Информационный сайт
политических комментариев
вКонтакте Facebook Twitter Rss лента
Ближний Восток Украина Франция Россия США Кавказ
Комментарии Аналитика Экспертиза Интервью Бизнес Выборы Колонка экономиста Видео ЦПТ в других СМИ Новости ЦПТ

Выборы

Пандемия коронавируса приостановила избирательную кампанию в Демократической партии США. Уже не состоялись два раунда мартовских праймериз (в Огайо и Джорджии), еще девять штатов перенесли их с апреля-мая на июнь. Тем не менее, фаворит в Демократическом лагере определился достаточно уверенно: Джо Байден после трех мартовских супервторников имеет 1210 мандатов делегатов партийного съезда, который соберется в июле (если коронавирус не помешает) в Милуоки, чтобы назвать имя своего кандидата в президенты США. У Берни Сандерса на 309 мандатов меньше, и, если не произойдет чего-то чрезвычайного, не сможет догнать Байдена.

Бизнес

21 мая РБК получил иск от компании «Роснефть» с требованием взыскать 43 млрд руб. в качестве репутационного вреда. Поводом стал заголовок статьи о том, что ЧОП «РН-Охрана-Рязань», принадлежащий госкомпании «Росзарубежнефть», получил долю в Национальном нефтяном консорциуме (ННК), которому принадлежат активы в Венесуэле. «Роснефть» утверждает, что издание спровоцировало «волну дезинформации» в СМИ, которая нанесла ей существенный материальный ущерб.

Интервью

Текстовая расшифровка беседы Школы гражданского просвещения с президентом Центра политических технологий Борисом Макаренко на тему «Мы выбираем, нас выбирают - как это часто не совпадает».

Колонка экономиста

Видео

Взгляд

27.02.2008 | Сергей Маркедонов

Грузия и Россия: разрядка или начало прагматичного диалога?

В конце февраля 2008 года журналисты и аналитики в Грузии и в России снова заговорили об очередном «потеплении» в двусторонних межгосударственных отношениях. Однако на сей раз разговоры о наступлении нового «детанта» между Тбилиси и Москвой имеют под собой гораздо более твердую почву. На этот раз дело не ограничилось личной встречей двух президентов, а также дежурными заверениями в соблюдении территориальной целостности Грузии и всестороннем учете российских национальных интересов.

Во-первых, 19-20 февраля 2008 года прошли переговоры российских и грузинских «авиаторов» (отсутствие прямого авиасообщения - одна из ключевых проблем двусторонних отношений). Напомним, что Россия приостановила авиасообщение с Грузией в октябре 2006 года. Это стало последствием «шпионского скандала», разразившегося в сентябре того же года и ставшего причиной самого серьезного охлаждения двусторонних отношений за весь постсоветский период. Однако формальной причиной такого разрыва «воздушных отношений» стало заявление российской Федеральной аэронавигационной службы о задолженности грузинских пользователей воздушного пространства. По итогам последней встречи представителей российского Минтранса и грузинского минэкономразвития был подписан Протокол. Стороны договорились, что как только грузинская сторона выполнит ранее взятые на себя финансовые обязательства, авиасообщение будет возобновлено. Вот как оценил подписание такого Протокола президент Грузии Михаил Саакашвили: «Протокол по авиационному сообщению уже подписан. Ненормальная ситуация, когда нет полетов между Россией и Грузией, думаю, на этом закончится».

Во-вторых, практически одновременно с авиационной темой была обсуждена проблема российского вступления во Всемирную торговую организацию (ВТО). Напомним, что ранее Грузия оставалась последним препятствием на пути продвижения РФ в эту организацию. Вкратце история «битвы за ВТО» такова. Еще в 2005 году Москва и Тбилиси подписали Протокол о завершении двусторонних переговоров по ВТО. Но осенью 2006 года в двусторонних отношениях наступила «зима». Тогда грузинская сторона заявила о том, что отзывает свою подпись под протоколом и возобновляет переговоры. В январе 2007 года переговоры возобновились. Однако до конца не был решен один вопрос не экономического, а политического характера. Грузия требовала, чтобы на границе России с де-факто государствами, де-юре входящими в состав Грузии (Абхазия и Южная Осетия), были открыты грузинские таможенные пропускные пункты. Сегодня грузинских таможенников и пограничников нет на границе между РФ и де-факто независимыми Абхазией и Южной Осетией. Впрочем, с нашей точки зрения было бы иллюзией считать, что их появление там станет началом инкорпорирования двух мятежных территорий в состав Грузии. Здесь самое время вспомнить о российской блокаде Абхазии в 1995 году, которая не принесла Тбилиси существенных успехов (как и смягчения позиции Сухуми).

