Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

С точки зрения основных политических результатов региональные и муниципальные выборы 2019 года закончились достаточно успешно для действующей власти. В отличие от прошлого года, удалось избежать вторых туров на губернаторских выборах и поражений действующих региональных глав.

Бизнес

В середине февраля Басманный суд заочно арестовал бизнесмена, владельца O1 Group Бориса Минца, а 31 января были заочно арестованы два его сына - Дмитрий и Александр. Причиной ареста стали обвинения в растрате 34 млрд руб. (ч. 4 ст. 160 УК) средств банка «ФК Открытие» и последовавшее обвинение в межгосударственный розыск. На данный момент Борис Минц и его семья с весны 2018 года проживают в Великобритании.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

21.02.2008 | Николай Пахомов

Нефти много, инвесторов нет

За чередой сообщений о кровавых терактах в Ираке и новостей о предвыборных дебатах в Америке как-то забывается, что происходящее в этой стране действительно имеет глобальное значение. Совсем даже не потому, что непрекращающееся в Ираке насилие плодит террористов, и не потому, что «увязшие» в стране США ослабили свои позиции на мировой арене. Всё куда банальней — здешние запасы нефти третьи на планете, после богатств Саудовской Аравии и Ирана. Учитывая, что «чёрное золото» становится всё более дефицитным товаром, играющим решающую роль в судьбе большинства государств Земли, с этим фактом нельзя не считаться. Для России же происходящее в Ираке интересно и с ещё одной точки зрения — успехи и неудачи российских нефтяных компаний в борьбе за иракскую нефть способны стать индикатором российского влияния в международных отношениях.

За пять лет массовое сознание уже почти перестали будоражить истории о коварстве американцев, позарившихся на иракскую нефть под прикрытием демократических лозунгов. Даже если этот мотив был основным, добиться своего не удалось — «переварить» Ирак даже для Америки сложновато. Хотя Ирак по-прежнему привлекателен, добиться успеха здесь даже ведущим международным концернам в ближайшем будущем будет очень трудно.

Ещё пару лет назад главным препятствием на пути к успеху была ситуация в сфере безопасности. Сегодня эта проблема не основная. За минувший год увеличение американского контингента заметно улучшило обстановку. (Сейчас Пентагон число войск даже планирует сократить. Командиры на местах против этого возражают — они знают, как быстро может вновь обостриться ситуация.) Принесла плоды и американская политика компромиссов с суннитскими отрядами, сегодня борющихся с радикальными боевиками.

Относительная безопасность оживила экономическую жизнь, добыча нефти достигла довоенных масштабов. Но крупнейшие ТНК остаются скептиками — на сегодняшний день по-прежнему отсутствуют легальные рамки для работы иностранных нефтяных компаний в стране. Ещё год назад началась разработка так называемого нефтяного закона. Однако воз и ныне там. Суть конфликта проста: спорят сторонники централизованного управления нефтедобычей и большей роли регионов. Последнее особенно интересно Курдистану. Нефтяных богатств там, возможно, и поменьше, чем на юге вокруг Басры, однако курдское правительство контролирует всё куда надежней, даже не допуская к процессу распределения месторождений официальный Багдад.

Недавно дело и вовсе дошло до скандала, когда консорциум корейских компаний договорился с курдскими властями не только платить деньги, но и нести обширную социальную нагрузку в Курдистане в обмен на разрешение разрабатывать здесь нефть. Иракские власти пригрозили подобных решений не признавать и вообще принимать против таких зарубежных компаний санкции, когда дело дойдёт до раздела месторождений во всём Ираке.

Таким образом, получается замкнутый порочный круг: без экономических улучшений невозможны политические, однако экономический прорыв возможен только по достижении политического компромисса. Правда, последний, и в этом удивительно обнадёживающая новость минувшей недели, возможен. Иракский парламент, похоже, выработал новый способ повышения эффективности своей работы — теперь законы, каждый из которых выгоден всей стране в целом и одной из основных групп в особенности, увязываются в пакет. Хоть и с большим трудом, но удалось принять бюджет страны, увязанный с амнистией для обитателей переполненных иракских тюрем и решением о проведении выборов в региональные органы власти.

Расчёт у законодателей был простой — бюджет предусматривает выгодные отчисления для курдов, амнистия нравится суннитам, чьи боевики сидят в тюрьмах, муниципальные же выборы должны укрепить доминирование шиитов, составляющих большинство населения. Такие компромиссы вряд ли возможны по поводу принятия нефтяного закона. Впрочем, иракское правительство не унывает: способ привлечения инвестиций был найден. 18 февраля было объявлено о завершении приёма заявок не на разработку месторождений, а на участие иностранных компаний в восстановлении существующий иракской нефтедобычи. Решение разумное — борясь за благосклонность Багдада, ТНК уровень нефтедобычи повысят, вкладывая только в существующие мощности.

Заявки подали более 70 компаний, включая всех лидеров. (Про российские компании информации нет.) Однако мера эта всё-таки временная. По подсчётам экспертов, нефтяная отрасль Ирака нуждается в 75 миллиардах долларов инвестиций. Столь солидные вложения, даже если они будут разбиты на несколько компаний, требуют серьёзных принципиальных решений от руководителей западных концернов, акционеры которых никогда не допустят инвестиций без ясных правовых условий, отсутствующих без нефтяного закона.

Западные аналитики по этому поводу беспокоятся вдвойне: если западные компании не придут, их место займут «восточные», в которые традиционно в последние годы включаются российские. Дело в том, что эти компании, как правило, с большим государственным участием, руководствуются в первую очередь не экономическими соображениями или мнением акционеров, а интересами стратегической целесообразности. Корейские, индийские и китайские компании в этом смысле имеют все шансы добиться в Ираке особенного успеха.

У России с этим сложнее. На последнее списание двенадцатимиллиардного долга Багдад обещал Москве не возобновить договорённости саддамовской эпохи (между прочим, незадолго до начала вторжения диктатором аннулированные), а лишь - уделить внимание возможным российским предложениям. К Китаю, оказавшемуся в схожей ситуации, иракцы куда внимательнее, хотя долгов КНР им простила меньше.Успехи «восточных» компаний могут быть использованы их западными конкурентами, если, скажем, по настоянию Багдада в разработку месторождений будут включаться американские и британские нефтяники. Например, известно, что в партнёры к «Лукойлу» в Ираке активно просится Conoco. Однако пока всё это — вопросы отдалённой перспективы, ведь слабость багдадских правителей до сих пор мешала всем попыткам инвестировать в иракскую нефть.

Николай Пахомов - публицист

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

К этому району земного шара, раскинувшемуся вдоль крупнейшей южноамериканской реки, сравнительно недавно было привлечено пристальное внимание международной общественности - здесь стали гореть девственные леса, по праву считающиеся легкими планеты.

Протесты, захлестнувшие ряд государств латиноамериканского континента, затронули и Колумбию, третью по уровню развития страну региона. Несмотря на явные достижения в экономике, здесь сохранились вопиющее неравенство, чудовищная коррупция и высокий уровень безработицы, проявлялось громкое недовольство. Это стало очевидным 18 ноября минувшего года.

В Советском Союзе центр Духовного Управления Мусульман Северного Кавказа находился именно в Дагестане в городе Буйнакск. Однако почти еще до распада СССР, в 1990 году, в Дагестане был создан самостоятельный муфтият, а его центром стала столица Республики Дагестан – город Махачкала.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net