Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения (признана Минюстом организацией, выполняющей функции иностранного агента) с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

12.02.2008 | Борис Макаренко

Новые президенты - новая политика?

Прежде всего, о границах возможного. Вряд ли в 2009 г. стоит ждать революционных изменений в российско-американских отношениях. Период «медового месяца» в безвозвратном прошлом. В настоящем же – и наработанный позитив трезвого диалога по стратегическим проблемам (в том числе Ирану), и стопорящие отношения объективные проблемы. К тому же трудно будет изменить общее восприятие: американцев нами – как безудержных экспансионистов, нас американцами – как упустивших шанс на демократизацию внутри и «вливание» в западное сообщество.

Дискурс американской политики, все чаще говорящей об угрозах, исходящих от России, и российской – опасающейся «окружения» России американцами – тоже изменить будет непросто. Разница лишь в том, что в Штатах эта критика чаще звучит в стенах Конгресса или на предвыборных митингах, а у нас – в менее «институциональных» контекстах. И все же я осмелюсь проявить оптимизм и увидеть в смене президентов некое окно возможностей.

С американской стороны любой новый президент будет пытаться выйти из «ловушки Буша» - неудачной иракской авантюры, не более удачно «завернутой» во флаг «распространения демократии». При разных новых президентах траектория «прощания с Бушем» будет происходить по разным сценариям – как с точки зрения радикализма и темпов, так и пропагандистского прикрытия. Вспомним известную аллюзию американского культуролога Уолтера Мида. Он утверждает, что у руля «корабля» внешней политики США всегда стоит не один рулевой, а четыре дюжих матроса, олицетворяющих четыре разных традиции отношений Америки с внешним миром. Матросы отпихивают друг друга от штурвала, каждый крутит его в свою сторону, в итоге корабль идет зигзагом, но благодаря этому курс сохраняет гибкость и избегает рифов. В этой логике проблемы нынешнего Белого дома состоят в том, что у его «курса» слишком прочно утвердилась самая резкая и интервенционистская составляющая (которую Мид назвал именем президента Э.Джексона), лишь отчасти и не слишком удачно дополняемая идеалистической «вильсоновской» линией «распространения демократии». У любого нового президента к штурвалу ближе подойдут «матросы», придающие курсу больший прагматизм и учет внутренних интересов Америки, (такой курс Мид идентифицирует с именами Т.Джефферсона и А.Гамильтона).

С российской же стороны можно ждать преодоления «фантомных болей», порожденных оранжевыми революциями, и раздражения от топорных действий «джексоновской политики». Российский внешеполитический истеблишмент до того устал от идеологической зашоренности неоконсервативной, что потирал руки, наблюдая за складывающимся в Америке консенсусом: «лишь бы Буш поскорее ушел». Правда, увидев в качестве его преемника от республиканского стана Джона Маккейна, наши «реал-политики» всерьез приуныли: этот человек не только требовал исключить Россию из «восьмерки», но еще 8 лет назад собирал «компромат» на российско-американские отношения, готовясь вступить в гонку за Белый Дом с сопредседателем комиссии «Гор-Черномырдин». У Маккейна тогда «не склалось», но его «доброе дело» не пропало и явилось свету под видом «Доклада Кокса» с выразительным названием «Путь России к коррупции». Маккейн кажется нашему истеблишменту настолько неудобным, что они даже начали сомневаться в величайшем «открытии» отечественной американистики – что нам легче иметь дело с республиканскими, а не демократическими администрациями.

Давайте сразу похороним этот миф. «Открытие» это произошло от того, что нынешнее поколение «принимающих решения» начинало свою профессиональную карьеру либо в оптимистическое время «разрядки» (Республиканская администрации начала 70-х), либо в пору крепчавшего маразма советской внешней политики (Ангола-Мозамбик-Афганистан), подвергавшейся критике со стороны Демократической администрации конца 70-х. Именно в это десятилетие уходят корнями «партийные симпатии» наших вершителей внешней политики.

Думается, что преувеличивать «ястребизм» Маккейна не стоит. «Перманентная атака» на Белый Дом – стиль его политического поведения, и «русская тема» - далеко не единственное, тем паче – не главное его осадное оружие. Только такое оружие утратит свою надобность в тот самый момент, когда крепость – сиречь Белый Дом – будет взята. Каким президентом станет Маккейн – большой вопрос для американцев, равно как и для всего мира. Если в чем-то можно быть почти уверенным, так это в том, что постарается стать «анти-Бушем», и начнет с разгона прежней и набора новой команды. Вот по ее составу и можно будет судить о намерениях нового президента. Скорее всего, он останется в русле жесткой реал-политики «джексоновского» толка с куда более жидким идеологическим оформлением. Просто с ним не будет, но я бы не стал преуменьшать возможности прагматичного торга.

