Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

26 марта президент РФ Владимир Путин провел встречу с представителями российского бизнеса. На встрече присутствовали 26 человек, включая гендиректора Mail.ru Group Бориса Добродеева, гендиректор сервиса Okko Яну Бардинцеву, совладельца сети Hoff Михаила Кучмента, президента Faberlic Алексея Нечаева, гендиректора «AliExpress Россия» Дмитрия Сергеева, основательницу сети кафе «Андерсон» Анастасию Татулову и президента ГК «Балтика-транс» Дмитрия Красильникова.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Аналитика

31.01.2008 | Сергей Маркедонов

Нагорный Карабах-2008: мир пока не виден

На Южном Кавказе стало уже доброй традицией каждое начало календарного (и политического) года отмечать миротворческим оптимизмом относительно перспектив разрешения нагорно-карабахского конфликта. 2008 год в этом плане не стал исключением. Впрочем, на сей раз сопредседатели Минской группы ОБСЕ (посредники в урегулировании), а также ведущие европейские дипломаты не делали прогнозов относительно грандиозных прорывов в деле замирения двух государств Южного Кавказа, как это было в 2006 и в 2007 году. Однако осторожный оптимизм присутствует.

Американский сопредседатель Минской группы Мэттью Брайза считает, что «по итогам встреч с президентами… в процессе переговоров есть положительный сдвиг». Между тем даже у профессиональных оптимистов есть понимание того, что выборный 2008 год и в Армении, и в Азербайджане сделает патриотическую тему самой востребованной среди других предвыборных лозунгов и проектов. А потому даже известный оптимист Брайза не делает точных прогнозов относительно того, будут ли в 2008 году достигнуты устные договоренности между Ереваном и Баку или будет подписано письменное соглашение.

В Армении алармистская риторика востребована в гораздо меньшей степени по одной простой причине. Армения (а также непризнанная НКР) считает себя победительницей в конфликте с Азербайджаном. Цель, заявленная карабахскими армянами в 1988 году (в феврале этого года будет отмечаться 20 лет с начала выдвижения лозунгов «миацума», т.е. объединения Карабаха и Армении и, естественно, начала армяно-азербайджанского конфликта), сегодня в полной мере не достигнута. НКР не признан никем, в том числе и Ереваном. Более того, Степанакерт и Ереван имеют различные воззрения на многие вопросы внешней политики и внутреннее развитие внутри НКР. Однако достаточно посетить любую туристическую фирму в армянской столице, чтобы увидеть, что Карабах воспринимается как часть если не Армении, то армянского мира. Здесь и карты, на которых Арцах (армянское название спорной территории) обозначается как часть Армении, и туристические программы, совмещающие поездки на Юг Армении-Джермук или Нораванк с посещением Шуши и Степанакерта, и магниты, и прочая сувенирная продукция. В этом же ряду можно упомянуть и прогнозы погоды, где неизменно Арцах упоминается среди других областей Армении. Поэтому стратегической целью Еревана является выигрыш времени. Мировое сообщество должно смириться с утратой Азербайджаном спорной земли.

В Баку же ситуация иная. Азербайджан, утративший контроль не только над Нагорным Карабахом, но и семью соседними территориями (собственно азербайджанскими районами, некоторые из которых были более населенными по сравнению с бывшей НКАО). Борьба за Карабах, таким образом, стала фундаментом новой постсоветской азербайджанской государственности и центральным элементом идентичности современных азербайджанцев. Отсюда и стремление официального Баку поддерживать на определенном уровне (контролируемом свыше) реваншистские настроения. Однако очередной электоральный цикл чрезвычайно актуализирует проблему реванша. Например, в последнем новогоднем обращении к нации Ильхам Алиев был предельно жестким в своих оценках. Фактически он предъявил ультиматум карабахским армянам: «Если армяне Нагорного Карабаха хотят самоопределения, они могут иметь его в рамках азербайджанской территориальной целостности. Иначе, если они хотят, то могут покинуть Карабах и создать второе армянское государство для себя где-нибудь в другом месте». И по мере продвижения к выборам милитаристская риторика растет, как на дрожжах. 11 января 2008 года, выступая на заседании азербайджанского правительства, Алиев-младший заявил, что «наша армия в любой момент должна быть готова освободить родные земли от оккупантов, и на самом деле она готова к этому». Президент Азербайджана отметил значительные успехи своей страны по созданию «в кратчайшие сроки предварительных элементов оборонной промышленности».

Впрочем, объективности ради надо сказать, что рост милитаризма со стороны Баку периодически вызывает в Ереване ответные реакции. В январе нынешнего года глава оборонного ведомства Армении Микаэл Арутюнян поразил СМИ жесткими и радикальными заявлениями (такие официальные представители Еревана давно не делали). Обычно политики и военные в Армении, комментируя те или иные заявления официального Баку, ограничиваются тезисами о «сухом порохе» и нашем «бронепоезде, который стоит на запасном пути» в целости и в полной исправности. В новом (предвыборном) году официальный Ереван готов повысить градус радикализма. Упомянутый нами выше Микаэл Арутюнян заявил: «Мы готовы нанести контрудар и разгромить те вооруженные силы, которые попытаются нарушить спокойствие нашего народа. Они (т.е. азербайджанцы - С.М.) не смогут пройти и шага вперед, будьте уверены, мы готовы к этому!». По словам министра обороны Армении, руководимая им армия готова не просто к оборонительным, а к наступательным действиям: «Если руководящий состав Азербайджана говорит о 20% потерянных территорий и одном миллионе беженцев, то ему следует подумать, что будет, если они потеряют еще 20% и у них появится еще 2 млн. беженцев». Учитывая тот факт, что нынешний главный претендент на пост президента Армении, глава Правительства республики Серж Саркисян до получения своей последней должности занимал пост именно министра обороны, следует признать, что менее радикальный Ереван в предвыборный период может заметно «милитаризовать» свою риторику. Снова и снова две закавказские республики демонстрируют, что предвыборная борьба (т.е. демократическая по своей природе процедура) мобилизует не только сторонников свободы, но и поборников жестких действий, включая и военные акции.

