Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

30.01.2008 | Николай Пахомов

Вольному воля

В последнее время, после известного письма в Брюссель от представителей украинских властей с просьбой активизировать сотрудничество Украины и НАТО, вновь стала набирать обороты дискуссия, что делать в этой ситуации официальной Москве и какими будут российско-украинские отношения, если Киев действительно станет приближаться к членству в альянсе. Мне также довелось активно поспорить по этому вопросу со своими западными и украинскими друзьями-коллегами, в том числе в ходе недавней поездки в Киев. В результате этого обсуждения я обратил внимание, что основная проблема кроется в том, что до сих пор не существует единого ясного представления, каковы украинские мотивы этого шага. А без такого представления предсказывать, как будут развиваться российско-украинские отношения, особенно сложно.

Изобилуют заблуждения по поводу целей Украины в процессе присоединения к НАТО. Есть ощущение, что у многих в России, особенно в кабинетах власти и среди военачальников, сложилось представление о стремлении Украины в Североатлантический альянс как о принципиальном и осознанном шаге против Москвы. На Украине же, как и на Западе, напротив, вроде бы не всегда понимают, чем это так не нравится России.

Расширим сферу анализа и подумаем, зачем сегодня существует НАТО. Идеологи организации не устают повторять, что альянс нужен для реагирования на новейшие вызовы в сфере безопасности. Пока всё складывается таким образом, что проблемы необходимо решать далеко от границ Старого Света, однако получается это с большим трудом. Самый очевидный пример — Афганистан. Простые европейцы, жители наиболее зажиточных, демократических стран мало понимают, зачем их солдаты гибнут в далёкой стране.

Эти настроения подхватывают желающие переизбираться политики, в том числе и министры с парламентариями, ответственные за отправку подкреплений в тот же Афганистан. В результате войск посылается всё меньше, а бойцов, можно предполагать, нужно будет всё больше. В такой ситуации о своём желании присоединиться к организации заявляют Грузия и Украина. В Брюсселе радуются неспроста, вспоминая, какими темпами сейчас растёт в Ираке грузинский контингент, заменяя ушедшие войска других государств (на очереди — Польша и Австралия). Стратеги НАТО имеют все основания рассчитывать, что новички, по крайней мере, в пору изначального энтузиазма помогут Североатлантическому альянсу решать его благородные задачи там, где решать их никто не торопится.

Такова ли логика у Украины? Сомнительно. Скорее НАТО обосновано рассматривается как своеобразный формат помощи, идущий с более богатого запада Старого Света на восток. И армию благодаря этому можно сделать более эффективной, да и шансы оказаться в Европейском Союзе растут. Вероятно, в этом и состоит кардинальное отличие украинского случая от Прибалтики: в Киеве не опасаются Москвы, скорее, хотят помочь собственному развитию европейскими руками.

Если смотреть на ситуацию под таким углом, то многие проблемы проявляются особенно рельефно. Во-первых, очевидно несовпадение интересов Киева и Брюсселя. Во-вторых, не факт, что у Украины есть большие основания рассчитывать на обильную помощь от Европейского Союза, резко увеличившимся в последнее время. Вопросов много, но основная трудность не в этом: в Киеве просто могут не до конца понимать, что, делая шаги в сторону Запада, Украина не может сохранять дружественные отношения с Москвой.

Происходит это не только потому, что в Москве не совсем изжиты стереотипы времён «холодной войны». Дело в том, что НАТО, само по себе будучи пережитком противостояния двух лагерей, российские опасения время от времени подпитывает. Тут можно вспомнить противоракетную оборону в Польше и Чехии, и начавшееся размещение американских военных баз в Восточной Европе. Если Украина действительно станет постоянным членом альянса, то и там могут появиться натовские базы. Вопрос, зачем это делается, будет стоять с большей остротой. (Если в качестве оправдания будет сказано о борьбе с новыми угрозами международной безопасности, то непонятно, при чём здесь Украина. Даже ссылки на непредсказуемые, недемократические государства не кажутся убедительными — с Ираном бороться лучше с турецкой территории, а Белоруссия и так обложена натовскими базами со всех сторон.)

Более того, дело не только в российских опасениях — членство в НАТО, а в перспективе и в ЕС потребует от Украины сокращения отношений с Россией и по другим причинам. Граница Европейского Союза, совпади она с восточными рубежами Украины, по понятным причинам сократит двустороннюю миграцию российских и украинских граждан, да и единые европейские стандарты вряд ли будут способствовать сотрудничеству украинских и российских предприятий.

Другими словами, политикам в Киеве хорошо бы ясно представлять, что когда они вступят в западные интеграционные структуры, отношения с Россией уже не будут прежними. Конечно, такой масштабной помощи, какую получала Украина ещё совсем недавно от России в виде сверхдешёвого газа, сегодня не существует. Но с другой стороны, не секрет, что Россия и Украина - это не просто соседи. Их связывает очень многое (забудем о культуре и истории — слишком болезненные, неоднозначные, не поддающиеся расчётам сферы) прежде всего в экономической области.

Если же на Украине это уже поняли и просятся в НАТО, учитывая все возможные издержки такого шага, то решительности украинского правительства можно только позавидовать. Что ж, России же придётся не просто принимать к сведению решения суверенных соседей, но и учиться проводить эффективную политику в новых условиях. Кстати, не будем забывать ещё один нюанс — процесс украинского вступления в НАТО и тем более в ЕС не обещает быть быстрым. Кто знает, как за это время изменится ситуация — может, и НАТО вовсю будет воевать в самых отдалённых уголках мира, и ЕС не будет особенно процветать. Но это, впрочем, уже другая история.

Николай Пахомов - публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net