Однако как бы то ни было, очередной раунд двусторонних консультаций прошел 20 февраля 2008 года в Женеве. ««Встреча с грузинской делегацией, прошедшая с участием представителей Секретариата ВТО, которые выполняют функции модератора, была эффективна, мы достаточно продвинулись вперед в нахождении совместных подходов к решению тех вопросов, которые сохраняются у наших грузинских коллег, в частности, по деятельности пограничных пропускных пунктов и контролю в вопросе торговли между Россией и Грузией». Так процитировал ИТАР-ТАСС слова российского представителя (руководителя департамента Минэкономразвития РФ Максима Медведкова). И здесь, как обычно, мы сталкиваемся с определенной асимметричностью восприятия событий в Москве и в Тбилиси. В Москве очередной раунд переговоров по ВТО не обсуждался столь интенсивно, как в грузинских СМИ. Решение об открытии грузинских пропускных пунктов видится в Грузии как безусловный успех. Отмечается, что ранее российская сторона не соглашалась на обсуждение данной темы. По словам заместителя министра экономики Грузии (главы грузинской делегации в Женеве) Тамары (Тамар) Ковзиридзе, «работа в этом направлении начата и, надо надеяться, она будет завершена в сжатые сроки. Особенно важно подготовить техническую документацию, которая покажет, насколько успешно такое решение». Впрочем, остается открытым вопрос, насколько такое решение будет принято в Сухуми и в Цхинвали. И дело даже не в том, насколько к этому будут готовы элиты двух де-факто государств. Насколько само население будет готово к появлению грузинских чиновников на существующей сегодня границе?

В-третьих, в рамках неформального саммита СНГ 21 февраля 2008 года состоялась встреча Владимира Путина и Михаила Саакашвили. Отметим, прежде всего, сам факт участия грузинского президента в неформальных саммитах (которые он по большей части не жаловал). В этот же день в Тбилиси в международном пресс-центре РИА «Новости» прошел представительный круглый стол под названием «Саакашвили: между Путиным и Бушем». Выступивший там политолог Рамаз Сакварелидзе озвучил несколько важных тезисов: «В принципе Россию устраивает Саакашвили в подвешенном состоянии, а если оппозиция придет к власти, то они точно утвердят свои позиции по отношению к Западу и к России. А пока России выгодно укрепить Саакашвили на своих позициях и чтобы он победил в парламентских выборах. Так что потепления в российско-грузинских отношениях ожидать стоит, снятие транспортной блокады, может упрощения визового режима, но конечно это не касается разрешения проблем конфликтных зон». Действительно, российская власть традиционно предпочитает иметь дело не со всем политическим спектром государств СНГ, а с «партией власти». Это было видно по недавнему поведению Кремля во время президентских выборов в Армении. Официальная Россия открыто поддержала преемника Роберта Кочаряна Сержа Саркисяна (это четко продемонстрировал и визит в Ереван премьер-министра РФ Виктора Зубкова 6 февраля 2008 года). Столь же открыто Москва оказывает поддержку и Ильхаму Алиеву (впрочем, в Азербайджане с альтернативами намного сложнее, чем в двух соседних закавказских республиках). Сегодня Саакашвили уже не рассматривается как «розовый революционер». С 2004 года много воды утекло. Саакашвили-2008 – это не оппозиционер, а президент, готовый к жестким действиям, подавлению СМИ и своих оппонентов (хотя бы и дозированному, как в конце 2007 года). Он теперь далеко не восторженно приветствуется в европейских странах (как это было еще пару лет назад). И даже США четко дали понять, что готовы к конструктивному диалогу со всеми политиками в Тбилиси. Таким образом, Саакашвили потерял монополию на «демократию» в ее своеобразном понимании в США и в ЕС. Сегодня по риторике внутри Грузии Саакашвили гораздо ближе к идеологам российской «суверенной демократии» (можно сравнить многие из его тезисов о неправильном поведении «друзей Грузии» с высказываниями наших идеологов демократии по-российски). А потому почва для сближения между Москвой и Тбилиси есть не только на политическом, но и на эстетическом уровне. В случае же, если на Бухарестском саммите Грузия не продвинется к членству в НАТО, интерес правящей партии к Москве станет еще более крепким. Мы уже не раз видели, как некоторое охлаждение с США и ЕС приводило вчерашних постсоветских «западников» к «великой дружбе» с РФ (примеры Кучмы и Каримова).

Сегодня Грузия и Россия парадоксальным образом сошлись в балканской точке. И если Россия не хочет лишиться остатков международного права (ялтинско-потсдамского и хельсинкского), которое дает нам общемировое влияние, то Грузия опасается косовского прецедента для мятежных республик, имеющих де-факто независимость на ее территории. Мотивация разная (разное и отношение к Абхазии и Южной Осетии), но интерес в непризнании Косово общий.

