Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

01.02.2008 | Иван Преображенский

Российские СМИ в отсутствие политики

В России через месяц пройдут выборы президента. По данным социологов и оппозиции, отнюдь не все население страны в курсе этого судьбоносного события. Но главная проблема, конечно, в другом. Несмотря ни на что, даже наиболее образованная часть российского общества, соглашаясь с тем, что в марте предстоят так называемые "выборы без выбора", по-прежнему считает, что в России идет некая политическая борьба. Граждан в этом убедили. И основная заслуга здесь принадлежит прессе, в первую очередь - оппозиционно или просто скептически настроенной по отношению к власти. Именно журналисты умело создают фон, позволяющий властям имитировать публичную политику, столкновение интересов, наконец, наличие у правящей элиты не вполне схожих между собой сценариев развития страны.

Как известно, политическая борьба в любом государстве направлена на захват и удержание власти. Данному критерию соответствует, как мы понимаем, любая страна, в том числе и Россия. Редко где борются за власть ради чего-то еще, кроме самой власти. Эта азбучная истина известна каждому. Но при этом почему-то забывается, что политика политическая борьба хотя бы частично должна быть "публичной". А главным признаком наличия этой борьбы является возможность минимального выбора - хотя бы из двух возможных сценариев развития страны и общества, которые предлагают оппонирующие политические силы.

В России реальная конкуренция программ и кандидатов просто отсутствует. Внутри нынешней правящей элиты, несмотря на все противоречия, возникающие при разделе контроля над собственностью, о стратегии развития дискуссии не ведется. Есть лишь обсуждение тактических шагов, методов, но не конечных целей. Оппозиция, казалось бы, предлагает альтернативные сценарии развития страны. Однако в действительности, если присмотреться, она не способна создать собственную повестку дня и в основном гонится за властью, критически комментируя каждый ее шаг по каждой конкретной – повторим, тактической - проблеме.

Наиболее радикальные оппозиционеры, вероятно, могли бы пытаться создать "собственную" повестку дня. Но они сегодня борются с "насильственной маргинализацией" со стороны властей. А так называемая "конструктивная" оппозиция и не пытается изображать из себя людей, что предлагающих стране альтернативные ориентиры. При этом, разумеется, не стоит принимать во внимание абсолютно нереальные, неподкрепленные никаким потенциалом возможностей требования наподобие немедленной национализации отдельных отраслей промышленности или немедленного вступления Россию в Евросоюз.

Однако парадоксальным образом получается, что даже при отсутствии политической дискуссии (борьба ведется только за передел ресурсов внутри элиты) большинство населения России по-прежнему верит в то, что в стране существует политика.

Велика ли в этом заслуга государственных СМИ и телеканалов? Вряд ли. После введения цензуры и, что важнее, после возникновения института «самоцензуры» падение профессионального уровня российских медиа было неизбежным. Сегодня они скорее убеждают общество, что никакой борьбы в стране нет, чем являются доказательством политической конкуренции. В официальных СМИ все спокойно. В новостях - оптимистичные "вести с полей"; тревожные новости из-за рубежа соседствуют с уверенно «стабильными» сюжетами о выступлениях российских официальных лиц и репортажами с заседаний российского правительства. Задача государственных СМИ, что естественно, доказать свою полезность и лояльность заказчику сюжета, то есть госчиновнику. Ведь рекламный бюджет и рейтинги в России от выпусков новостей давно не зависят, а значит, не требуется и "живого внимания" к политическим продуктам со стороны массовой аудитории.

Иное дело СМИ, критически настроенные к власти или даже оппозиционные. Что бы ни говорили их оппоненты, большая часть из этих немногочисленных медиа - коммерческие и относительно прибыльные. Рейтинг читаемости (цитируемости и т.д.) для них - хлеб. Это завтрашний эфир или тираж выходного номера, это зарплаты сотрудников. Все это понимают и сами журналисты, стремящиеся сделать свое СМИ как можно более "продаваемым".

Вот тут-то и рождается эффект имитации политической борьбы. Зачем, скажите на милость, нужно "оппозиционное" СМИ, если оппозиции, то есть альтернативного курса, на самом деле нет? Значит, ее нужно придумать, найти или даже выдумать. Конфликт внутри правительства: а не означает ли это, что министр Х имеет совсем иной, нежели премьер, взгляд на развитие страны? "Не так сели" на совещании у президента – возможно, в его администрации появилась "пятая колонна" и назревает бунт?

У нас нет настоящей политической жизни? Ну что ж, можно в разделе «Политика» писать байки о собаке президента, которая ластилась к его зарубежным гостям, а вместо обсуждения программы Дмитрия Медведева интриговать заинтересованную публику описанием его "группировки" во властных структурах. Нет выборов - будем обсуждать факт бойкота со стороны наблюдателей Бюро по демократическим институтам и правам человека. Получается очень насыщенная жизнь, не имеющая отношения к политике, но зато прекрасно ее заменяющая и повышающая цитируемость и читаемость СМИ. А стратегические вопросы как скучные и "нерейтинговые" и задавать-то политикам "въедливый журналист" не станет - все равно или никто не прочитает, или еще раньше редактор вычеркнет.

Иван Преображенский - публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Каудильизм – феномен, получивший распространение в латиноамериканском регионе в период завоевания независимости в первой четверти XIX века. Каудильо – вождь, сильная, харизматичная личность, пользовавшаяся не­ограниченной властью в вооруженном отряде, в партии, в том или ином ре­гионе, государстве. Постепенно это явление приобрело специфику, характеризующуюся персонализацией политической системы. Отличительная черта каудильизма - нахождение у руля правления в течение длительного времени одного и того же деятеля, который под всевозможными предлогами ищет и находит способы продления своих полномочий. Типичным каудильо был венесуэлец Хуан Висенте Гомес, правивший 27 лет, с 1908 по 1935 годы. В нынешнем столетии по стопам соотечественника пошел Уго Чавес. Помешала тяжелая болезнь.

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net