И, тем не менее, очередная (январская) поездка сопредседателей Минской группы ОБСЕ по курируемому ими региону сопровождалась новыми оптимистическими заявлениями. Сопредседатели посетили Баку, потом Армению и уже оттуда поехали в Степанакерт. 16 января 2008 года они провели мониторинг «линии соприкосновения» на агдамском направлении (которую и армяне и азербайджанцы называют без всякой политической корректности «линией фронта»). Второе название разделяющей линии вполне соответствует действительности (далекой от миротворческого оптимизма). В ушедшем 2007 году на линии фронта число перестрелок и столкновений увеличилось почти в 3 раза. По разным оценкам, погибло около 30 человек. Практически одновременно с мониторингом ОБСЕ прошел визит азербайджанского лидера Ильхама Алиева в Агдамский район (ту его часть, которую контролирует Баку). По его собственным оценкам, он «ознакомился с боевой ситуацией на линии фронта, наблюдал за вражескими постами, говорил с солдатами». Возникает ощущение, что читаешь материалы отчета «представителя ГКО» о поездке на фронт. Следовательно, говорить о нагорно-карабахском конфликте как о «замороженном» (и даже «забытом», как считают некоторые европейские эксперты) не представляется возможным. Динамика здесь присутствует, однако назвать ее позитивной нельзя. После мониторинга прошел «второй круг» визита посредников в обратном направлении (Степанакерт Ереван-Баку). В качестве же миротворческой «продукции» посредники представили президентам Армении и Азербайджана так называемые «Базовые принципы урегулирования Карабахского конфликта», составленные на основе результатов переговоров последних лет. По мнению сопредседателей Минской группы, «в предложенном документе нет никакой ловушки или двусмысленности, и это лучшие предложения, которые могут предложить страны-сопредседатели для достижения компромисса в процессе урегулирования карабахского конфликта». Французский сопредседатель Бернар Фасье отметил, что представленный документ является оптимальным, потому что «в нем учитываются пожелания всех сторон и ни одной из сторон конфликта не отдано преимущества. Если президенты Армении и Азербайджана согласятся с базовыми принципами, то тогда мы можем начать работу над основным текстом соглашения, на что может потребоваться много времени». Мэттью Брайза же считает, что «обе стороны искренне обмениваются мнениями и ставят противоположную сторону в известность относительно того, что необходимо для достижения согласия». Что, впрочем, не мешает конфликтующим сторонам наращивать и милитаристскую риторику, и число перестрелок на «линии фронта».

Январский вояж посредников в зону конфликта (включающий и детальное общение с истеблишментом непризнанной НКР) принес новую порцию оптимистических заявлений. Которые совпали с обменом «любезностями» между Ереваном и Баку на фоне готовящихся президентских выборов. Однако и этот визит (как и все предыдущие) показал, что у президентов двух государств есть свои интерпретации «Базовых принципов» и сомнения в необходимости достижения компромисса (избиратели двух стран рассматривают таковые как поражения). Сегодня известно, что президенты Армении и Азербайджана по-разному интерпретируют предложение документа о цели проведения референдума в Нагорном Карабахе. Для Еревана это шаг к самоопределению карабахских армян (инструмент легитимации), а согласно Конституции Азербайджана референдум по статусу той или иной земли должен быть проведен во всей республике, а не на отдельной территории. Снова стороны, как и раньше, спорят о том, что важнее, территориальная целостность или право наций на самоопределение.

При этом игнорируется то очевидное обстоятельство, что оба перечисленных выше принципа являются в одинаковой степени приемлемыми международным правом (даже в его нынешнем весьма неприглядном виде). Иерархии данных принципов нет. Впрочем, это не мешает Баку и Еревану самостоятельно и на свой вкус иерархию устанавливать. Хельсинкский акт 1975 года, на который так любят ссылаться все конфликтующие стороны, предполагает любое решение спорной проблемы (и самоопределение, и сохранение единства страны), но только при отказе от использования силы. Именно последнее словосочетание сегодня тщательно вымарывается из политического тезауруса переговорного процесса.Баку пытается абсолютизировать территориальную целостность государства, игнорируя тот факт, что данная цель возможна только на основе переговоров без военных средств. Ереван же апеллирует исключительно к этническому самоопределению и «казусу Косово», также закрывая глаза на факт оккупации земель, не относящихся непосредственно к Карабаху. Таким образом, сила - включая и военную силу - до сих пор не вытеснена из обсуждения перспектив разрешения карабахского вопроса. И пока посредники выдают желаемое (быстрый прогресс едва ли не к концу года) за действительное, стороны предпочитают «держать порох сухим». «Прежде всего, война еще не завершена, завершился лишь первый ее этап, и армянам при помощи из-за рубежа удалось захватить часть азербайджанских земель», - заявляет в январе 2008 года президент Азербайджана Ильхам Алиев. И не просто заявляет, а благодаря этому наращивает рейтинг собственной популярности, получает поддержку избирателей. До тех пор, пока поиск компромисса не станет прагматичным и выгодным делом, а не отвлеченной абстракцией, сложное дело мирных переговоров не сдвинется с места.

Сергей Маркедонов, зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net