Но политолог Сакварелидзе, процитированный нами выше, прав и в том, что новое «потепление» не станет новым «вечным миром». Конфликтные точки на территории Грузии объективно не могут объединить наши интересы. В этой связи непонятно, почему Москва, продвигая необходимые компромиссы и ведя очень важный диалог с Грузией, не пытается учесть абхазских и осетинских интересов. Нужно ли сегодня возобновление авиасообщения? Безусловно, да. Равно как и возобновление почтового, железнодорожного и прочих других. Следует ли вести с Тбилиси диалог по широкому спектру проблем безопасности? Естественно. Но возможно ли действительное замирение Абхазии и Южной Осетии, если два государства будут договариваться между собой за плечами третьих сторон (не стран, а именно сторон, имеющих свои интересы). Наверное, в ходе переговоров можно (и нужно) было бы сделать Цхинвали и Сухуми более конструктивными и сговорчивыми. Однако простое игнорирование их интересов сделает любые московско-тбилисские договоренности неработающими, а значит, породит новые недовольства и разочарования, возможно, и новые обвинения. Напомним еще раз. Стремление Москвы давить на Абхазию блокадой не вернуло последнюю под юрисдикцию Грузии. Впрочем, не примирило это и два государства, РФ и Грузию. Спору нет, конфликты на грузинской территории надо разрешать. Однако такое разрешение возможно только на основе компромиссов и учета интереса сторон конфликтов. Косово наоборот в случае с Грузией (то есть одностороннее игнорирование интересов непризнанных республик) сработает также негативно, как и одностороннее самоопределение экс-сербского края. Успешные же переговоры между Грузией и де-факто республиками сделает более прочными и российско-грузинские договоренности.

Пока же грузинский президент раздает щедрые комплименты российскому коллеге (которого он уважает за избранный политический стиль, это видно, начиная с 2004 года). «Я очень рад, что нам удалось приехать на этот саммит. За этот срок вашего президентства это последний саммит СНГ, и я не хотел упускать такой возможности. Хочу выразить сожаление, что пока вам не удалось приехать в Грузию в ранге президента. Но я вас приглашаю сделать один из первых визитов, надеюсь, в ранге премьера, председателя правительства России в Грузию. Мы будем вам так же рады», - заявил грузинский президент. «Мы просто обязаны наладить нормальные отношения, преодолеть те сложности, которые возникли в прошлом, и мы действительно надеемся, что те добрые тенденции, которые были в начале моего первого срока и, к сожалению, потом в некотором смысле были отодвинуты в сторону, сейчас мы сможем восстановить», - резюмировал Саакашвили. Напомним, что в начале «первого срока» двусторонние отношения начали портиться из-за Южной Осетии (тесно связанной с безопасностью нашего Северного Кавказа).

Таким образом, сегодня мы можем констатировать, что потепление двусторонних отношений стало самым реальным и весомым, начиная с сентябрьского кризиса 2006 года. В интервью известному тбилисскому изданию «Резонанси» не менее известный грузинский эксперт Пата Закарейшвили заявил: «Встреча Путина и Саакашвили - начало прагматизма и осмысления реальности в грузино-российских отношениях, но вряд ли их потепления». Что ж, и это уже большой результат. Прагматизма и реализма в оценках друг друга и Грузии и России очень длительное время не хватало. Чего стоит, например, вопрос, недавно заданный автору статьи одним из российских журналистов : «А почему Саакашвили не признал Косово, он же - марионетка США?» Как говорится, комментарии излишни. Однако если понимать под потеплением простую «сдачу» Абхазии и Южной Осетии Москвой, то таковое вряд ли возможно. А потому любое улучшение двусторонних отношений должно строиться именно на прагматизме и отказе от фантомных проектов и утопичных идей. Грузия, скорее всего, не откажется от стратегического сотрудничества с Западом. И Россия не «сдаст» Абхазию с Южной Осетией. Как при этом выстроить приемлемые отношения и начать урегулирование застарелых конфликтов? Вот повестка дня на ближайшие годы и для Москвы, и для Тбилиси.

Сергей Маркедонов - заведующий отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа, кандидат исторических наук

Версия для печати

Комментарии

Экспертиза

Колумбия - одно из крупнейших государств региона - славится своими божественными орхидеями. Другая особенность в том, что там длительное время противостояли друг другу вооруженные формирования и законные власти. При этом имеется своеобразный парадокс. С завидной периодичностью, раз в четыре года проводятся президентские, парламентские и местные выборы. Имеется четкое разделение властей, исправно функционирует парламент и муниципальные органы управления.

Физическое устранение в 1961 году кровавого диктатора Рафаэля Леонидаса Трухильо, сжигавшего заживо в топках пароходов своих противников, положило начало долгому пути становлению демократии в Доминиканской республике. Определяющее влияние на этот процесс оказало противоборство двух политических фигур и видных литераторов – Хуана Боша и Хоакина Балагера.

40 лет развития по пути плюралистической демократии сменились авторитарным вектором, когда глава государства получил возможность выдвигаться вновь, спустя 10 лет. После 1998 года политическая система Венесуэлы стала существенно отличаться от остальных стран региона, а позднее это стало еще более заметно.

Новости ЦПТ

ЦПТ в других СМИ

Мы в социальных сетях
вКонтакте Facebook Twitter
Разработка сайта: http://standarta.net