Состав команды станет ключевым и в представляющемся менее вероятным случае победы Барака Обамы. Из всех трех реальных кандидатов он в наименьшей степени «укоренен» не только в «вашингтонской тусовке», но и во всем элитном истеблишменте. Его команда (кстати, не только внешнеполитическая) либо станет «заемной» у собственной партии, либо будет формироваться с наибольшей долей случайности. Это – риск для всей американской политики, риск для малоопытного во внешних делах президента. Но проведем параллель с командой Никсона образца 1969 года: тогда она тоже пришла к власти под лозунгом больших перемен на фоне непопулярной войны, тоже была «чужой» для всего столичного «бомонда» (Никсон даже за восемь лет своего вице-президентства при Эйзенхауэре так и не стал влиятельной фигурой для американской элиты). И именно эта команда закончила войну во Вьетнаме и запустила процесс советско-американского контроля над ядерными вооружениями и «разрядку». Станет ли приход Обамы новым «окном возможностей» - вопрос, на который нам, возможно, придется отвечать.

Если же президентом станет Хиллари Клинтон, в российско-американских отношениях получится «политика четырех президентов». За спиной легитимных хозяев Кремля и Белого Дома будет стоять по экс-президенту: у них – муж Билл, у нас – Владимир Путин. И если мы с вами гадаем, как сложатся отношения между вторым и третьим президентами России, то американцы с не меньшей озадаченностью рассуждают о феномене «Биллари» - семейного альянса между 42-ым и – возможно – 44 президентами США. И если есть что-то общее в этих рассуждениях, то это почти единодушная убежденность, что именно в сфере внешней политики новые президенты будут находиться под самым сильным влиянием своих предшественников. В команде Клинтона была и мадам Олбрайт, которую у нас не любят, но были и Уоррен Кристофер, и Строуб Тэлбот, с которыми вполне удавалось вести серьезный разговор. Нельзя войти дважды в одну реку: и время другое на дворе, и руководители внешней политики будут помоложе. Но команда будет серьезной и настроенной на осмысленную ревизию нынешней политики. Окно возможностей отроется и при этом варианте, тем более, что именно при такой конфигурации и российской, и американской стороне понадобится меньше времени на «раскачку».

Я сознательно не прогнозирую подвижек (или их отсутствия) по конкретным проблемам: слишком многое зависит не только от президентов, но и от их «команд». Каждая из них постарается сохранить «зону согласия», и я не вижу, почему им захочется усугублять «зону несогласия» - хотя существенно уменьшить ее тоже вряд ли удастся. Может, удастся перевести в более конструктивное русло обсуждение ПРО в Европе, развить намечающиеся наработки по Ирану и Ближнему Востоку, по ряду других региональных проблем. Никуда не уйдет с повестки дня проблема несовпадающих ценностей, активности американцев в соседних с Россией странами. Так что реальное «окно возможностей» скорее связано со стилем, а не содержанием политики. Насколько удастся снять «субъективные раздражители», какой у каждого из президентов (и с той, и с другой стороны) будет запас терпения и доброй воли для утверждения более благожелательного стиля отношений – в этом то и состоит главная загадка российско-американской повестки дня образца 2009 г.

Борис Макаренко - Председатель правления Центра политических технологий

Статья опубликована в журнале The New Times, №06 (52), 11 февраля 2008 г.

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Внутриполитический кризис в Армении бушует уже несколько месяцев. И если первые массовые антиправительственные акции, начавшиеся, как реакция на подписание премьер-министром Николом Пашиняном совместного заявления о прекращении огня в Нагорном Карабахе, стихли в канун новогодних празднеств, то в феврале 2021 года они получили новый импульс.

6 декабря 2020 года перешагнув 80 лет, от тяжелой болезни скончался обаятельный человек, выдающийся деятель, блестящий медик онколог, практиковавший до конца жизни, Табаре Васкес.

Комментируя итоги президентских выборов 27 октября 2019 года в Аргентине, когда 60-летний юрист Альберто Фернандес, получив поддержку 49% избирателей, одолел правоцентриста Маурисио Макри, и получил возможность поселиться в Розовом доме, резиденции правительства, мы не могли определиться с профилем новой власти.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net