много непредсказуемых и подчас удивительных политических событий. Это, пожалуй, главное чувство, с которым мы провожаем уходящий год и встречаем новый.

В 2007-м разрешились все интриги, лихо закручивавшиеся едва ли не все восемь лет правления Владимира Путина. Интрига первая и главная – уйдет ли он с поста президента или останется на третий срок. Это был главный исторический выбор, от которого зависела вся дальнейшая история страны. Критики Путина неизменно ожидали худшего: он останется, а значит, позволит укрепиться силовикам, либералы в его окружении проиграют, Конституция претерпит изменения, а весь режим в целом станет жестко авторитарным.

Однако Путин последовательно заявлял, что уходит (и не обманул - премьерский пост гораздо более уязвимая позиция, чем президентский). А это рождало сразу несколько сценариев дальнейшего развития событий. Кто будет преемником, куда уйдет Путин, как он будет влиять на политические решения, как будут строиться отношения внутри его окружения... Что ж, даже на все эти очень непростые вопросы мы сегодня имеем хотя бы частичные ответы, позволяющие примерно представить развитие ситуации в стране.

Новый президентом станет Дмитрий Медведев, чему радуется вся элита, явно вздохнувшая с облегчением (между прочим, Центр политических технологий всегда называл его самым вероятным преемником). Путин сменит Виктора Зубкова на посту главы правительства. Часть влиятельных силовиков переместится за пределы центра принятия политических решений. Силовые ведомства ожидает реформа, по итогам которой наиболее связанные с Путиным и одновременно удаленные от Медведева фигуры, скорее всего, уйдут. Но при этом получат значимые роли и места - например, Игорь Сечин, по всей вероятности, станет главой «Роснефти».

Можно порассуждать о характере отношений внутри элит в «постпутинский» период. Что касается самих президента и его преемника, здесь не стоит ожидать больших конфликтов. Психологически эти два лидера более чем совместимы. Путин не без оснований рассчитывает, что сможет эффективно работать с Медведевым «в паре». Нельзя даже исключать, что Владимир Владимирович повесит портрет Дмитрия Анатольевича в своем кабинете. Собственно, почему нет? Путин спокойно может себе это позволить.

Отношения между командами Путина и Медведева будут протекать сложнее. До прихода последнего к власти существовала одна команда – путинская. Теперь же та ее часть, которая совместима с Медведевым, останется у власти, а другая будет постепенно уходить их системы «вертикали». Одновременно появится набор фигур, замкнутых непосредственно на Медведева. Изначально таких людей будет немного, но они постепенно станут появляться во всех ведомствах. Мирным ли окажется сосуществование путинских и медведевских команд или между ними возникнет конкуренция? И если последнее, каким будет ее характер: чисто экономическим (например, в виде борьбы за определенный ресурс) или политическим (война на уничтожение)?

Здесь достаточно вспомнить об остром конфликте «Газпрома» и «Роснефти» из-за активов ЮКОСа. Разрулил ситуацию лично президент Путин, который имел уникальное и безусловное влияние на обоих игроков. А если представить подобный конфликт между «Газпромом» и «Роснефтью» при Медведеве? Кстати, уже сейчас обостряется ситуации вокруг «Сахалина-1», на 20% принадлежащего «Роснефти». «Газпром» не пускает газ с этого месторождения в Китай. Сможет ли президент Медведев указывать Сечину? Каков будет в этой ситуации характер посредничества Путина? Изменится ли его влияние на Сечина в новой ситуации при новом президенте?Столько системных вопросов не возникало уже несколько лет. Все казалось весьма предсказуемым. Теперь же, в 2008-м, многое изменится. Политический режим становится более плюралистичным, а значит, появляется множество сценариев развития событий.

В общем, становится все более понятным, почему Путин принял предложение возглавить пост председателя правительства. Премьер-министр – это второй человек в государстве, который, учитывая зависимость первого лица, становится фигурой весьма влиятельной, хотя в перспективе и подверженной девальвации. Напомним, что у Путина были и другие варианты – например, стать более автономным от государственных институтов, но при этом менее обеспеченным ресурсами (допустим, в качестве лидера общероссийского гражданского Собора, как предлагал один из единороссов). Такой вариант позволял временно сохранить позиции ведущего политика, национального лидера (на посту «отвечающего за все» премьера это сделать крайне сложно). Но в таковом случае Путин не смог бы в полной мере служить гарантом политической стабильности - его возможности осуществления арбитражных функций были бы весьма ограничены.

В итоге он выбрал реальную власть, пусть и с большими политическими рисками для себя как политика, - в ущерб «беззубому» статусу национального лидера, находящегося на том или ином виртуальном посту.

Отсюда появляется третья проблема. Речь идет об отношениях Путина с элитой, а точнее, об отношениях элиты к Путину – премьер-министру. Очевидно, что эрозия «путинизма» неизбежна. При нем как президенте наличие политических врагов или конкурентов было исключено. Ныне же ситуация другая, и в следующем году можно будет наблюдать, как внутри власти первые представители непутинской элиты, обладающие неким потенциалом конфликтности. Конечно, конфликт с Путиным в первое время будет невозможен - он сохранит свой статус главной политической фигуры, да и Медведев не допустит появления антипутинского вектора в элитах. Однако сам факт того, что от воли Путина уже не так сильно будет зависть будущее и карьера целого ряда фигур, рождает проблемы автономизации элит от Путина. Например, он не смог гарантировать Виктору Черкесову защиту от атаки со стороны ФСБ. Сумеет ли новый президент Медведев гарантировать близким к Путину людям отсутствие проблем со своими приближенными?..

С уходом 2007 года создается устойчивое ощущение: спектакль окончен. Перед нами в течение нескольких лет разыгрывали затейливую пьесу с преемниками, обосновывали политические реформы наличием внешних врагов, закручивали гайки, меняли одно недееспособное правительство на другое недееспособное… Теперь в этой пьесе сыгран последний акт, актеры смыли грим и начали жить своей жизнью. Медведев - как реальный, а не технический президент (т таковое развитие событий сегодня мало кто верит, но как раз оно наиболее вероятно). Путин - как управленец (в действительности Владимир Владимирович никогда и не хотел становиться диктатором, оставаясь менеджером по психологическому типу). Сечин - как бизнесмен (а вы думали, он идеолог?).

Ну а мы, граждане России пока будем оставаться зрителями, созерцающими следующую постановку, которая начнется в 2008-м. Пока нет широкого, независимого от государственных подачек класса собственников, российский путь к демократии будет оставаться исключительно имитационным.Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Развитие жилищной кооперации поможет восстановить спрос на жилищном рынке и позволит купить квартиру социально незащищенным слоям населения.

Покинутая своими западными союзниками в ходе сирийского конфликта и отвергнутая Европой Турция пытается найти свое место в мире. Сегодня ее взор обращен в сторону России – давнего противника или мнимого друга. Однако разворот в сторону евразийства для Эрдогана - не столько добровольный выбор, сколько вынужденная мера.

На старте избирательной кампании кандидаты в депутаты Мосгордумы начали проявлять небывалую активность в социальных сетях. Особенно это бросается в глаза в случае с теми, кто ранее был едва представлен в медиа-пространстве. Вывод из этого только один: мобилизация избирателей в интернете больше не рассматривается только как часть создания имиджа. Это технология, на которую делают серьезные ставки. Но умеют ли в Москве ею пользоваться?

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net