Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

28.01.2008 | Татьяна Становая

Предвыборный дебют Дмитрия Медведева

22 января кандидат на пост президента Дмитрий Медведев выступил на втором Гражданском форуме. Это стало его первым полномасштабным программным выступлением после регистрации кандидатом. Речь Медведева значительно выделялась на фоне выступлений Владимира Путина подчеркнутым либерализмом, что было в первую очередь отмечено наблюдателями. Однако если анализировать содержательную сторону выступления, то становится понятно: Медведев практически никак не отличается от Путина по содержанию, однако серьезно выделяется более либеральной формой и иначе расставленными акцентами. Подчеркнутый либерализм позволяет Медведеву совсем иначе проводить избирательную кампанию по сравнению с кампанией Путина на выборах в Госдуму, однако говорить о будущей либерализации пока преждевременно.

21 января стартовала публичная официальная избирательная кампания Дмитрия Медведева. Его выступление на Гражданском форуме фактически стало первой презентацией Медведева в качестве официального кандидата. Формат и место выступления в данном случае неслучайны: Медведев начал в первую очередь выстраивать отношения с либерально ориентированной элитой, столкнувшейся с некоторой моральной усталостью от растущего присутствия силовой идеологии в политическом мейнстриме и надеющейся на некие послабления после ухода Владимира Путина. Практически сразу стало понятно, что кампания Медведева будет существенным образом отличаться по своему характеру от недавней кампании в Госдуму, где список «Единой России» возглавил Владимир Путин.

Во-первых, кампания Медведева будет подчеркнуто не партийной. Как писал «Коммерсант», на прошедшей неделе прошло заседание избирательного штаба, который возглавил ушедший в отпуск глава президентской администрации Сергея Собянин. По сведениям газеты, он пояснил присутствовавшим, что кампания не должна быть партийной: «Единая Россия» не получит возможности напрямую и активно участвовать в кампании преемника. Поэтому в большинстве случаев штабы возглавили не секретари «Единой России» (хотя и такие исключения есть), а заместители губернаторов.

Это означает, что при проведении кампании Медведев будет более свободным от образа и «идеологии» «Единой России», которая в последнее время становилась все более консервативной. Партия власти критически воспринимается значительной частью реформаторски настроенных избирателей - подчеркнутая дистанция от партии власти позволит Медведеву дополнительно получить как часть реформаторского, так и умеренно-протестного (сторонники «Справедливой России») электоратов. Во-вторых, в отличие от кампании Владимира Путина (а по сути, он, а не «ЕР» вел ее на выборах в Госдуму), кампания Медведева будет отличаться обратным соотношением либерального и консервативного компонентов. Если Путин в период выборов был подчеркнуто «государственническим», жестко противопоставляя свой курс коммунистам и правым, а также усиливая антизападную риторику, то Медведев начал с усиления либеральной составляющей. На Гражданском форуме очень четко и выпукло звучала либеральная риторика, ставящая в числе приоритетов свободы человека, влиятельные и независимые СМИ, необходимость развития гражданского общества, политических партий и местного самоуправления. Создается впечатление, что либеральные приоритеты для Медведева являются более значимыми в его общей системе ценностей по сравнению с декларируемой системой ценностей позднего Путина.

Однако пока можно отметить только то, что подобная «либерализация» касается преимущественно публичного образа Медведева. Если анализировать содержательную сторону его выступления, то он вовсе не противоречит более консервативному и государственническому «курсу Путина». Более того, Медведев полностью поддержал все те решения, за которые Путина обвиняли, вменяя ему разрушение демократии. Построение вертикали власти Медведев назвал восстановлением «административной ясности», ужесточение избирательного и партийного законодательства – развитием демократического и «правильно структурированного» общества. «Сейчас партии становятся реальной силой. Растёт их влияние на региональные администрации и органы местного самоуправления. И в целом развитие партий усиливает парламентскую, представительную составляющую всей системы государственной власти, а это хорошо», - сказал Медведев.

Достаточно схожи и оценки Медведева в отношении 90-х годов. Так же как и Путин, он говорит о кризисе и рисках развала страны в то время: «власть по известным причинам с большим трудом справлялась со своими обязанностями, а страна расползалась вкривь и вкось». Однако он также отделяет мотивы политических властей того времени от общего кризиса. Путин говорил об исторических заслугах Бориса Ельцина, Медведев – о спасении страны от развала. Важнейшее отличие состоит в том, что Медведев может не противопоставлять себя элите 90-х годов, что делает Путин.

Таким образом, скорее всего Медведев стремится не корректировать курс и его идеологические ориентиры, а скорее адаптировать его для либеральной аудитории, говоря с ней на понятном языке и расставляя более четкие акценты. Одновременно такое изменение образа может значительно облегчить и восприятие фигуры Медведева на Западе. В тоже время, возможно, что нынешняя «либерализация» в дальнейшем будет компенсирована более «патриотической» риторикой уже по ходу кампании, тем более что она все же присутствует. Это подтверждается позицией Медведева во внешней политике: здесь он полностью разделил мнение Путина о внешних сценаристах, не заинтересованных в развитии России и сопротивляющихся ее возрождению. Правда, в отличие от Путина он и здесь отказался от конфронтации и антизападной риторики, указав, что Россия должна стать понятней мировому сообществу, а ее интересы на постсоветском пространстве, равно как и стремление перейти на рыночные отношения в газовой сфере - естественной. Иными словами, Медведев здесь продолжает наступательную линию, доминирующую в путинской внешнеполитической позиции.

В-третьих, кампания Медведева отличается от кампании Путина не только по соотношению либерального и консервативного компонентов, но и по мягкости стилистики. Напомним, что кампания в Госдуму строилась на очень жестких высказываниях: Путин, выступая на форуме своих сторонников, обрушился с резкой критикой на левых и правых, на оппозиционных либералов и «врагов», «шакалящих» для иностранных посольств. Тем самым, он впервые за все время своего правления противопоставил себя двум основным идеологическим лагерям. Медведев, судя по всему, напротив, будет строить свою кампанию на консолидации всех основных политических лагерей, сознательно уходя от исторических противопоставлений и критики оппонентов. Отсюда и изменение стилистики: Медведеву не нужно будет вступать в острую политическую борьбу со своими оппонентами.

Это очень важно, так как одно из главных отличий Медведева от Путина состоит в том, что он не имеет персонального конфликта с элитами, сформировавшимися в 90-е годы, в том числе с либеральной частью политического спектра. В отличие от Путина, который уже не имеет возможности и, судя по всему, желания, восстанавливать эти отношения, Медведев имеет более широкие и изначально благоприятные возможности для оптимизации диалога с либералами. Этому способствует и тот факт, что на протяжении многих лет Медведев фигурировал в СМИ как представитель «либерального фланга» в окружении Путина, для которого реформы, как казалось в публичном пространстве, не были консенсусными.

В-четвертых, кампания Медведева будет серьезно отличаться от кампании Путина по характеру своего ведения. Кремль, судя по всему, делает ставку на проведение «рафинированной» избирательной кампании»: минимально допустимое (по мере возможности) использование административного ресурса, спокойная и мягкая кампания в СМИ, без чрезмерного давления на избирателя, ставка на реальные дела, а не политическую борьбу. Для успешной кампании будет достаточно убеждать избирателей с помощью простой самопрезентации. И его рейтинг уже позволяет это: по данным «Левада-центра», за Медведева на выборах готовы проголосовать 82% избирателей от числа определившихся. Цель – повысить доверие и снять опасения, относимые к рискам смены курса. Это позволит ему, в том числе, обернуть в свою пользу чрезмерную мягкость, с которой Медведева воспринимает общество. Если раньше эксперты называли этот имиджевой проблемой, то сейчас эта «мягкость» стала превращаться в преимущество, при котором настороженность элиты может смениться позитивным восприятием и надеждой на послабления.

В-пятых, содержательное наполнение избирательной кампании Медведева пока заметно сужено, по сравнению с кампанией Путина: последний активно привлекал проблемы внешней политики, антизападную риторику, вступал в заочные политические споры. Ядром избирательной кампании Медведева становится социальная политика (экономическая будет также презентована, но скорее для элиты, бизнес-слоев и внешнего мира). Главным посланием оказывается именно улучшение уровня жизни простого россиянина. Это и нацпроекты, и пенсионная реформа, и разрешение демографической проблемы. Интересно, что впервые в российской политической действительности появляется реальный кандидат на высший пост с либерально-социальными установками.

Таким образом, характер кампании Медведева будет значительно отличаться от характера кампании Путина, но при этом содержательно не только не будет противоречить, но и будет полностью соответствовать «путинскому курсу». Тем не менее, впервые Медведев осторожно и на периферийной теме начал выстраивать собственную, уникальную идентичность, куда входят компоненты, не свойственные позднему Путину. Иными словами, в персональном плане он, с одной стороны начал копировать Путина, но, с другой, отделяться от него, отталкиваясь от некоего собственного опыта. Речь идет о «юридической» идентичности. Именно это, судя по всему, позволило Медведеву впервые выступить с собственной инициативой (все нацпроекты были инициативой Путина) – это создание нацпроекта по борьбе с коррупцией. Ранее «антикоррупционную» тему использовал премьер-министр Зубков, но она быстро выдохлась после того, как стал ясен переходный статус этой политической фигуры. В устах будущего президента эта тема выглядит более перспективной.

Юридическая идентичность Медведева позволила ему выйти и на еще одну значимую тему. Он назвал «большой и серьезной глобальной проблемой России» «правовой нигилизм». При этом он отметил, что до советского периода истории России правовой нигилизм в некоторой степени смягчался религиозными традициями». «Но в ХХ веке эта духовно-нравственная основа была практически разрушена. Нужно ясно понимать: если мы хотим стать цивилизованным государством – нам нужно, прежде всего, стать государством правовым», - сказал Медведев, указав, прежде всего, на необходимость выстраивания эффективной социальной политики, создания «справедливого государства», развитие сильного гражданского общества, и благополучие людей. «Всё это вместе и есть та основа, вокруг которой можно строить рассуждения о национальной идее», - заявил Медведев.

Выступление Медведева в полной мере вписывается в «путинский курс» по содержанию, а отличия касаются лишь формы и расставленных акцентов (в сторону либерализма). Либеральное по акцентам выступление пока не означает, что Медведев в ближайшее время подвергнет курс Путина ревизии, либерализуя его. Доминирование либеральной компоненты во многом связано с тем положением, которое сейчас занимает Медведев: Путин сейчас, в отличие от Медведева, может позволить себе быть и жестким, и резким. Медведев, которому нужно формировать свой образ в глазах элиты и общества, слишком сильные резкость и жесткость в спокойной политической обстановке (наиболее сильные потрясения 90-х годов ушли в историю) могут только навредить – он не обладает сопоставимой с Путиным полнотой политического влияния и вынужден пока ориентироваться на элитные мнения.

Татьяна Становая – руководитель аналитического департамента Центра политических технологий

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net